Не сотвори себе кумира!


Читатели «ЧО» продолжают начатый ими же разговор



В «ЧО» вспыхнул спор о роли И. Сталина в истории страны. Одни считают его спасителем, другие - душегубом. Иные, защищая бывшего «вождя народов», переходят на личности. Под огонь критики попала, например, Маргарита Михайловна Логвинова. Автор отклика А. Малышева на её выступление в газете утверждает: «К репрессированным относились непредвзято» и приводит свои доказательства. Что ж, пройдёмся по ним. 

«М. Логвинова гоняла по Чите-1 на велосипеде, тогда он не у каждого был». Да, это так, потому что увлекалась этим видом спорта, состояла в секции, где их бесплатно выдавали спортсменам. Позже, повзрослев и устроившись на работу, она брала велосипед на прокат, позднее приобрела свой.

«Вместе с матерью они играли в народном театре при клубе «Красный Октябрь», имели успех, не выглядели отверженными и забитыми». Молодцы! А Вы хотели, чтоб они забились в норку, как мыши?

«Они получили все блага в жилье, образовании, работе». Все «блага» не сыпались сверху, как манна небесная. Квартиру получили взамен своего дома. Железнодорожники тогда снесли несколько старых на их улице. Почёт и уважение Логвиновы заслужили своим трудом и талантом. И сегодня, на склоне лет, Маргарита Михайловна заслуживает высокой похвалы, по собственной инициативе создала и бескорыстно руководит обществом «Память сердца», скрашивает старость пострадавшим в годы сталинских репрессий детям и внукам «врагов народа». Она организует бесплатные экскурсии, выходы в драмтеатр, кинотеатры, устраивает поездки в исторические места и др.

«Из прошлого они вспоминают только репрессии». Есть такие душевные раны, которые не заживают никогда. Что болит у человека, о том он и говорит. Зачем же упрекать Маргариту Михайловну за то, что она поделилась своей болью?

Слишком долго молчали мы, дети невинно осуждённых родителей, и слава Богу, наступили времена, когда можно открыто высказаться. Из истории, как из песни, слова не выкинешь. Если к репрессированным относились непредвзято, то почему освобождённых (Берия, придя к власти, освободил несколько миллионов политзаключённых) отправляли подальше от столицы? Моего отца, например (ему был подписан смертный приговор, но он попал в число счастливчиков), отправили на север Читинской области – в Чару. Неблагона-дёжен! Отец меня наставлял: «Ты – не дочь врага народа, меня реабилитировали. Веди себя как все, но только ничего о моём прошлом не рассказывай». И я молчала. Молчала, когда вступала в комсомол. Молчала, когда вступала в КПСС. Кстати, политзаключённых тогда не реабилитировали, а просто закрывали их дела. Реабилитация их началась в 90-е.

Партия вынесла вердикт: «Дети за родителей не отвечают». Но как объяснить то, что из пятерых девчонок, получивших «золотые медали» по окончании школы, в московский университет не приняли нас с Инной Шустовой? Её отец,  москвич, отбывал срок в Коми, после освобождения въезд в Москву ему был запрещён.

Много позже, когда я работала в газете «Забайкальский рабочий», нас с заведующим А. Сорокиным убрали из идеологического партийного отдела: меня – в отдел писем, его – в сельхозотдел (мы покритиковали секретаря райкома). Вскоре Андрей ушёл из редакции. Видимо, докопались, из каких мы семей: детям бывших «врагов народа» негоже заниматься партийной идеологией.

Спросите любого из нашего общества «Память сердца», они расскажут, как «непредвзято» относились к нам. Это надо пережить.

Вы утверждаете, что Сталин был чёрно-белым. Согласна. В каждом человеке есть как положительные, так и отрицательные черты, правда, в разной «дозировке». Поэтому не следует создавать себе кумиров. Фанатичная вера в них ведёт к бедам. В этом я лично убедилась ещё студенткой.

Я училась в Москве, когда умер Сталин. Видели бы вы, что творилось в столице. Узнав о его смерти, мы бросились на вокзал (наше студенческое общежитие было за городом), чтобы проститься с вождём. Электрички шли из Москвы с пассажирами, а в Москву – пустыми. Зато на крышах вагонов сидело множество людей. Водителей автомашин, направляющихся в столицу, невозможно было уговорить, чтобы подвезли, они подчинялись приказу коменданта города (он наложил запрет: пассажиров в столицу не подвозить). Всё же мы добрались до Москвы. Она встретила нас траурной музыкой. Из громкоговорителей неслись реквиемы Баха, Бетховена. Словно кто-то специально нагнетал обстановку. Жить не хотелось.

Назавтра мы увидели ужасающую картину. Поскольку все улицы, ведущие к Кремлю, были перекрыты двумя рядами фургонов, за ними дежурила конная милиция, люди, обезумев, лезли на крыши домов по водосточным трубам, надеясь пробраться поближе к Колонному залу, где был установлен гроб вождя. Они обрывались, падали и разбивались насмерть. На Каретной улице, куда мы пробрались, с утра собралась огромная толпа. Люди стояли впритирку друг к другу. И когда толпа, качнувшись, как огромное чудовище, прижималась к фургонам, раздавались громкие хлопки наподобие пушечных выстрелов. Это лопались черепа прижатых резко к фургонам.

Когда же с рыданиями в голосе заговорил В. Молотов, люди падали в обморок. Их тут же живьём затаптывали. Чем не Ходынка? Погибли тысячи. Радио «Голос Америки» передало, что весь конгресс США, получив известие о смерти «вождя народов» в почтении встал, а президент произнёс: «Умер великий диктатор. Теперь Советский Союз развалится».

Назавтра открыли доступ на Красную площадь. Мы увидели: мавзолей и все гостевые места усыпаны цветами. Самый большой и красивый венок из живых белых лилий прислали грузины. А «Голос Америки» передал: «Самый лучший венок для Сталина – из человеческих трупов»... Шёл лёгкий благостный снежок. Люди, тихо переговариваясь, ходили вдоль рядов, бережно отряхивали от снега венки, чтобы рассмотреть, кто их прислал. И вдруг громкий детский крик: «Ой, больно! Дяденьки, миленькие, отпустите меня. Я больше не буду!». Все обернулись. Здоровенные мужики сбили с ног и яростно пинали мальчишку-беспризорника, приговаривая: «Сталин умер, а ты по карманам шаришь!». Подоспевший на мотоцикле наряд милиции едва разогнал озверевших мужиков. Бездыханное тело подростка забросили в люльку... Не правда ли, хорошая иллюстрация к тому, куда ведёт фанатичная любовь и вера, обожествление человека?

Тамара Пенягина,
 дочь «врага народа»,
постоянный
читатель «ЧО» 
«Читинское обозрение»
№10 (1338) // 11.03.2015 г.


Читайте также:

Мы катимся в бездну. Не даёт покоя заметка М. Логвиновой «Сталин: спаситель или душегуб?» 

Ответ на письмо М.М. Логвиновой «Сталин: спаситель или душегуб?» 

Ну и схетыны ж.Бывший узник концлагерей о глумлении «союзников» над общей историей 

"Во мне всё ещё живёт горе". Дочь «врага народа» о страшном прошлом и бездушном настоящем

Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).