«Отец» Василия Тёркина в Чите

70 лет назад в Чите побывал один из самых известных и популярных в тот период поэтов Александр Твардовский


70 лет назад в Чите проходила 2-я, а по сути дела учредительная, конференция местного отделения Союза писателей СССР, на которой и была создана региональная писательская организация. Помочь в становлении приехал член правления Союза писателей СССР, один из самых известных и популярных в тот период поэтов Александр Твардовский.

Не потерявшийся во времени

В то время 39-летний поэт был не просто одним из самых именитых (к тому времени он трижды награждался Сталинской премией в области литературы), уважаемых (фронтовой корреспондент, награждённый несколькими боевыми орденами), а по-настоящему народным поэтом, вышедшим из крестьянской среды (отец его был сельским кузнецом).

В 1925 году в газете «Смоленская деревня» было опубликовано его первое стихотворение. А уже в 1939 году, когда родился замысел его бессмертного «Василия Тёркина», военного корреспондента и поэта знала вся страна. Судьба Твардовского наглядно показывала, что настоящий талант в стране Советов может подняться до самых высот, вселяя надежду в сердца многих начинавших поэтов и писателей. Его простой, не идеализированный и не идеологизированный Тёркин был образом настоящего русского солдата, того самого скромного пехотинца, который и был частью народа-победителя.

Вместе с тем, не всё было так просто. Молодой Твардовский поддерживал сталинскую коллективизацию, жертвами которой стали и его родные. Родители вместе с его братьями были раскулачены и сосланы, а его хутор был сожжён односельчанами.

Он, как многие его современники, сначала славословил в адрес Сталина, а позже его осуждал. Осуждали и его. В 1950 году (вскоре после возвращения из командировки в Забайкалье и на Дальний Восток) Александр Трифонович стал главным редактором журнала «Новый мир». Но в 1954 году постановлением ЦК КПСС он был снят с этого поста. Официально – за то, что он попытался напечатать свою поэму «Тёркин на том свете». Неофициально – за то, что был сторонником главы Союза писателей СССР Александра Фадеева, против которого ЦК вело в тот момент скрытую борьбу.

В 1958 году Твардовский вновь возглавил «Новый мир». Именно при нём были опубликованы многие позже запрещённые произведения, включая рассказ Александра Солженицына «Один день Ивана Денисовича». Его журнал стал своего рода трибуной писателей-шестидесятников.

Но после снятия в 1964 году со всех постов Никиты Хрущёва, против «Нового мира» и Твардовского вновь началась подковёрная борьба, открыто с народным любимцем бороться не решались (уже не те были времена). Руководство Союза писателей СССР тоже не рискнуло уволить его из правления (каждый понимал, что он может стать следующим). Пошли другим путём – поснимали его заместителей, назначив вместо них его противников. В феврале 1970 года Александр Трифонович принял решение сложить полномочия главного редактора «Нового мира». А в декабре его не стало. Интересно, что и после его смерти борьба с Твардовским была продолжена. Дело в том, что с именем Твардовского было связано возрождение движения писателей-почвенников, среди которых были Василий Шукшин, Валентин Распутин, Александр Солженицын и многие другие. И в 1972 году против «деревенской прозы» и почвенничества резко выступил заведующий отделом пропаганды ЦК КПСС Александр Яковлев, тот самый, который спустя годы вместе с Михаилом Горбачёвым приложит силы к развалу КПСС и СССР. Неслучайно в изданных в 1975 году «Очерках истории Читинской областной организации КПСС» факт посещения Читы Александром Твардовским не упоминался, так же, как и в изданном в 1976 году библиографическом справочнике «Чите – 125». Это при том, что в ноябре 1975 года в «Забайкальском рабочем» краевед, а тогда полковник милиции, Николай Дворниченко опубликовал статью «Твардовский на Забайкальской земле».

Но Александр Твардовский не потерялся во времени и пространстве. Его имя обессмертили и поэма «Василий Тёркин», в которой, к слову сказать, не было упоминаний ни Сталина, ни партии большевиков, и пронзительное стихотворение «Я убит подо Ржевом». Его критики ушли в небытие, а он остался.

В октябре 1949 года
19 октября газета «Забайкальский рабочий» сообщила, что для участия во 2-й областной писательской конференции в Читу приезжают известные московские писатели – прозаик, автор романов «Шахтёры» и «Мастера спускаются в лаву» Владимир Игишев и поэт Александр Твардовский.

