Вечный индеец

Часть II


Часть I

Ветер прерий, лесов, каньонов. Боевой клич свободы и приключений. Мир грозной романтики всех мальчишек до 90 лет, особенно рождённых в эпоху СССР. Мир вестерна, Дикого Запада и мир того, чьё летящее, словно дикий мустанг, имя воедино сплелось с ними. Гойко Митич. Кумир. Самый знаменитый Индеец европейского (и не только) кинематографа. Хао! Продолжу речь о нём...

Главный индеец ГДР и Европы
В 1965 году киноруководством социалистической ГДР был поставлен вопрос по созданию картин, способных противостоять засилью вестернов производства ФРГ. Крупнейшая студия ГДР – DEFA, запланировала производство 12 вестернов, и все они были сняты. Режиссёр первой картины – «Сыновья Большой Медведицы», чех Йозеф Мах, просматривая ленты западных конкурентов о Виннету (пять фильмов), сразу обратил внимание на молодого парня удивительно фактурной, «индейской» внешности, сильного, ловкого. «Вот кто станет нашим главным Индейцем!», – заявил Мах и не прогадал. В 1966 году состоялась премьера картины «Сыновья Большой Медведицы», где свою первую и самую главную роль исполнил 25-летний актёр Митич. В этот же год состоялось его знакомство с ГДР, куда вскоре он и переехал на постоянное место жительства. «Сыновья» с огромным успехом прошли по всей Европе.

Вождь и апачи-колхозники
Тем временем DEFA едва успевала следовать требованиям зрителей: на следующий год выходит культовая лента по Фенимору Куперу «Чингачгук – Большой Змей», в 1968 – «След Сокола», в 1969 – «Белые Волки», далее «Смертельная ошибка», «Оцеола», «Текумзе», «Апачи» и т.д. Гойко Митич снялся во всех 12 картинах «индейского» цикла, окончательно сделавших актёра мегазвездой евро- или, как его окрестили на родине жанра США, «red-western» – «красного вестерна»…

Практически все вестерны DEFA становились в то время кассовыми лидерами европейского и советского кинопроката. Съёмки ряда лент производились на территории СССР. Ландшафты Северной Америки и Мексики имели своих «двойников» на Кавказе, в Крыму, Казахстане, а чаще всего в Узбекистане. Забавная история произошла неподалёку от Самарканда во время съёмок «Апачей» (1973 г.). Режиссёру Конраду Петцольду требовалась скачущая на лошадях индейская массовка. Немецкие киношники обратилась за помощью в соседний кишлак. Желающих нашлось много, но... Каких же усилий стоило уговорить «апачей» из колхоза «Навои» раздеться по пояс (молодые узбеки оказались чрезвычайно стеснительными людьми), а потом угомонить их: они так хохотали друг над другом, не узнавая себя в длинноволосых париках, в боевой раскраске и с томагавками. Зрители даже не подозревали, что апачи в массовке были из узбекского «племени».

Как Гойко Шлангом был (курьёз). Примерно в тех же местах натурных съёмок – в одной из среднеазиатских республик, но за шесть лет до картины «Апачи», произошёл курьёзный случай, связанный с языковым барьером. В прокат вышел знаменитый вестерн с участием Митича «Чингачгук – Бoльшoй Змей». По-немецки это звучит так: «Chingachgook, die grosse Schlange» – «Чингачгук дер Грoссе Шланге». Местные «лингвисты» умудрились перевести название в... прямом смысле! Отчего в титрах значилось: «Чингачгук – Бoльшoй Шланг». Хохотала вся республика, а затем и весь Союз.

Пошатнувший стереотип
В 1973 году, будучи признанным европейским «индейцем», Гойко Митич побывал в одной из резерваций США, у самых настоящих краснокожих племени Дакота-Сиу, соблюдающих, кстати, свои древние обычаи. За несколько месяцев до этого ряд «красных» вестернов был закуплен некоторыми прокатными компаниями Соединённых Штатов, и с неожиданным успехом продукция DEFA начала было своё шествие по стране – родине вестернов. Зрители-американцы были крайне удивлены тем, что «коммунисты» снимают картины о Диком Западе, ничуть не уступающие лентам Голливуда. Но особое удивление, на грани шока, вызывало то, что индейцы во главе с эффектным Gojko Mitic были в роли «хороших парней»! В американских вестернах индейцы почти всегда изображались кровожадными дикарями и бандитами... «Индеец» Гойко пошатнул закостенелый стереотип. Но в мире вовсю бушевала «холодная война». В дело вмешались политики. Пресса начала злобные нападки на картины с Митичем, презрительно называя их «эрзац-вестерны». Особенно политики опасались картин «Сыновья Большой Медведицы» и «Белые Волки». Ещё бы! В первой рассказывалось о воине племени Сиу, борющемся с белыми завоевателями за исконные земли своего народа. Во второй – о Зорком Соколе, вожде племени Дакота, мстящем за произвол белых бандитов. Историческая правда, пусть и в художественно-кинематографической форме, очень больно колола тех, кто продолжал политику расовой и этнической сегрегации в США второй половины XX века. «Провокационные» фильмы были изъяты из проката.

