«48 стульев» (по 12 на серию)

Часть II


Часть I

Самая правдивая правда об актрисе Полищук, падении на бетон и о битье витрин головой. Арабы и стулья. «Мосфильм» против Захарова и... навоза. Съёмки шиворот-навыворот. Стулья за жидкую «валюту». Исчезнувшие авантюристы, или когда у Оси и Кисы случилось «горе от ума»... Сегодня в «Синескопе» продолжение истории появления самой «загадочной» экранизации романа Ильфа и Петрова – комедии Марка Захарова «12 стульев». Итак, как говаривал незабвенный комбинатор Остап Сулейман Берта Мария Бендер-бей, заседание продолжается!

Шиворот-навыворот
Съёмки музыкального сериала «12 стульев» начались 28 апреля (по другим источникам – 3 мая) 1976 года, причём без участия... главных героев фильма. «Нечистая пара»: Бендер и Воробьянинов – Андрей Миронов и Анатолий Папанов – не являлись на съёмочную площадку в течение десяти дней. Режиссёр воспринял это совершенно спокойно и принялся снимать сцены, где не требовалось участие «охотников за табуретками». Надо заметить, что многие кинематографисты-профессионалы начинают снимать свои картины, как правило, с хвоста (финальных сцен) или с середины. Дебютант в кино театрал Захаров, сам того не осознавая, пошёл по тому же принципу.

Первыми кадрами комедии стали эпизоды второй серии фильма – сцены визита мадам Грицацуевой (Лидия Федосеева-Шукшина) к гадалке Елене Боур (Вера Орлова). Спокойствие режиссёра в связи с отсутствием главных героев объяснялось просто: Миронов и Папанов, являясь штатными актёрами Театра сатиры, были заняты в это время в постановке спектакля «Горе от ума». Задолго до съёмок, зная о жёстком расписании репетиций в театре, друзья дали слово, что будут сниматься во что бы то ни стало. Обещание сдержали –14 мая знаменитая пара авантюристов встретилась в «резиденции» запойного дворника Тихона, и началась кинопогоня за бриллиантами.

О стульях как о сокровищах
Любопытно, что предметы, укрывавшие сокровища, – гамбсовские стулья, задействованные в четырёхсерийной эпопее, были втихаря заимствованы одним из администраторов группы Захарова за твёрдую «валюту» – бутылку (вернее, ящик коньяка) у одного из завхозов мебельного склада «Мосфильма». Получилось почти как у Ильфа, Петрова и «измученного «Нарзаном» монтёра Мечникова: утром – деньги («пузыри»), вечером – стулья...

Леонид Гайдай, ревниво следивший за действиями «конкурента» Захарова, был очень, мягко говоря, недоволен, узнав, что предметы мебели из его недавнего фильма стали «сниматься» в «телевизионном безобразии, творимом этим театральным выскочкой».

Сердиться Гайдаю было от чего. В своё время он почти буквально выстрадал эти изящные стульчики. За шесть лет до Захарова, приступая к съёмкам своей версии экранизации романа Ильфа и Петрова, вдруг выяснилось, что в Москве и окрестностях у жителей не сохранилось ни одного стула работы старинного немецкого мастера Генриха Гамбса (1764-1831). На объявления в газетах никто не откликался. Не помогало даже крупное денежное вознаграждение. Ассистенты двинулись наугад по домам.

Спустя месяц случайно с превеликим трудом отыскали бабушку, у которой хранился один, но зато самый настоящий гамбсовский стул, обитый английским ситцем. Хозяйка наотрез отказалась его продавать (предлагали 500 рублей – немыслимо огромная сумма за один стул!), так что пришлось сфотографировать и заказать такие стулья в... Арабских Эмиратах – в СССР таких умельцев не нашлось.

Разумеется, чтобы как-то отличаться от «бриллиантовой» мебели из фильма Гайдая, художники «Останкино» слегка изменили цвет, рисунок обивки. «Опытные» деревянные «актёры» продолжили свою кинокарьеру.

Захаров, города и ароматы творчества
Поскольку Захаров изначально задумывал свой фильм больше как некий «коктейль» из театра, кино и мюзикла, то все съёмки были запланированы в декорациях. Даже натурные – уличные. «Останкино» арендовало у «Мосфильма» пару больших павильонов, где были построены улицы города N, Старгорода, Васюков и т.д. На протяжении всех съёмок режиссёру не раз приходилось выслушивать малоприятные, не всегда нормативные замечания от штатных работников «Мосфильма». Руководство студии не единожды получало письменные жалобы на останкинскую киногруппу.

