Запрещённая ностальгия, или Экспертиза по-берлински

27 августа в Чите состоялся закрытый показ авторского фильма режиссёра, фотографа, документалиста из Германии Ольги Делан «Конечная станция Краснокаменск. Свидание с Родиной». Работу смогли оценить известные забайкальские предприниматели, фотографы и журналисты.


Этот фильм Ольги Юрьевны, уже известной читателям «Читинского обозрения», был снят ещё в 2013 году, но в России он пока не обрёл массового зрителя.
– Хотела в нынешний свой приезд в Забайкалье устроить бесплатный массовый показ фильма для читинцев, но министр культуры Забайкальского края Виктор Колосов объяснил мне, что ФСБ против показа фильма в Забайкалье, – сказала Ольга перед просмотром. – Я также пыталась организовать показ картины в МВЦ «Забайкальский», но руководству центра в краевом минкульте намекнули, чтобы оно не очень старалось, идя мне навстречу, если не хочет проблем...

После такого интригующего начала мы прилипли к экрану. Джунгли современного революционного кино звали к их покорению! Но, к сожалению, чуда не произошло. Никакой революции или даже намёка на неё лично я на экране не увидел. Вероятно, ложно воспринимаемый пугливым чиновничеством как «Левиафан» или «Дурак» фильм Ольги Делан оказался лишь деликатным ностальгическим экскурсом с претензией на аналитику.

Впрочем, о своём родном городе наша землячка рассказала душевно, тепло и полно, осветив не только историю его возникновения с комментариями участников обустройства молодого степного поселения, но и задействовав местные фольклорные сказания. Длительное время закрытый для посторонних глаз, стратегически важный для России урановый Краснокаменск открылся зрителям как город, получивший мировую известность только благодаря отсидке в местной исправительной колонии №10 российского олигарха №1 Михаила Ходорковского...

После просмотра гости Ольги Делан и фотографа Сергея Цапаря, в студии которого состоялся закрытый показ, обменялись мнениями по поводу увиденного.

Предприниматель Сергей Колесников сказал автору о разбросе в сюжетных линиях. Нанизывая разнопорядковые «ракурсы», связанные с поездкой на родину и поисками своего отца Юрия Эпова, словно бусины на центральную линию, Ольга вместе с немецкими коллегами, вероятно, увлеклась и ушла в плоскость «социалки», которая оказалась непростой для окончательного раскрытия. 

С одной стороны, серые дворы Краснокаменска и мрачные догнивающие подворья посёлка Октябрьский давно ждали объективного взгляда. А с другой стороны, привлечение автором фильма на роли экспертов местных жителей не добавляло вескости тем или иным аргументам. Так, весьма странно было слушать рассуждения предпринимателя, держащего в Краснокаменске зал игровых автоматов, на тему радиационной заражённости города и его окрестностей.

Доводы местных жителей на фоне нарочито бытовых декораций то и дело выглядели репликами «сарафанного радио», но в умелом противопоставлении их мнений мнениям руководителей местного масштаба (Германа Колова, Бориса Пичкуренко и особенно одного из малозапоминающихся функционеров-единороссов) Ольге Делан удалось добиться необходимой доли гротескного содержания извечного на Руси противостояния элиты и народа.

Выдержанная и толковая озвучка фильма стала своеобразной скамейкой примирения, на которую самобытный режиссёр миротворчески усадила и чиновников, и простых работяг.

Операторская работа в фильме, будучи вполне сносной по качеству, тем не менее вызвала у меня, ни разу не бывавшего в Краснокаменске, вопросы. Дело в том, что город предстал в каком-то неприглядном виде, что тут же подтвердили некоторые читинцы.

– Я в своё время жил и работал в Краснокаменске, – сказал после просмотра фильма читинский бизнесмен Павел Кобелев. – И моя память сохранила значительно более привлекательный город, чем мы увидели его в фильме Ольги.


Ольга Делан и участники закрытого показа

Возможно, с автором фильма злую шутку сыграло желание сравнить жизнь в Германии с жизнью в России, дабы доказать самой себе, что переехала она из Забайкалья не зря. Но общие и крупные планы с живыми и уже почившими краснокаменцами, умершими во цвете лет, не всегда выглядели убедительно. Во-первых, высокая смертность мужского населения – не только местная, но и общероссийская проблема. А во-вторых, причинами смертей молодёжи Краснокаменска чаще становились наркотики, криминал и спиртное, а не близость места проживания к уранодобывающему предприятию.

О радиации, опаской к которой хорошо сдобрен фильм, можно спорить бесконечно. Но для меня показателен пример моего краснокаменского друга, в прошлом известного в Забайкалье велогонщика и филолога по образованию. Окончив в 90-е Читинский педагогический институт, он недолго преподавал школьникам словесность и после раздумий пошёл работать в шахты Приаргунского производственного горно-химического объединения. Начинал трудиться взрывником и проходчиком, а, получив ещё и техническое образование, ныне работает инженером. Он говорит, что именно работа в краснокаменской шахте дала ему и его семье стабильность и уверенность в завтрашнем дне. Хотя тему безысходности жизни в приграничном забайкальском моногороде он бы наверняка поддержал!

А я, пожалуй, поддержу творческие искания Ольги Делан и буду ждать её новой и наверняка более продуктивной премьеры. На подходе её почти готовый фильм «Ступай-ка, Ольга, домой, или Любовь по-сибирски», который, будем надеяться, уже не испугает и не отшатнёт уважаемого министра культуры Забайкальского края Виктора Колосова и иже с ним.

Все материалы рубрики "Гости нашего города"

 

Сергей Гриднев
Фото автора
«Читинское обозрение»
№35 (1363) // 02.09.2015 г.

Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).