Не Монако здесь, однако...


Почему жители сёл у Ивано-Арахлейских озёр не готовы делать туески на продажу туристам

«Парк, в котором нет места людям» – так называлось письмо, которое адресовали губернатору 86 жителей сёл, расположенных по берегам Ивано-Арахлейских озёр («ЧО» №8 от 25.02.2015 г.). История получила продолжение. Последними новостями с читателями «ЧО» делится житель с. Тасей, известный писатель Вячеслав Вьюнов.

Спасибо собаке 
Холмогорова!
В двадцатых числах января житель с. Беклемишево Алексей Холмогоров поехал на охоту. На территории Ивано-Арахлейского заказника охота запрещена. Местные берут лицензию и охотятся в Хилокском районе или в Бурятии, которые граничат с Читинским районом. У Алексея была лицензия на кабана, карабин «Сайгак» со всеми разрешениями и документами.

На обратной дороге Алексей хватился собаки – осталась в тайге. Он развернул машину. А чтобы попасть к охотничьим угодьям соседних районов, надо проехать по территории заказника. По дороге увидел группу инспекторов, сам подъехал спросить, не видели ли его собаку. Инспекторы досмотрели машину, нашли зачехлённое ружьё и заявили, что охотник является нарушителем, поскольку находится на территории природного парка. Словосочетание «природный парк» прозвучало впервые и послужило камнем, вызвавшим камнепад.

Много нового узнал Холмогоров от инспекторов. Оказывается, всякий вышедший или выехавший за территорию села (кроме федеральной трассы Чита-Беклемишево) автоматически становится нарушителем закона, поскольку ступает на территорию парка, находиться на которой могут лишь его работники. На вопрос, как жить дальше, был получен ответ: не нравятся новые законы – уезжайте в другое место.

Алексей Холмогоров вернулся домой, включил компьютер. Действительно, население сёл Беклемишево, Иргень, Ягодное, Шакша, Арахлей, Преображенка, Тасей, Иван-озеро, даже не подозревая об этом, с 9 декабря 2014 года живёт по новым законам, запрещающим нахождение гражданам за околицей своего села. Запрещены покосы, заготовка дров, сбор ягод, грибов и т.д. На отдельно взятую территорию России вернулось крепостное право.

Начались волнения, стихийные сходы, собрания, зачастили депутаты, подключились СМИ. Появилось открытое письмо губернатору края.

Лёд тронулся
После возмущения жителей произошли изменения:

1. Депутат Заксобрания А.П. Романов направил запрос на имя губернатора, указав, что «нормы, прописанные в положении о природном парке, при отсутствии разграничения зон серьёзно ущемляют права жителей и парализуют хозяйственную деятельность СПК «Беклемишевское». Он предложил «до оформления земельных отношений принять решение о приостановке действия отдельных норм положения о природном парке «Ивано-Арахлейский».

2.  В селе Беклемишево прошла встреча жителей с депутатом по Читинскому району Р.С. Щербаковым, который сообщил, что губернатор подписал документ о приостановке действия отдельных пунктов положения о природном парке.

3. 27 февраля прошла сессия депутатов Читинского района, где одним из вопросов был как раз вопрос о природном парке «Ивано-Арахлейский». В качестве приглашённых выступали жители сёл Беклемишево, Преображенка, Арахлей, Тасей. Большинство депутатов впервые узнали о проекте «Ивано-Арахлейский природный парк».

Это то, что лежит наверху. Но поговорим мы сейчас о том, что скрыто от непосвящённых глаз.

Под вилами
Во всех разговорах и обсуждениях упор делается на тех пунктах Положения о парке, которые ущемляют права населения. Но это не более как косметические приёмы. Администрация парка срочно внесла изменения, поправки, отменившие «крепостное право», однако к реальной жизни эти изменения никакого отношения не имеют. Это всё равно что издать закон для Ингоды: с понедельника поменять направление течения в другую сторону. Постановление подписано губернатором в первом, самом жёстком, варианте. В любую минуту оно снова может вступить в полную силу.