Дело в том, что, снимая уличные сцены, особенно уездного города N и провинциального Старгорода, в павильоны, где были декорации, для соответствующего антуража было привезено несколько грузовиков настоящей уличной грязи. Для пущего эффекта её время от времени спрыскивали водой и добавляли для «реализма» конские «яблоки», которые воздуха тоже не озонировали. В павильонах, часами «обживая» улицы, помимо представителей гужевого транспорта – лошадей, бегали собаки, кошки, куры, гуси, утки. Облюбовав одну из луж, снималась и хрюкающая Хавронья Ивановна. Какая творческая «атмосфера» стояла в павильонах и коридорах «Мосфильма», легко догадаться. Даже мощная вентиляция не справлялась. Однако Захаров был твёрд в своих задумках и нападки от своих старших коллег по цеху терпел стоически.

Съёмки неслись галопом и «навыворот». В конце мая отсняли шахматные приключения гроссмейстера в Васюках, визит к «голубому» воришке Альхену, затем сцены в городе N с гробовых дел мастером Безенчуком и тёщей Воробьянинова.

О кумире комбинатора
2 июня 1976 года на съёмочной площадке «12 стульев» впервые появилось незнакомое режиссёру лицо. Второй режиссёр группы представил Захарову молодую, удивительно красивую брюнетку.

Интересно, что сцену, где Бендер, мечтая о возлюбленной «дежурной» жене, поёт: «...Поймите, милая, поверьте, милая... Вы мой кумир! Я не покину вас!» и танцует с одной их них страстное танго, Марк Анатольевич задумал уже в процессе съёмок. Несмотря на, что в сценарии этот эпизод отсутствовал, Захаров дал команду хореографам на постановку танца и соответствующие указания по поиску актрисы. В горячке съёмок режиссёр успел подзабыть задумку и был удивлён, когда в сопровождении своего помощника увидел 27-летнюю Любовь Полищук.

«Она и есть кумир комбинатора», – согласился со своим коллегой режиссёр и без всяческих проб утвердил актрису на съёмки. Люба уже сталкивалась с кинематографом – впервые она появилась на экране в крохотной роли провалившегося в своё время, вернее, даже не дошедшего по причине низкого качества до полноценного кинопроката последнего фильма Григория Александрова с участием Любови Орловой «Скворец и Лира» (1974). Тогда Полищук практически никто не заметил: ни критики, ни режиссёры, ни редкие зрители, которым всё же удалось посмотреть эту неудачную картину. Однако участие буквально в одном эпизоде «12 стульев» сделало актрису известной и послужило началом кинокарьеры.

Тайна витрины, тарана, падения
Именно этот эпизод, где, по задумке Захарова, Остап в угаре страстного танго ронял возлюбленную, таранил её головой витрину магазина и т.д., породил в армии поклонников фильма, при нездоровой поддержке «жёлтой» прессы, массу слухов и кривотолков. Якобы не рассчитав, Андрей Миронов вместо гимнастических матов и подушек, которые в порыве страсти раскидал ногами, швырнул Любу на голый цементный пол, и она повредила спину. На самом деле ничего подобного не было. Сам Марк Анатольевич буквально свирепеет, когда ему напоминают этот «факт». Актриса падала куда «положено» – на гимнастические маты, под которыми для страховки был подложен ещё и пружинный матрац. Вероятно, одной из причин подобных слухов стал очень реалистический звук падения, подложенный уже во время монтажа и озвучки фильма.

Такой же фальшивкой оказался и домысел, что головкой очаровательной Любы Бендер-Миронов нещадно пробивал витринное стекло. Утверждалось, что якобы в течение нескольких дублей Андрей никак не мог партнёршей разбить стекло, набив актрисе множество шишек, а когда ему это всё же удалось, верхняя острая часть витрины едва не свалилась на Полищук.

Сам трагикомический кадр тарана женщиной витрины, конечно, впечатлял реалистичностью. Только лишь очень внимательные зрители успели заметить, что Миронов разбивал стекло не головой своего «кумира», а собственной левой ногой.

Умело режиссированное движение тела актрисы создало почти полный эффект того, что видело подавляющее большинство зрителей. Что касается самого стекла, то оно было сделано, как это практикуется в кинематографе всего мира, из специального безопасного состава, для которого используется особый сорт канифоли с добавлением желатина и воды. Вот так просто развенчиваются мифы. Тем не менее, сцена «Мечты Бендера о Кумире» была снята в количестве аж 14 дублей!

Хохочущий попугай. Комбинаторы не танцуют. Когда «Стульев» больше 12-ти. Грусть и настоящие слёзы мадам Грицацуевой. Гладков + Миронов = голос Бендера. Заграница помогает и... Юрий Андропов. «Уголовник» Захаров. Финальная часть рассказа о знаменитых четырёхсерийных и где-то даже загадочных «12-ти стульях» через неделю!

Часть III

Все материалы рубрики "Синескоп"

 


Сергей Балахнин,
режиссёр, киновед

Иллюстрации автора
«Читинское обозрение»
№30 (1462) // 26.07.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

Введите число:*

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).