Колокол памяти – дети войны


В Чите вышла книга «Детство, опалённое войной...» – две сотни забайкальцев рассказали в ней, как, будучи малышами и подростками, «бежали, спасаясь от бомбёжки», «свекольные листья заправляли отрубями», «обувь и одежду носили по очереди», чудом спаслись от расстрела и виселиц, как «матерей немцы запрягали в плуг»...

15 апреля те самые «мальчики» и «девочки» пришли в Дом офицеров на презентацию книги. Малый зал не мог вместить всех гостей. Это притом, что многим прийти на мероприятие помешали годы и нездоровье. Но, как заверила главный выпускающий редактор, она же «зачинщик» многотрудного дела, председатель городского правления общественной организации «Дети войны» Галина Сухопарова, каждый автор воспоминаний обязательно получит свой экземпляр издания. По районам Забайкалья его будут распространять через краевое правление организации «Дети войны».

В свободной продаже оно тоже появится (цена – 800 рублей). Приобрести можно в региональном отделении КПРФ (Нер-Заводская, 3, офис 3, телефон: 36-51-02). Часть тиража министерство образования пообещало выкупить для общеобразовательных школ.

Как родилась книга? Идея витала давно: фронтовики уходят, лже-историки спешат забыть о преступлениях фашизма, умалить трагедию и подвиг народные, а кое-где нацизм вновь поднимает голову. Цепкая память рано повзрослевших детей войны позволила создать сборник документальных свидетельств, а часть краевой субсидии для некоммерческих организаций и помощь меценатов – эти воспоминания издать.

Осенью 2012-го составили памятку – призыв поделиться тем, что пережили.

– Материал начал потихоньку собираться, – рассказывает Галина Геннадьевна. – Сначала давали отдельные заметки в газеты, потом – на радио. Люди узнали, стали откликаться. Подключились ветеранские организации...

Автор проекта книги и её ответственный литературный редактор-составитель Елена Куренная – тоже дитя войны. Не потому ли так бережно подобран материал, тщательно продуманы все детали, воспоминания забайкальцев перемежаются литературными страницами.

Редколлегия благодарит за помощь в сборе информации Читинский городской, а также Ингодинский и Черновский советы ветеранов. Персонально – председателей первичных ветеранских организаций микрорайона «12-й городок» и 3-го микрорайона КСК Валентину Матвеевну Жуковскую и Марию Романенко.

Очень помогла изданию книги журналистка Мария Вырупаева, которая поделилась своими материалами о детях войны. Неоценимую помощь оказало старшее поколение журналистов. Поддержали издание администрация края, городская Дума, предприниматели и общественные деятели Галын Доржиев, Юрий Ишин, Сергей Калугин, Виктор Лопатин, Владимир Поздняков, Лариса Уцына, Александр Филонич, Виталий Шляхта, Аладдин Мамедов, члены городского правления общественной организации «Дети войны» и другие меценаты. Низкий поклон им всем.

В книге девять разделов: «В прифронтовой полосе», «На оккупированной территории», «Узники фашистских лагерей», «Голоса блокадного Ленинграда», «Вдали от фронта», «В глубоком сибирском тылу», «На восточном, дальнем пограничье...». Отдельный раздел посвящён жизни в забайкальском тылу. А последний, девятый, составлен из материалов, собранных краеведами школ №16 и №17 Читы и досатуйской средней школы Приаргунского района.

Читать «Детство, опалённое войной...» нелегко – так страшен оттиск войны в цепкой деткой памяти. Но читать надо, особенно молодым, чтобы боль дедов на века стала прививкой от беспамятства.
 


«Мне было три года, когда началась война, почти ничего не помню... Папе было тридцать два, когда он добровольцем ушёл на фронт. Я об этом узнала позже – от мамы. Папа был высокого роста, под два метра. И вот он из военкомата, уже в форме, зашёл домой попрощаться. Я запомнила, как закачалась лампочка, – её папа задел головой, когда взял меня на руки и прижал к груди. Шинель его была колючая. Больше я папы своего не видела. Он погиб в боях под Сталинградом.
Ещё я запомнила, как кричала бабушка, когда принесли похоронку. У них с дедушкой (умер до войны) было десять детей, и девятерых они по разным причинам похоронили. Папа был последним в семье ребёнком».

+++

«...– Хальт! – раздался резкий окрик. К нам во двор вбежал высокий немец в плаще с автоматом. Он громко кричал, наведя автомат на тех, кто был во дворе. Никто из жильцов, сбившихся в кучу, ничего не мог понять, немецкого языка никто не знал. А немец продолжал орать. Самые отчаянные пытались объяснить ему: «Мы никуда не поедем. Нет! Нет! Мы здесь родились – здесь и умрём!». Но силы были неравными. Нас гнали вперёд, толкая прикладами, выгоняли за ворота, где уже стояли крытые брезентом машины. В них заталкивали всех: взрослых, стариков и детей.
Привезли нас в маленький городок на юге Германии, в Ноймаркский лагерь... Мы, дети, цепляемся за юбки мам и бабушек, но у немцев свой порядок: женщины в одну сторону, дети – в другую, больных – в крематорий. Его труба круглые сутки изрыгает чёрный густой дым...»

+++

«Есть было нечего. В войну засуха привела к недороду, картошка родилась плохо. Ели крапиву, лебеду. На полях собирали картошку, за которой ходили за 50 км. Однажды у мамы украли хлебные карточки, и она не вынесла – повесилась в сарае. А брат как чувствовал – отпросился с учёбы и пришёл домой. Пошёл за чем-то в сарай... и вытащил маму из петли».

+++

«Даже самим не верилось, как мы все трудности преодолевали. Сейчас на пенсии, стали инвалидами. Иногда пишем в газету, иногда участвуем в самодеятельности. Здоровьем не блещем, но духом не падаем!».

 




 


Читать также:
Письмо с фронта

Все материалы рубрики "Год литературы"

Елена Сластина
«Читинское обозрение»
№16 (1344) // 22.04.2015 г.

Вернуться на главную страницу

 

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).