Уличные «сироты»

Ирина Куренная о мемориальных досках Читы и нашем безалаберном к ним отношении


Этой весной в Чите была открыта мемориальная доска в честь забайкальского композитора Василия Волкова, установлена информационная доска к памятнику генерал-губернатора Восточной Сибири Н.Н. Муравьёва-Амурского. Установили, открыли, а кто за ними будет присматривать, ухаживать?С этими вопросами мы отправились к Ирине Куренной, ведущему специалисту по историко-культурному наследию городского округа «Город Чита», кандидату исторических наук, исследователю Забайкалья и автору ряда книг по истории нашего края.

 Ирина Григорьевна, какие есть проблемы в сохранении, установке досок?

– Проблемы в этой сфере серьёзные. В первую очередь в качестве, внешнем виде мемориальных досок. В городе их 155. И все они разные: одни памятные, другие информационные, третьи несут охранную функцию. Внешний вид – сообразно эпохе. Установленные во второй половине ХХ века – скромные, на сером мраморе, без изображений. Многие из них под воздействием окружающей среды, плодов деятельности маляров и отделочников пришли в негодность. Мемориальные доски, установленные в последние десятилетия, подразделяются на два вида. Первые являются настоящим художественным произведением: мастерское исполнение литых барельефов и горельефов из металлических сплавов (которые, к счастью, нельзя сдать в утиль), расположенных на природном или искусственном камне, сюжетные мотивы. Их создатели – известные в нашем городе архитекторы и скульпторы. А вот вторые... Их полнейшее подобие помещено на большинстве современных памятников городского кладбища, где портреты выгравированы на чёрном граните. Здание, на котором расположен такой «шедевр», напоминает пантеон. Как правило, их устанавливают самовольно.

 Что нужно сделать прежде, чем установить мемориальную доску? К кому обращаться?

– Приведу пример. Накануне 9 мая на территории вагоноремонтного завода открыли памятный знак, посвящённый нашим железнодорожникам – героям Советского Союза Григорию Онискевичу, Виктору Нечаеву и Владимиру Кочневу. Безусловно, акт замечательный. Инициаторам и организаторам – спасибо за воспитательный процесс. Но, увы, вопрос не был вынесен на обсуждение совета по истории и культуры города при администрации города. А это важно! Совет работает с 1993 года и является серьёзным консультирующим и рекомендательным органом, его члены – известные историки, архитекторы, скульпторы, писатели. Совет порекомендовал бы организаторам этой акции прежде всего обратить внимание на качество работы. Главным критерием явилась дешевизна (конечно, относительная) – на более достойный памятный знак нужны не десятки, а сотни тысяч рублей, которых, к сожалению, нет.

Кроме того, если обратиться к закону Забайкальского края «Об увековечении памяти лиц, имеющих выдающиеся достижения, особые заслуги перед Забайкальским краем» (2009 г.), то в нём сказано, что «не допускается присвоение двум или более однородным объектам в пределах одного населённого пункта фамилии и имени одного и того же лица, имеющего выдающиеся достижения, особые заслуги перед Забайкальским краем». Так вот, герою Советского Союза Григорию Онискевичу до этого в нашем городе на разных зданиях уже сооружено четыре мемориальных доски. Такие вещи надо учитывать.

В Чите три мемориальных доски, посвящённые советскому военачальнику М.В. Фрунзе, три – государственному деятелю Емельяну Ярославскому (одна из них бесследно исчезла). Они были открыты ещё 60-е годы, их внешний вид оставляет желать лучшего. Но и в наше время были установлены вторые памятные доски – учёному Ф.П. Кренделеву, несколько памятных знаков – героям Советского Союза Владимиру Подгорбунскому, Назару Губину и другим. Но какие бы искренние патриотические чувства нас ни охватывали, главное здесь – чувство меры и серьёзная проработка такого деликатного вопроса.

 Самовольно установленные доски соответствуют правилам их оформления?

– В этом году на здании Забайкальского аграрного института была открыта мемориальная доска, посвящённая учёному, первому директору и основателю института Николаю Петровичу Перову. В художественном плане доска замечательная, но надпись на ней – с точки зрения этики, уважения к заслуженному человеку и правил установки таких объектов – непозволительная: «Основатель Читинского филиала ИСХИ и просто человек, который любил жизнь». Извините, жизнь любит каждое биологическое существо, но это не повод его увековечивать в бронзе. По всей видимости, данный текст – желание родственников, которые хотели иметь очень тёплую надпись о дорогом человеке, но такие вольности недопустимы, это городская общественная среда, и самим делать надписи нельзя – этим должен заниматься уполномоченный орган.


 Много ли тех, память о ком Читой не увековечена?

– Список забайкальцев – героев Советского Союза огромен. В 1975 году на Мемориале боевой и трудовой славы забайкальцев их было указано всего 69 человек. За последующие 40 лет исследователями края в результате совместной работы с общероссийскими поисковиками выявлено 230 имён. С этим списком надо работать, вести в школах и в вузах исследовательскую работу, привлекать молодёжь к поиску новых героических имён и на этой базе открывать новые памятные объекты.


 Мемориальная доска должна быть поставлена на учёт как исторический объект. Насколько это сложно юридически, чьим имуществом она является?

– В большинстве своём мемориальные доски на территории городского округа – сироты. Только единицы из них стоят на балансе учреждений или предприятий города, имеют инвентарные номера, да и то только после нашего вмешательства. Многие годы эта проблема вообще не поднималась. С новыми памятными досками этот вопрос решается просто. Заказчик и организатор установки доски берёт её на баланс и присваивает ей инвентарный номер, следит за её состоянием и восстанавливает в случае повреждения. Труднее с «древними» памятными знаками. За годы сменились собственники и арендаторы зданий, некоторым из них хотелось бы вообще избавиться от досок.