Об этом прекрасно знала директор природного парка Светлана Лазаревская, когда в радиоэфире успокаивала население: не стоит беспокоиться, недочёты устранены, давайте жить мирно, т.е. заведомо вводила людей в заблуждение.

На мой вопрос, за чей счёт будет проведено межевание покосных угодий, Лазаревская ответила, что эту работу должны провести местные администрации. Но Светлана Владимировна прекрасно знает, что межевание сотен и тысяч гектаров стоит огромных денег, а у поселковых администраций нет денег даже на панихидную свечу по местному самоуправлению: центр под громкие лозунги о самоуправлении потихоньку забрал и финансы, и полномочия. Правда, печать пока оставили. Так что никакого межевания не будет. А значит, не будет и покосов. 

Впрочем, когда поймали за руку, прищученный человек начинает вертеться, как уж под вилами. Тут уж все средства хороши! 19 февраля появляется «успокаивающий» материал в сетевом издании «Вести-Чита.ру», который не поддаётся никакой логике. Цитирую: «В Положении о природном парке воспроизведены те запреты и ограничения, которые существовали ранее на территории заказника. Разница состоит в том, что в заказнике эти ограничения действовали на всей территории без исключения, а в природном парке они распределены по функциональным зонам – для каждой зоны свои ограничения. Таким образом, режим особой охраны природного парка является менее строгим, по сравнению с режимом заказника». Здрасьте, приехали! Прямо счастье привалило. А можно от него отказаться? Или счастье вручается насильственным образом?

Обслуга для туристов
Кстати, в этом материале (впервые!) вспомнили о местном населении. Цитирую: «Мировая и российская практика организации туризма в природных парках показывает, что именно рациональное использование рекреационно-оздоровительного потенциала территории даёт больше возможностей для увеличения благосостояния местного населения, в том числе за счёт оказания туристско-рекреационных услуг (обслуживание туристов, оказание услуг гидов-проводников, производство и реализация сувенирной продукции, реализация экологически чистых продуктов питания с личных подсобных хозяйств, услуги по проживанию...)».

В мире есть страны, живущие преимущественно за счёт туризма. Турция, Египет, Кипр, Греция, Сейшельские острова, разные мелкие государства, которые на карте обозначены цифрами. На моём письменном столе лежит большая лупа, с её помощью можно искать в атласе эти микроскопические страны. Монако, Андорра, Люксембург...

Слава Богу и предкам, подарившим нам огромную землю, на которой работы край непочатый. Обслуживание туристов у моих земляков не считается за уважаемую работу. И дело не в гордыне, не в чванстве. Что поделать, менталитет такой! Не Монако здесь, однако. Ну не готов я делать туески на продажу туристам. А соседи Валерий Степанович на пару с Александром Васильевичем вряд ли станут вырезать матрёшек. Что-то подсказывает мне, что и тётушка Магдыгма при виде туристов из Поднебесной не станет рядиться в дыгыл, а Жаргал, Дулма, Мунко, Чимит, Баради и другие мои бурятские земляки не встанут в круг, чтобы с утра до вечера радостно плясать ёхор.

Понимаю, что гордиться нечем. В цивилизации рекламы, потребления, развлечения для меня и моих земляков нет места. Понимаю, что администрация парка всё же «позаботилась» о рабочих местах для местного населения: селянам не надо будет заниматься извечной крестьянской работой. Не надо вставать чуть свет и доить коров. Не надо выпаивать телят. Не надо заготавливать сено. Не надо держать свиней. Не надо ухаживать за лошадьми. Не надо пахать и сеять. Но... мы хозяева на своей земле, а не прислуга!

О гильотине
Если у человека появилась перхоть, надо лечиться. Но зачем же начинать с гильотины?

