Эпидемия безголовости


Помните любимые книжки нашего детства? Лично у меня одной из них был «Всадник без головы». Таинственный и ужасный, появлявшийся неизвестно откуда и исчезавший неизвестно куда персонаж далёкой читательской юности...

Последние недели принесли слишком много не поддающихся никакому логическому объяснению известий, – может, поэтому всё время вертится где-то на задворках сознания этот всадник без головы.

Трагедия с рыболовным траулером на Дальнем Востоке – ну, разве не всадники без головы, не учитывая очень многих особенностей устойчивости (и неустойчивости!) этого судна на воде, взялись поднимать на борт многотонный трал, переполненный рыбой, и, конечно, траулер перевернулся с лёгкостью консервной банки и затонул, погубив больше половины экипажа?

Маленький ребёнок погибает на руках у матери в приёмном покое крупной больницы, но никого, кроме замордованных медсестёр, не знающих, что делать, в приёмном покое нет. А потом – констатация смерти ребёнка, которого можно было бы спасти, если бы... Впрочем, обезумевшей от горя матери все эти сослагательные наклонения без надобности, она похоронила свою кроху и не знает, как будет жить дальше. Ну, разве не всадники без головы руководят этой больницей, здравоохранением?

Опять бомбят Донбасс, похерив все соглашения. Бомбят, прекрасно понимая, чем всё это чревато. Так жаждется победы (над кем? Неизвестно!), так хочется реванша (напрочь забылась историческая параллель 70-летней давности!), этакого блицкрига на киевский манер, что все украинские всадники оказались напрочь без головы.

В Забайкалье, где катастрофическая ситуация с медициной, образованием и с жизнью как таковой, – отпускается Чите 6 миллионов (!) рублей на истребление бродячих собак. Все «за» и «против» этой чудовищной акции высказаны. Доводы зоозащитников и догхантеров на полосах местных и российских газет, в эфире радио и телепередач схлестнулись в непримиримой борьбе. Живодёры, всадники без головы, победили. Ах, какое поле деятельности открылось для забайкальских алкашей и просто людей с каменными сердцами! Вот интересно, как планируется проведение этой безумной акции – убитых собак будут принимать поштучно... от новорождённых щенков до матёрых псов? Или трупы собак будут приниматься на килограммы? Или – просто нужно будет сдать шкуры убитых животных?

Я родилась на Колыме, и первые два года жизни прожила с родителями, расконвоированными заключёнными, на так называемой командировке – в маленькой избушке, выделенной им как семейным людям. Мне не было года, когда отец с матерью на целый день уходили на лесоповал, оставляя меня со щенком овчарки, Байкалом. Покойная мама рассказывала: «Нальём с отцом миску молока с водой, в другую насыплем сухарей, поставим на пол. Придём – вы с Байкалом спите на полу в обнимку, всё съедено, всё выпито. Когда после смерти Сталина нас амнистировали и разрешили выехать на материк, взять с собой Байкала нам не позволили. Наш пароход уже отплывал, а Байкал, вырвавшись от нового хозяина, носился по берегу и отчаянно лаял и выл. Мы стояли и плакали – и отец, и я, и ты»...

Вот поэтому с делишками всадников без головы я не соглашусь никогда, кто бы их там ни поддерживал – народные ли артисты с губернаторами или знаменитые телеведущие.

Читайте также:

Потому что мы - люди. Решать проблему бездомной живности по-человечески?
Жизнь собачья. Как решать проблему бродячих собак в Чите
Бродячий пёс страшнее волка. Выбрасывать, убивать, разводить?

О недопустимости прикормки бродячих собак и правилах утилизации пищевых отходов

Все материалы рубрики "Разговор по душам"
 

Елена Стефанович
«Читинское обозрение»
№14 (1342) // 08.04.2015 г.

Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).