Фурии революции


Мария Спиридонова и её «боевые» подруги

Пока американские и европейские дамы начала ХХ века боролись за свои права, устраивая митинги, пикеты и прочие акции, их российские единомышленницы брались за револьверы и бомбы. Особенно отличались этим представительницы партии социалистов-революционеров (эсеров).

«Героическая девушка»
Одной из самых ярких фигур среди эсеров была Мария Спиридонова. Идейный вождь анархизма Пётр Кропоткин в одном из писем высказался, что это «героическая девушка... своими жертвами нанесла автократии больший урон, чем все наши писания». Это было написано в период между революциями 1905 и 1917 годов.

А уже после 1917 года американский журналист Джон Рид в своей книге «Десять дней, которые потрясли мир» назвал Марию Спиридонову «самой популярной и влиятельной женщиной в России».

Чем же отметилась эта дама в революции 1905 года? Провинциальная дворяночка, она в 1902 году окончила Тамбовскую женскую гимназию. Собственно, этим её образование ограничилось. Однако на фоне революционеров из рабочих и крестьян она была почти академиком. В 1905 году 21-летняя мадам замужем ещё не была, но наблюдать за мужчинами очень любила (об этом говорят её воспоминания и письма). Среди коллег-чиновников в губернском дворянском собрании ей явно было скучно, вот и двинула в революцию.

В 1905 году её, члена боевой организации эсеров, первый раз арестовали, но вскоре выпустили. Это милосердие со стороны власти только обидело. И вот 16 января 1906 года на вокзале Борисоглебска она выпустила пять пуль в советника тамбовского губернатора, убеждённого монархиста и высокообразованного юриста Гавриила Луженовского (позже она с удовольствием это описывала). Либеральная интеллигенция обливалась слезами сочувствия над террористкой. Особенно возмущались тем, что убийцу тут же избили казаки. Да как смели, сатрапы?

В марте 1906 года юную фурию приговорили к смертной казни, но опять-таки либеральная интеллигенция подняла вой, и через две недели казнь ей заменили бессрочной каторгой в Забайкалье.

Их погубила... любовь
У пятёрки, которая отправилась в Забайкалье вместе со Спиридоновой, было много общего. Почти каждую в революцию привела любовь к... революционеру. Три из них, как и Спиридонова, были русскими дворянками, имевшими за плечами гимназии.

Лидия Езерская была самой старшей. Ей в 1905 году было уже за 40. До революции она была врачом-стоматологом и эсеркой. Так как отец был богатым помещиком, она обзавелась стоматологическим кабинетом в Москве, в котором устроила революционную явку. Была арестована, прощена и выпущена. Съездила в Швейцарию, где вошла в боевую группу эсеров. По возвращении в Россию в октябре 1905 года пошла пулять в Могилёвского губернатора Николая Клингенберга. Убить не смогла, но ранила тяжело.

Анастасии Биценко было уже за 30. Это была опытная революционерка. Она даже побывала замужем за купцом, но оставила его ради революционера. Тоже была членом боевой группы эсеров и... убийцей, застрелившей в ноябре 1905 г. прямо в доме саратовского губернатора Петра Столыпина генерал-адъютанта Виктора Сахарова, участника русско-турецкой войны, выпускника академии генштаба (некоторое время был военным министром).

27-летняя Александра Измайлович входила в состав одного из самых жестоких эсеровских отрядов, именовавшийся «Летучим боевым отрядом Северной области». Его побаивался даже лидер эсеровских боевиков, агент царской охранки Евно Азеф.
Александра сама была хладнокровной убийцей. В январе 1906 года с напарником она отправилась убивать Минского губернатора Павла Курлова. Партнёр бросил в губернатора бомбу, но та не взорвалась. Измайлович открыла огонь из пистолета в стоявшего рядом полицмейстера Норова. Выпустив пять пуль, она ранила не только Норова, но и рядового Захара Потапова и почтальона Фому Гончарика.

От четырёх дворянок отличались две девушки из бедных еврейских семей: Школьник и Фиалка. Ни положения, ни образования у них не было, а вот любовь к революционерам была.