Приведу интересный факт: на маленьком домике по улице Декабристов, 9 висела мемориальная доска с информацией, что в 1902 году здесь находилась подпольная квартира читинских большевиков, в домике жили создатели будущих первых номеров «Забайкальского рабочего»: соратник Ленина Виктор Курнатовский, революционеры Иван Бабушкин и Николай Баранский. В советские годы к домику постоянно подъезжали экскурсионные автобусы, но уже много лет, как доска утрачена. Соседи поговаривают, что её уничтожила хозяйка дома. Старушка, дескать, спустила её в подполье, чтобы экскурсиями её не тревожили. Теперь здесь другие хозяева, и найти доску проблематично.

 В этом году были восстановлены утраченные мраморные доски, некогда сооружённые в честь известного хирурга В.Ф. Тальковского и первого редактора газеты «Забайкальский рабочий» В.К. Курнатовского. А сколько таких досок утратила в разные годы Чита?

– Грустно, но с конца 90-х – начала 2000-х Чита потеряла ряд памятных знаков, которые хотя и не получили статус охраны, но имеют историко-культурное значение для нашего города. Бесследно исчезли мемориальные доски, посвящённые участникам Гражданской войны в Забайкалье – командующему Забайкальским фронтом Фролу Балябину, руководителю военных операций Даурского фронта Георгию Богомягкову, жестоко казнённым семёновцами в Маккавеевском застенке. Среди утраченных – памятная доска Дмитрию Шилову – командующему фронтами, председателю учредительного собрания ДВР, а также революционеру Назару Широких. Не исключается политическая диверсия: кому-то не нравится какая-либо персона из прошлого. Или головотяпство: нет старого забора или дома – нет и памятного знака.


Не избежали подобной участи и мемориальные доски, некогда открытые в честь воинов-забайкальцев – интернационалистов и миротворцев Олега Вершинина и Игоря Попова, а также выдающегося хирурга-офтальмолога Николая Николаевича Макарова. Эта доска была установлена на здании дорожной клинической больницы, сегодня о ней никто ничего не знает, а имя врача-учёного забыто коллегами-потомками.

При ремонте со здания церкви Преображения Господня исчезла мемориальная доска, открытая несколько лет назад в честь Святителя Иннокентия.

С проспекта Фадеева исчезла доска, посвящённая советскому писателю, автору романа «Молодая гвардия» Александру Фадееву, связанному с Забайкальем страницами его биографии 20-х годов. Жители Читы в своё время пытались увековечить имена этих личностей, а пришли другие и всё порушили. Как в Парке угольщиков. На памятнике черновчанам, погибшим в годы войны, кто-то разбил мемориальную доску. И это случилось в то время, когда современные нацисты на Украине, в Грузии, Прибалтике и других странах Европы крушат памятники советскому солдату-освободителю. Хотелось бы спросить: наша нетрезвая молодёжь тоже воюет с памятниками? К чести администрации Черновского района и его трудовых коллективов, в канун празднования Победы этот военно-мемориальный объект был восстановлен.

Хотелось бы обратить внимание читинцев и на усердие, которое можно назвать вандальным. К примеру, в отношении памятных знаков, открытых в честь выдающегося учёного Петра Алексеевича Кропоткина и его соратника, известного исследователя Забайкалья Ивана Семёновича Полякова. Они расположены на здании бывшего штаба СибВО. При покраске фасада здания бойцы не раз заливали лики этих персон краской, а потом, чтобы исправить ляпсус, замазывали их чем-то чёрным, похожим на битумный лак. А ведь это авторская работа известного забайкальского скульптора Николая Полянского, культурно-исторический объект!

Неустановленными лицами с дома №82 по улице Амурской самовольно снята мемориальная доска, посвящённая пребыванию в нашем городе в 1923 году М.И. Калинина, всесоюзного старосты и впоследствии председателя президиума Верховного Совета СССР. Теперь на этом месте вход в магазин и реклама, которая забивает собой резные фронтоны и другие элементы декора здания.

 Нередко реклама в буквальном смысле «топчется» по мемориальным доскам. Как это было с памятным знаком в честь известного краеведа В.Ф. Балабанова на доме, находящемся на углу улиц Ленина-Столярова.

– Это безобразие, что владельцы магазина «Стелла» даже не сообразили, что размещение изображения мужских ног рядом с лицом персоны на мемориальной доске – тоже своеобразный акт вандализма. Печально, но повлиять на этих людей оказалось не так-то просто. По письму вдовы исследователя Анны Прохоровны эту проблему взял на себя отдел по контролю за наружной рекламой управления потребительского рынка администрации Читы. С задачей он справился, но осадок об уровне воспитания наших земляков, торгующих товарами народного потребления, остался.


Чита – столица Забайкальского края. Она не имеет права быть заштатным провинциальным городом с вопящей рекламой на улицах, грязными и повреждёнными памятными знаками и шинными лебедями на клумбах. Не об этом мечтали её первые жители и горожане, внёсшие в разные годы вклад в её процветание. Но пока в культурном отношении наш город находится в развитии. Увы, сразу прыгнуть всем на высоту трепетного отношения к своему городу, его истории невозможно...

И всё же любовь горожан к Чите очевидна. Многие наши земляки прилагают к её красоте максимум усилий. А потому во многих местах доминирует стиль, художественный вкус и самобытность наряду с чистотой озеленённых улиц.

Беседовала Ольга Чеузова
Фото автора
«Читинское обозрение»
№27 (1355) // 08.07.2015 г.


Все материалы рубрики "Чита сегодня: подробности"
 

Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).