Конечно, охранная работа нужна. Но неужели её нельзя проводить в рамках заказника? Туристов из Поднебесной, как и своих отдыхающих, будут привлекать в первую, вторую и третью очередь озёра. Вот и надо заниматься озёрами: очистить дно, сделать стоянки для автотранспорта, поставить мусорные баки, туалетные кабинки, бивуачные места и пр. 

В тайге, от озёр к Яблоновому хребту, смотреть нечего: на километры тянутся пеньки от спиленных деревьев. Все эти самодельные лесосеки поросли иван-чаем, пыреем, разной дурниной в рост человека. Там, где лес не успели выпилить, его сгубил огонь: корни подгорели, от порывов ветра падают целые участки леса, образуя на многие километры многоэтажные завалы. Да разрешите же местному населению бесплатно забирать этот валежник, чтобы срочно очистить территорию для новых посадок, чтобы не дать распространяться короеду на живые деревья! Вместо этого людям отводят лесосеки у чёрта на куличках, одна дорога туда и обратно занимает половину рабочего дня. Зато под самым носом внахлёст лежит и сохнет лес, которому не хватает спички. И который трогать нельзя!

Зато по другую сторону озёр, к Осиновому хребту, где лес стоит живой, не тронут пожаром, его кто-то выпиливает целыми площадями. На виду у всех. И это на территории заказника, а теперь уже и парка! Вот с чем надо бы разобраться.

Замок на песке
Законным основанием для изменения статуса территории – с заказника на природный парк – может быть лишь волеизъявление граждан. Формально оно произошло. Документы, подписи собраны, придраться не к чему. Но...

Как проходили слушания? Объявление вышло за месяц в газете «Забайкальский рабочий» (2 июня 2009 г.), который выписывают с десяток человек во всей округе. Собрания в разных сёлах были назначены на рабочий день. Начало июля – пора сенокоса. Середина дня – все в поле. В итоге в листах регистрации – только 148 человек (из 2,5 тысяч местных жителей!). В двух сёлах – Иргень и Ягодное – вовсе не было слушаний.

На собраниях не было зачитано Положение о парке. Не были разъяснены те ограничения, которые ждут население с изменением статуса заказника. 

На собраниях не было ни председателя собрания, ни секретаря, который вёл запись.

На многочисленные вопросы (задавал такие вопросы и я), сможет ли население по-прежнему косить траву, собирать ягоды, грибы и пр. ответ был однозначный: населения никакие запреты не коснутся. Эти вопросы, споры, прения никак не отражены в протоколе собрания.

Какая-то комиссия рассматривала эти документы, знакомилась, вникала? А если смотрела документы, то каким образом эта филькина грамота стала законным основанием для создания природного парка? Фундаментом для него явился обыкновенный песок.

За пять лет проведена большая работа по экспертизе, согласованиям и пр. Потрачены бюджетные деньги. В итоге деньги потрачены напрасно. Кто-то понесёт  ответственность?

Итак, мы имеем дело с подлогом, криминалом, которым должны заняться компетентные органы. Такой подтасовки не было даже в недавние памятные времена. Поэтому вариант один: Положение о природном парке должно быть отменено. Не отдельные пункты, а полностью.

Хорошо, если бы на публикации о природном парке, о борьбе с произволом чиновников откликнулись и высказали своё мнение общественные организации: ветеранов, творческие союзы, отдельные наши граждане. Это касается каждого. 

Публикацию "Парк, в котором нет места людям" можно прочитать здесь


Читать также 
Не в Египет, а на Арахлей
 

Вячеслав Вьюнов
Рисунок  С. Сиченко
«Читинское обозрение»
№11 (1339) // 18.03.2015 г.
 

Вернуться на главную страницу 

 

Обсуждение
гена 17:42 19.03.2015
эх чинуши, добивают селян. от импорта отказались, своё как гробили так и гробят и всё только ради наживы кучки власть имущих. а что жрать то горожане будут в скором времени? туристы с Китая подавать милостыню будут что ли?
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).