Гойко Волк
Несмотря на запреты, несколько «красных» вестернов были полуподпольно показаны в резервации племени Дакота-Сиу. Вскоре прибыл вертолёт с Гойко Митичем, которого встретили барабанным боем и песнями. Индейцы удивлялись, как бледнолицый европеец создал такие правдивые образы их предков в фильмах. Но самое главное – Гойко приняли в племя, при этом старый вождь так и сказал: «Ты – наш брат!». В один из вечеров возле костра он попросил Митича закрыть глаза, сосредоточиться и представить себе, что он – животное. При этом нельзя было диктовать своему подсознанию образ, всё должно было произойти само собой. Гойко увидел себя волком. После того, как он рассказал об этом вождю, индеец провозгласил тотем и новое имя Митича – Волк.

После фильмов – на тропу войны!
Спустя всего несколько месяцев «красные» вестерны с Митичем, в первую очередь, «Сыновья Большой Медведицы» и «Белые Волки» стали причиной выхода настоящих индейцев на отнюдь не киношную, а реальную тропу войны. Восприняв сюжеты картин как руководство к действию за свои права, а также в связи с недавними убийствами одного из старейшин Сиу и его более молодого соплеменника, началось восстание. Сотни индейцев племени Сиу, вдохновлённые героями Гойко Митича, вооружённые винтовками и автоматами Калашникова (их завезли через мексиканскую границу), захватили посёлок Вундед-Ни в Южной Дакоте. Городок был объявлен территорией, свободной от бледнолицых, независимым индейским государством. Инцидент получил название «Индейская революция в Вундед». Городок был перерыт окопами. Сиу и индейцы из союзных племён 70 дней (!) отбивали атаки тяжёлой бронетехники и вертолётов армии США. В боях погибли сотни сиу. Точное количество жертв с обеих сторон до сих пор неизвестно. Белые завоеватели, как и в прошлые времена, жестоко подавили восстание аборигенов. Дикий Запад так и остался «диким». Вскоре американцы объявили, что кровавый инцидент в Вундеде – это «провокация КГБ и восточногерманской Штази». После чего МИД США запретил Гойко Митичу въезд на территорию Штатов.

Разведчик, космонавт, мафиози и… вечный индеец
«Индейский» киноцикл Гойко Волка завершился в 1983 году картиной «Вождь Белое перо». Однако карьера актёра в кино и не думала завершаться – последняя работа Митича вновь оказалась «индейской» – в крупнобюджетном немецком телевизионном вестерне «В дикой Земле» от 2013 года он исполнил роль вождя Тамакера, а спустя три года, в 2016-м, актёр вновь стал индейцем – вождём Инчу Чуна в картине «Виннету и старина Шаттерхенд» по мотивам романа Карла Мая...

В разное время Митичу приходилось входить в образы итальянских мафиози, полицейских, югославских партизан, разведчиков (в конце 1980-х годов сериал «Архив смерти» с успехом прошёл по центральным телеканалам СССР), мексиканцев и даже исполнять роль космонавта в фантастической ленте «Сигналы – Приключения в космосе» (1970), где актёру, по его словам, «пришлось выделывать такое, что «индейская серия» казалась детской забавой». Видимо, он имел в виду сложные трюки с подвесками, имитирующими невесомость.

В телефильме «Любовь и королева» по роману Гюго «Мария Стюарт» Гойко исполнил роль знойного любовника королевы. Кроме того, Митич, как режиссёр, поставил несколько детских фильмов. В последние годы Гойко не раз приходилось исполнять роли... русских (вот вам и краснокожий воин!), среди которых были министр энергетики России и даже знаменитый маршал Соколовский, стоявший в 1945-м на подступах к Берлину! Совсем недавно сербский актёр впервые за всю свою карьеру исполнил роль ...серба. В российско-сербском проекте «Балканский рубеж», который только что прошёл на киноэкранах, Митич воплотил образ «шерифа» – полицейского из Косово мая 1999-го, ставшего на защиту справедливости. В «Рубеже» Гойко, которому, кстати, на съёмках исполнилось 78 лет, как и в старое доброе время все трюки выполнил сам, не прибегая к помощи каскадёров. Что ж, настоящему «индейцу» по-прежнему всё по плечу...

…Несмотря на занятость, Гойко мечтает ещё раз вернуться в бывший СССР и сняться в новом вестерне. «Хотя бы в роли старейшины племени», – улыбается актёр. В этом случае Волк обещает прибыть в Россию в оперении индейского вождя и верхом на белом коне. Когда и как это произойдёт, в принципе, не столь важно, ибо могучее племя советских мальчишек разного возраста всегда будет приветствовать неувядающий, стремительный, как молния, живой тотем своего детства – Зоркого Сокола – Текумзе – Ульзану – Северино – вечного Чингачгука – Гойко Митича. И на этом...

Все материалы рубрики "Синескоп"

 


Сергей Балахнин,
режиссёр, киновед

Иллюстрации автора
«Читинское обозрение»
№15 (1551) // 10.04.2019 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).