В стране невыученных... «урок»


Кинуть. Подставить. Наехать. Беспредельничать. Послушать нас – не страна, а одна большая зона. Тут и статистики никакой не надо – жаргонные словечки лучше любых цифр доказывают: мы живём в обществе победившего уголовного мира.

На неделе в городской Думе слушали отчёт главного полицейского Читы Геннадия Мосякина. Депутат Артём Меняйло не растерялся и спросил о надписях «АУЕ», которые «украсили» здания и заборы краевой столицы. Он предположил, что это не примитивные художества подростков, а «отметины» преступных группировок, которые набирают силу в молодёжной среде.


 


АУЕаббревиатура распространённого в уголовном мире выражения «арестантский уклад един» (или: «арестантско-уркаганского единства»), символ сообщества «правильных» заключённых. 
Начальник УМВД Читы с депутатом не согласился: «лепите», мол, муху из слона, всё это обыкновенная «воровская романтика».



Нет, полковнику полиции, конечно, видней, что там у нас на самом деле с молодёжными преступными группировками. Но разве можно вот так буднично принимать «воровскую романтику»? Она бытует не сама по себе – за колючей проволокой. Выползла на общественные просторы в 90-е, как опара из дурной кадушки, раздалась в закраины, растеклась по углам, засела в щели, покрылась плесенью и бьёт в глаза, режет слух песенными околотюремными «шедеврами». Попробуй выскреби.

Есть такое явление в нашем языке – коллоквиализация. Это процесс, когда меняется качественный состав наиболее общеупотребительной лексики, а привычными для повседневной речи становятся, в частности, жаргонные слова. Явление это широко захлестнуло нас лет 25 назад – с разрушением СССР, стремительным крахом советской идеологии.


 


Уголовная идеология в России за два последних века пережила и незримо одолела все остальные – и самодержавную, и коммунистическую, а теперь – идеологию капитала, всевластие денег. Одна она – невидимая, но всесильная – имеет самые крепкие сети. только у нас, как говорится, от сумы да от тюрьмы...



Опьянев от рухнувшей с неба свободы, «запретные» слова покинули пределы камер, кабинетов следователей, хлынули мутным потоком в нашу речь (сначала в бытовую, а затем и в публичную): «братки», «лохи», «авторитеты», «стрелки», «разборки», «ксивы», «бабки», «общаки», «подставы», «откаты», «кидалово», «крыша», «понты», «грабануть», «башлять»,  «навариться», «бортануть», «прокатить», «крысятничать», «слупить», «кинуть»...

Эти словесные примеры общественного дурновкусия вы наверняка можете продолжить сами.
И ведь не на кухнях мы так разговариваем. Первые лица государства задают тон: «мочить в сортирах», «шакалить», «уконтропупить», «кошмарить»... Тут сколько хороших книжек ни читай, а всё одно вырвется: «Беспредел, фраера!..»

Мы сами не заметили, как легко переняли этот – чуждый русскому литературному – язык, овладели им искусно, как заправские «урки».

Кто-то скажет: подумаешь – язык, просто набор слов, не более!..

Более. Это не просто слова – это наша картина мира. Наше общее социальное и культурное пространство. Наше мировоззрение. Понимание себя в мире и мира в себе.

Язык наш – та самая одёжка, по которой нас судят. Каждого в отдельности и социум в целом. 
Что мы увидим, если взглянем в надтреснутое зеркало настоящего? Общество одето не в опрятный костюм или платье, а в перелатанный кафтан, сквозь который нахально проглядывает... тюремная роба.

То ли исподнее это, то ли срослась с нами за весь двадцатый век, когда в советских лагерях, как в громадной идеологической мясорубке, с тщанием перемалывались верхи и низы, интеллигенция и власть, «политические» и «блатные», а на выходе получалась людская масса – разномастная, с исковерканными ориентирами, «ботающая по фене».

5% всех преступлений в Забайкалье совершают дети. В среднем по России – меньше 3%. Это данные 2014 года. Давайте уже прислушаемся, как говорят в школах и детских домах. Присмотримся к тому, что пишут на заборах.

Отмыться надо, переодеться. И научиться жить без «романтики», заведённой в блатной общине.

Все материалы "От редактора"

 

Николай Черняев,
главный редактор "ЧО"
Художник Артём Бушуев
«Читинское обозрение»
№12 (1340) // 25.03.2015 г.

Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Ирина Григорьевна 09:10 04.04.2015
Разрешите выразить категорическое мое согласие со статьей. Раздражает этот лагерный язык на улице, в маршутках, в школах. Россией правит криминал...
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).