Древность... под рукой

На Титовской сопке сделаны новые удивительные открытия


Для жителей Читы путешествия в прошлое не фантастика. Достаточно доехать до Титовской сопки, на которой находятся десятки археологических памятников. Внимательный и любознательный человек, пройдясь по её склонам, обязательно найдёт отщепы, нуклеусы, орудия из камня. На утёсах или в каменистых ущельях он сможет полюбоваться произведениями древнего наскального искусства – петроглифами. А если повезёт – будут сделаны новые открытия, участником которых недавно стал и я.



Несмотря на то, что сопку археологи изучают с конца XIX века, на ней с завидной регулярностью совершаются интересные открытия. Например, в 2008 году археолог, краевед и педагог Сергей Кузнецов, обследуя окрестности села Засопка, забрёл в малоприметный овраг. В нём он заметил торчавший из-под песка фрагмент глиняной посуды. Аккуратно вытащив находку, исследователь увидел целый сосуд, походивший на знаменитые сосуды из погребений бурхотуйской культуры. 

Об открытии Сергей Кузнецов рассказал кандидату исторических наук Евгению Ковычеву. Вместе они осмотрели место находки и выявили несколько погребений, представлявших собой куполообразные каменные выкладки. Затем сюда неоднократно приезжали и другие учёные. Специалисты единодушно заявляли, что на Титовской сопке открыт интересный, ранее не зафиксированный погребальный комплекс. Однако с раскопками памятника тогда спешить не стали. 

Тем не менее, овраг постепенно расширялся, углублялся, дожди размывали погребения. Возникла угроза их уничтожения. Поэтому осенью этого года археолог Сергей Верещагин решил исследовать могильник. Помочь ему вызвались студенты, друзья и коллеги.



С наступлением бабьего лета энтузиасты выехали в поле. В первую очередь они расчистили и зафиксировали могильную кладку, которая находилась у самого края оврага. После того как тяжёлые камни были убраны, археологи взялись за лопаты. Через некоторое время их старания были вознаграждены – в могильной яме что-то белело. 
– Осторожно! Череп! – воскликнул Сергей. 



Студентки Ирина Ковалёва и Лена Ланцева с помощью мастерков и кисточек принялись убирать землю. Вскоре рядом с черепом в переплетениях корней показался керамический сосуд. Почти такой же, что нашёл здесь Сергей Кузнецов несколько лет назад. 

Тем временем над Титовской сопкой полыхал закат. Исследователи нехотя оставили работу. Возвращаясь по домам, они с волнением думали о том, какие находки ожидают их завтра.



На следующий день им удалось полностью вскрыть погребение. Кроме упомянутого сосуда, в нём были три железных и два костяных наконечника стрел, фрагменты железного ножа и обкладок лука из кости.

Судя по останкам, человек, нашедший здесь последний приют, был крепкого телосложения, высотой более 1 метра 70 см. Великан по меркам Средневековья! На левой стороне черепа имеются повреждения. Нанёс ли их враг или же они возникли после смерти, предстоит ещё выяснить. Погребальный инвентарь в сочетании с указанными особенностями скелета даёт основание предположить, что усопший был воином. Отдавая ему последние почести, сородичи похоронили его головой на запад – туда, где заходит солнце и гаснет пламя жизни.



Подобные погребения широко распространены в Забайкалье. Учёные относят их к бурхотуйской культуре, датируют 4-9 веками и считают, что они связаны с племенами шивей.

К этому погребению почти вплотную примыкала одна каменная выкладка. Снимая с неё дёрн, участники экспедиции осторожно предположили, что это ещё одно бурхотуйское погребение. Однако в ходе раскопок стала очевидна ошибочность такого мнения.

На глубине чуть более полуметра были выявлены фрагменты скелета: бедренные и берцовые кости, плохо сохранившаяся лучевая кость, часть тазовой кости. Костяк был ориентирован головой на восход солнца, что не характерно для бурхотуйцев. В изголовье археолог Альбина Фатеева наткнулась на три черепа барана. Слева от останков покойного обнаружили два черепа лошади, уложенные вниз глазницами.



Чуть выше левого коленного сустава лежала изумительной красоты бронзовая бляха. Она изображает двух свернувшихся в кольцо и борющихся хищников. Они прижаты друг к другу кончиками морд, их пасти оскалены. Зверь справа обвивает длинным гибким телом соперника, касаясь хвостом его уха. Животное слева извивается в форме буквы S, впиваясь когтистой лапой в нижнюю челюсть врага. Казалось бы, извивающийся хищник зажат в кольцо и находится в проигрышном положении, однако его плечо и бедро подчёркнуты выпуклым округлым рельефом, что показывает силу и мощь. Напротив, конечности, как и вся фигура другого хищника, выглядят более уплощёнными. Использовав такой приём, древний мастер сумел выразить идею равенства сил противоборствующих сторон...



Не меньше восхищения вызывает бронзовая бляшка в виде свернувшегося в кольцо хищника, найденная возле бедренной кости. Зверь с высоким лбом слегка приоткрыл пасть, отдалённо напоминающую крючковидный клюв хищных птиц. Нижняя и верхняя части этого «клюва» имеют по одному зубу. Глаз обозначен круглым сквозным отверстием. Лапы и хвост украшены кольцевидными окончаниями. В районе плеча и бедра сделаны круглые отверстия. Вдоль всего брюха идёт зубчатый гребень, возможно, изображающий шерсть.

Изображения свернувшихся в кольцо хищных зверей характерны для скифо-сибирского искусства. Аналогичные по стилю, но менее изящные изделия известны из коллекций, собранных в Минусинской котловине. По мнению ряда исследователей, образ свернувшегося зверя служит материальным воплощением представлений о цикличности бытия, завершённости, гармонии.



Помимо блях, у левого бедра погребённого были найдены: бронзовая орнаментированная пуговица, одна удлинённая бусина из бирюзы, бронзовое зеркало, на оборотной стороне которого сохранились остатки кожаного чехла, серия из шести бронзовых бусин, украшения в виде стилизованных конских голов.

На правой бедренной кости обнаружена бронзовая планка, концы которой украшены расходящимися от козлиных морд треугольными лучами, символизирующими солнце. Аналогичные планки известны из погребений бронзового века Забайкалья и Монголии.



Сравнивания описанный сопроводительный материал с другими известными находками, предварительно можно сказать, что, скорее всего, раскопанная могила относится к дворцовской культуре, существовавшей с середины второго до середины первого тысячелетия до новой эры. Своё название она получила от урочища Дворцы под Читой, где в 1970-х экспедиция под руководством Игоря Ивановича Кириллова впервые открыла её поселения и погребения. Дворцовцы занимались в основном скотоводством, были знакомы с горным делом, металлургией, примитивным земледелием.

Таким образом, читинские археологи вскрыли два интересных разновременных погребения. Тот факт, что они находились очень близко друг к другу, объясняется просто. Похоже, бурхотуйцы разобрали часть могильной кладки своих предшественников и использовали камни для оформления новой могилы.



Исследователи займутся камеральной обработкой полученных материалов. Все находки будут тщательно описаны и изучены, сопоставлены с музейными коллекциями, различными публикациями. Результаты исследований послужат для написания научных работ, обновления музейных экспозиций, а в итоге расширят наши знания о прошлом. 

Все материалы рубрики "Темы"

 


Алексей Мясников
Фото автора

«Читинское обозрение»
№41 (1369) // 14.10.2015 г.


Вернуться на главную старницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).