Амазар: неувязочка вышла

Олег Корсун: Амазарский проект страдает неоправданным глобализмом


Не так давно губернатор Наталья Жданова озвучила, что в 2019 году будет запущен Амазарский целлюлозно-бумажный комбинат, построенный в Могочинском районе со 100%-м китайским капиталом. Сроки его запуска переносятся аж с 2004 года. О реализации долгоиграющего проекта – кандидат биологических наук, профессор ЗабГУ, член Забайкальского отделения Русского географического общества Олег Корсун.

Олег Валерьевич, почему, на ваш взгляд, комбинат до сих не начал свою работу? Что мешает: отсутствие денег у китайских инвесторов, понимание того, что в Забайкалье леса нет или что-то другое?

– Могу предполагать, что здесь срабатывает сразу целый комплекс факторов. Понятно, что и сам инвестор оказался не готов к заявленной работе. Как минимум он не смог оценить количество и качество древесины – сырья для проекта. И теперь, столкнувшись с нехваткой качественного сырья, инвестор пытается пенять российским чиновникам. Мол, обманули, и материалы лесоустройства не соответствуют реальности. Это, безусловно, правда. Не соответствуют. Но ведь если вы начинаете бизнес в чужой стране, вы должны оценить все потенциальные риски. Либо это не было сделано инвестором, что говорит о его беспечности, либо им сразу делался расчёт на какие-то иные выгоды.

Возможно, причина ещё и в том, что Амазарский проект – долгоиграющий, и задумывался в те годы, когда практически всё международное сотрудничество в лесной сфере у нас было представлено вывозом необработанной, а зачастую и просто ворованной древесины. Попытка зайти в восточные лесные районы Забайкалья с проектом, включавшим некоторую переработку леса (до лесоматериалов и небелёной целлюлозы), выглядела весьма привлекательно для российской стороны и сулила инвестору некоторые потенциальные перспективы.

С тех пор ситуация изменилась...

– Да, государство стало ограничивать вывоз необработанного леса и прекратило работу одиозного таможенного перехода Покровка - Логухэ, действовавшего исключительно в качестве канала вывоза могочинского леса в Китай.

Что же касается нехватки средств у инвестора, то об этом явственно говорит задержка строительства целлюлозного завода. Лесопилка, заметим, давно уже построена и ждёт своего часа.

Сегодня на целлюлозно-бумажном комбинате (ЦПК) планируются не только два лесопильных завода и производство целлюлозы, там должны появиться мебельный завод, производство ламината, активированного угля и проч. Почему меняется и дополняется этот список?

– На первый взгляд, эти планы выглядят привлекательно, так как могли бы дать работу забайкальцам, а не только выкачивать в Китай сырьё (даже в виде полуфабрикатов – небелёной целлюлозы, доски и бруса). Но пока главным вопросом остаётся то, насколько удастся реализовать основной и наиболее затратный проект – строительства целлюлозного комбината. А для этого инвестор должен решить две основные проблемы – доказать наличие сырьевой базы для проекта и обеспечить окончание его финансирования. Пока это не сделано, для российской стороны остаётся глобальный экономический риск. Не говоря уже об экологическом.

О каком риске идёт речь?

– Риск в том, что инвестор может всеми силами лоббировать строительство моста через Амур и возобновление работы перехода Покровка - Логухэ плюс запуск готового лесопильного производства, но при этом не станет спешить с запуском целлюлозного комбината и сопутствующих производств, например, под предлогом нехватки сырья. Насколько я знаю, собственники «Полярной» владеют лесоперерабатывающим предприятием на китайской стороне у самой границы (уезд Мохэ). Не знаю, насколько им нужна целлюлоза, но полагаю, что древесина для простаивающих перерабатывающих производств (напомню, лес на китайской стороне не рубится) им нужна наверняка.

Вопрос в том, нужно ли это Забайкалью? Наш регион должен быть заинтересован в максимальной локализации производства конечной продукции (а не только пиловочника и пиломатериалов) на своей территории. Если же такое производство стремится к нулю, это нельзя считать чем-то иным, кроме как неоколониализмом, политику которого проводит Китай.

Кстати, о пограничных переходах. В марте один из китайских депутатов заявил о необходимости восстановить пограничный переход Мохэ - Джалинда и сезонный переход Покровка - Логухэ. Чем же это выгодно нам?

– Ничем. Не вижу никаких выгод, которые позволили бы таким способом улучшить торговые отношения между Забайкальем и соседними провинциями Китая. Товары идут через Забайкальск, и имеющаяся там инфраструктура с этим потоком вполне справляется. Никакие полезные товары в Россию по новому мосту не поедут, по крайней мере, в сколько-нибудь ощутимых объёмах. Никакие товары кроме продукции самой «Полярной» не поедут и из России. Подтверждение тому – сомнительная «успешность» работы мостового перехода Олочи - Шивей, который используется исключительно для вывоза из Забайкалья сырья – леса и руды. Вдобавок Покровка - Логухэ находится в глухом и удалённом месте, совершенно невостребованном с экономической точки зрения в плане организации взаимовыгодной торговли.