20-летняя Мария Школьник к 1905 году уже прошла свои «университеты». Ещё в 15 лет она приобщилась к революционной деятельности, а в 17 лет её в первый раз арестовали, но задерживать не стали. А вот революционеры её из объятий уже не выпустили. Она тоже побывала в Швейцарии, где получила заряд революционности.
1 января 1906 года Мария Школьник вместе с любимым попыталась убить Черниговского губернатора Александра Хвостова. Милый друг первым бросил бомбу, та не взорвалась, тогда Школьник бросила вторую, от взрыва которой был ранен не только Хвостов, но и его жена.

1
7-летняя Ревекка Фиалка не успела ни в кого выстрелить, ни бросить бомбу. Лишь перевозила динамит для терактов. Но попалась. Летом 1905 года Фиалку арестовали на конспиративной квартире в Одессе.

Всех их приговорили к смертной казни. Либеральная интеллигенция каждый раз поднимала вой. Их жертв, высокообразованных людей, служивших стране и государю, никто не вспоминал. В итоге всем казнь заменили каторгой и отправили в Забайкалье. К месту заключения они ехали весьма комфортно и даже празднично.

Тернистый путь
В начале 1906 года шестеро дам-террористок, из которых пятеро – реальные убийцы, отправляются по Транссибирской магистрали на каторгу. Порядок в стране и на Транссибе к тому времени был наведён. Причём обошлись бароны Меллер-Закомельский и Ренненкампф минимальными жертвами.

В стране, в которой «победила реакция», «узницам совести» образца 1905 года на каждой крупной станции, включая Читу, местная интеллигенция и рабочие устраивали встречи.

 


«Мы из вагона выступали с речами, – вспоминала спустя годы Фиалка. – Очень большая демонстрация была в Чите. ...В Сретенске мы задержались больше 2-х недель. ...О нас прекрасно заботились. ...купец Лукин, виноторговец, миллионер, на двух тройках отправил нас в Акатуй, и таким образом мы не шли пешком 300 вёрст».



Ни купцу, ни организаторам встреч террористок ничего за это со стороны властей не было.

Потом было несколько лет такого же «тяжёлого» каторжного сидения при «тираническом самодержавном режиме». Затем последовало триумфальное возвращение с каторги «жертв кровавого режима» после Февральской революции 1917 г., которую тоже начали «сердитые женщины» в Петрограде. Свободы, которыми их соратники (эсеры и меньшевики) в короткие сроки «осчастливили» Россию, быстро развалили страну и довели её до кровавой многолетней внутренней бойни.

Ну, а что «фурии революции»? Ведь женщины, как минимум, свои права в новом обществе обрели. А они?

Печальный финал
Спиридонова, просидевшая два десятилетия в тюрьмах и лагерях ГУЛАГа, была расстреляна в 1941 году под Орлом. Александра Измайлович, верная соратница, была расстреляна с ней же.

Лидия Езерская не дожила до 1917 году, умерла в Якутии от бронхиальной астмы.

Анастасия Биценко отреклась от эсеров, закончила институт красной профессуры, но в 1938 году её всё равно расстреляли.

Школьник же и Фиалка сумели вписаться в новое общество. Первая в 1927 году вступила в ряды РКП(б), в 1947 году стала персональным пенсионером и умерла в 1955 г. Вторая всю жизнь была мелкой чиновницей и общественницей. Потеряв мужа во время сталинских репрессий, дожила до 1975-го.

Вот так они, каждая по-своему, реализовали лозунг партии эсеров: «В борьбе обретёшь ты право своё!»

Александр БАРИНОВ
«Читинское обозрение»
№9 (1337) // 04.03.2015 г.


 


Мария Спиридонова с соратницами на каторге.Нерчинск


Мария Спиридонова

 

Обсуждение
иннокентий 12:16 06.01.2017
Одна небольшая поправочка. Мария Спиридоновна была расстреляна вместе с другими заключенными Орловского Централа при отступлении Красной Армии летом 1941 года. "Под Орлом" она не находилась.
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).