Уже 20 октября гости провели в Чите первую творческую встречу. Это была встреча с городской молодёжью, прошедшая в клубе «Красный Октябрь». Твардовский читал отрывки из «Василия Тёркина» и поэмы «Страна Муравия». 21 октября всё повторилось в окружном Доме офицеров Советской Армии (ОДОСА). Только аудитория собралась более солидная (партийно-советская и военная элита). 23 октября гости отправились в поездку по сёлам. В Оловяннинском районе они побывали в колхозе, на руднике и в воинской части.

Каждое посещение – это тема для рассказа, повести, а то и романа, был убеждён Александр Трифонович, об этом он позже говорил на писательской конференции, подводя итог подчеркнул:

– Писать вам тут – не переписать!

Сопровождавший его в поездке Николай Ященко позже вспоминал, что Твардовский был восхищён Забайкальем:

– Меня в Москве пугали вашим краем, а тут такая благодать: яркое солнце и голубое небо заворожили меня. А эти горы, целые хребты, покрытые лесом, эти широкие пади-долины просто поражают!

В Читу писатели вернулись 25 октября.

В этот день началась конференция. Твардовский выступил дважды: на открытии и закрытии. К сожалению, газетный отчёт был достаточно скуп. Но сохранилась стенограмма этой исторической для Забайкалья конференции. И усилиями неутомимого Николая Дворниченко максимально полное выступление Александра Твардовского в Чите было опубликовано в 1976 году в 4-м номере журнала «Литературное обозрение». Николай Егорович, сам фронтовик, чихать хотел на интриги партийных органов, а те с ним связываться тоже не желали.



26-28 октября работали семинары для начинающих поэтов и прозаиков. Интересно, что поэтов собрали в обкоме партии. Первым руководил Александр Твардовский, вторым – Владимир Игишев. Советы, которые они запомнили на всю жизнь, получили не только уже известные тогда Константин Седых, Николай Ященко, Оскар Хавкин, Борис Костюковский, но и только начинавшие свой творческий путь Георгий Граубин, Виктор Лавринайтис, Василий Никонов, Николай Савостин...

К примеру, 27 октября обсуждался цикл стихов Василия Никонова.

«Твардовский был, – вспоминал позже Василий Григорьевич, – самым суровым, самым требовательным моим учителем… Первую мою поэму «Стихи о Долгокыче» он похвалил на пленарном заседании. Вторую – о партизанском движении в Забайкалье – разнёс в пух и прах».

29 октября конференция завершила свою работу. Было избрано правление местного отделения, которое на своём первом заседании председателем избрало Бориса Костюковского, а его заместителем Николая Ященко.

Вечером этого дня в большом зале ОДОСА участники читинской областной конференции писателей встретились с представителями общественности города. И вновь Александр Трифонович читал «Переправу» из «Василия Теркина».

Основа для «почвенников»
Можно не соглашаться с позицией Александра Твардовского, но знать о ней стоит. Тем более, что чётко она была сформулирована именно во время его выступления в Чите.


«Художник должен обладать абсолютной уверенностью в том, что то, о чём он рассказывает читателю, он знает лучше всех на свете. Без этой уверенности невозможно творчество. Разве можно себе представить, что Шолохов, создавая «Тихий Дон», допускал мысль, что кто-то знает казачество Дона лучше его?».


Он говорил о том, что писатели должны прежде всего обращаться «к материалу края, к почвенному, так сказать, материалу».

И пояснил свою мысль: «…весь опыт нашей советской литературы и вся русская великая классическая литература говорят о том, что без почвы ничего значительного в искусстве не получается.

Возьмём «Разгром» и «Последний из удэге» Фадеева – это наша советская классика. От этих книг действительно пахнет Дальним Востоком, его природой, бытом, своеобразным жизненным укладом…

Иными словами, у хорошего писателя всегда есть свой край, свой город, своя река – это отличительные черты настоящего художника. У заурядного писателя вы не поймёте, откуда он родом, что любит: север или юг, степь или горы, а у хорошего писателя вы это со всей отчётливостью всегда увидите. Поэтому можно говорить, что Волга – река Некрасова, Волга текла и до Некрасова, но в духовном нашем мире, в нашем представлении существовала другая Волга до того, как великий русский поэт представил нам её. То же можно сказать и о Днепре – о реке Шевченко; он её подарил нашему душевному миру, он дал нам поэтическое представление о ней».


Приезд Твардовского, его выступления, наказы и советы сыграли большую роль в творчестве многих забайкальских писателей и поэтов, ставших позже яркой группой литераторов нашего города и края.

Все материалы рубрики "Чита вчера: история, лица"

 


Александр Баринов
«Читинское обозрение»
№44 (1560) // 30.10.2019 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).