Что сегодня, по-вашему, должно стать первой задачей нашего руководства в вопросе с ЦПК?

– Лучшее, что можно сделать, – постараться вывести на белый свет явно раздутый и страдающий неоправданным глобализмом проект «Полярной». А уж задача инвесторов – доказывать возможность реализации и устойчивой работы этого проекта, чтобы спустя пару лет они нам не сказали: «Извините, комбинат оказался нерентабелен, а средства, вложенные в мостовой переход, мы будем «отбивать» за счёт вывоза в Китай пиловочника и бруса».

Риск поддержки краем проекта «Полярной» не только в его непродуманности, которая грозит завести в тупик. Другая проблема в том, что сейчас инвестор и тесно связанная с ним компания задёшево арендуют огромные площади лесов в Могочинском, Сретенском и Газ-Заводском районах. И собираются взять в аренду такие же гигантские площади в Тунгиро-Олёкминском. Все эти годы фактически блокируется возможность прихода в эти районы других потенциальных лесных инвесторов, которые могли бы предложить нечто не столь глобальное и малоустойчивое, как проект «Полярной». В результате нынешние арендаторы, как собака на сене, подмяли под себя окрестные леса, не допуская к ним потенциальных конкурентов, не занимаются профилактикой пожаров. Возможно, если бы край не полагался на такой ненадёжный проект, а активнее искал и находил альтернативные варианты, это подстегнуло бы инвестора к более активной работе. А пока же он может позволить себе выкручивать руки региону, добиваясь ценовых и прочих привилегий.

Олег Валерьевич, в каком состоянии вообще лесопромышленный комплекс Забайкалья?

– Этот вопрос не совсем по адресу. Судя по отсутствию серьёзных проектов лесопереработки (имеющиеся планы пока слишком далеки от осуществления, и до их реализации нужно ещё дожить) и огромным долгам большинства лесопромышленников, состояние не блестящее. В целом, удручает, что годы идут, а мы за это время не построили ни одного сколько-нибудь крупного производства по глубокой переработке древесины. И даже то, что было построено («Рассвет»), мягко говоря, не процветает.


Дело рисковое

Экологи попросили Шеньчженьскую биржу проверить
проект на «Шёлковом пути» в Забайкалье


В адрес китайской фондовой биржи, министерства охраны окружающей среды Китая было направлено письмо, в котором специалисты высказали опасения в связи с попытками создания Амазарского целлюлозного комбината, где для него нет ни сырьевой, ни социальной базы. Об этом сообщил Евгений Симонов, международный координатор коалиции «Реки без границ».

В письме сообщается, что с 2015 года все действия по проекту комбината заключаются в задаче поиска на Шеньчженьской бирже ценных бумаг в КНР финансирования для его создания. Недавно комиссия Китая по ценным бумагам выявила ряд несоответствий при оценке стоимости Амазарского проекта в ходе непубличного предложения его акций компанией ZJR (китайский производитель швейных машинок, который пытается купить акции ЦПК, при этом, по мнению общественников, мошенничает при их оценке).

В своём письме экологические организации описали ключевые риски, связанные с Амазарским ЦПК и пограничным переходом Покровка-Логухэ. Это и недостаточная сырьевая база для проекта, и недостоверность информации о ней, и риск полного истощения лесных ресурсов близлежащих районов.  Специалисты отметили, что дальнейшее уменьшение ресурсов из-за пожаров и изменение климата не были учтены в самом начале (это даже привело к отказу китайских арендаторов от ранее полученных участков). В риски записана и крайне негативная репутация проекта и его ключевых фигур, которая влияет на доверие инвесторов. Это систематические нарушение  компанией ZJR «Правил раскрытия информации на Шенчженьской бирже», поэтому акционеры не могут узнать о рисках на природу, населения и рентабельности самого проекта.

По мнению экологических организаций, письмо должно подвигнуть фондовую биржу к началу внутренней проверки нарушений и состоятельности проекта в целом. Авторы письма рекомендовали приостановить торги акциями компании ZJR, и пересмотреть ключевые параметры инвестиций, а проект Амазарского ЦПК подвергнуть новой оценке воздействия на окружающую среду целиком, включая план лесозаготовок.

Письмо подписали девять разных европейских, российских и международных общественных экологических организаций.   


Все материалы рубрики "Темы"


Беседовала
Ольга Чеузова

«Читинское обозрение»
№21 (1453) // 24.05.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).