Казачья кровь

Что означает серьга в левом ухе Алексея Бакшеева, и почему ему запрещали связывать жизнь с культурой


Визит Алексея в редакцию «ЧО» запомнился надолго – отрывок из казачьей заздравной «Многая лета» сотряс стены. Голосище! Тогда мы не знали, что парень из Могочинского района – профессионал.



Отец (баянист, кстати, тоже профессионал), всегда говорил сыну: «Если хоть одна женщина в зале прослезится, значит, мы всё с тобой делаем правильно». И в сельском клубе слеза прошибала зрителя. Там, в далёком селе Сбега, в местном клубе, где работает старший Бакшеев, и был воспитан Алексей. Ему, рвущемуся на улицу, отец давал задание выучить отрывок литературного произведения за час – тренировал память. Вместе разучивали ноты, изучали вокальные произведения различной сложности. А если в деревне случались веерные отключения света (что было не редкость в 90-е), отец брал вечерами в руки баян. Дом наполнялся музыкой Глинки, Чайковского, Моцарта, Бетховена, народными песнями. Мальчик стал понимать и ощущать художественный образ музыкальных произведений. Все старания отца не прошли даром – юноша пользовался успехом в поселковых, районных, областных конкурсах. Казалось бы, Алексею уйти с головой в культуру, идти по стопам отца. Но тот огорошил: строго-настрого запретил сыну связывать свою жизнь с культурой. «Она у нас нищая и в самом тёмном углу».

В Читу Алексей поехал поступать с мамой. Так случилось, что зашли в музыкальное училище «просто посмотреть». Запах музыкальных инструментов, мелодии, голоса – голова закружилась, и ноги сами принесли Лёшу к заведующей дирижёрско-хоровым отделением Татьяне Павловне Стромбской. Загорелся! Главе семейства оставалось только сказать, что голова сыну дана не шапку носить.

Отучившись в музыкальном училище год, Алексей скис – «не моё». Его влекла музыка народная. Свист, пляски, бурлящая энергия! Перевёлся в училище культуры на отделение народно-хорового творчества, а на третьем курсе получил повестку в армию.

Увезли новобранца служить на Дальний Восток, да не куда-нибудь, а в разведывательно-артиллерийский дивизион. Родители к единственному сыну в семье приехали на присягу. А мороз в тот день стоял лютый. Команда: «Шапки по-лыжному!». Куда там! Алексей хотел выглядеть на фото «не как чижик», шапку не развернул. Красивый, в белых перчатках, шинели, отчеканил текст присяги.





Артистизм Алексея рвался наружу и на военной службе. В аккурат перед дембелем отстоял честь дивизии в одном из лучших концертных залов Владивостока на конкурсе военно-патриотической песни «Восточный форпост». Наш паренёк, конечно, исполнял казачьи песни – лирическую и плясовую. В форме подъесаула с серебряными погонами, шашкой, на сцене он был великолепен. Вместе с сослуживцем «порвали зал» – выиграли гран-при, взяли лауреатство на двоих и прихватили приз зрительских симпатий. После этого конкурса у Бакшеева стали роиться в голове мысли, горизонты стали расширятся, далеко забегая за пределы Забайкалья.





Вернувшись в училище, утроил свои старания в учёбе, чётко поставив перед собой цель. Получив диплом, уже утром полетел в Санкт-Петербург, за год заработав себе на билеты. Всего-то на тот момент и знал, что надо попасть по адресу: Дворцовая набережная, 2, где расположился престижный Государственный университет культуры и искусств.

Как водится, заблудился. Кружа в поисках адреса, только в пять вечера добрался в приёмную комиссию. А там очередь человек двести. Документы Алексея смотрели уже в 11 вечера. Комиссия оживилась – из Забайкалья к ним за десятки лет поступать никто не приезжал.

На следующий день прошёл прослушивание на кафедре русского народного песенного искусства. Вспоминает, что очнулся только в самолёте: «Неужели я это сделал?!». В июле пришло известие: поступил на бюджет!

Началась другая жизнь на международных, всероссийских уровнях. Педагог Алексея, заслуженная артистка Мордовии, солистка Мариинского театра Елена Николаевна Япарова любила (да и все остальные педагоги) повторять своим ученикам: «Вы – будущая интеллигенция. На вас будет стоять Россия, как на трёх китах». За годы учёбы побывали курсовым ансамблем в фольклорно-этнографических экспедициях, с концертами и мастер-классами в Москве, Мордовии, Белоруссии, Крыму, Архангельске и т.д. Участвовали и вполне успешно в различных конкурсах. Жизнь кипела, а Алексей по вечерам работал до выпускного курса в ансамбле «Багатица».



После защиты диплома, отринув все приглашения, он приехал в Забайкалье с огнём в глазах и желанием работать. Но, занимаясь джигитовкой, сильно поранил лицо и лишь поздней осенью начал свой творческий путь в ансамбле «Забайкальские казаки», но не задержался – пригласили работать на Кубань в ансамбль «Криница» артистом хора. И надо же было такому случиться – не подошёл парню климат, и он вновь прибыл на родину, вернувшись в состав «Забайкальских казаков». Для себя решил: «Здесь моя деревня, родная земля ноги греет». Позже, в 2017-ом, загорелся и создал небольшой частный ансамбль казачьей песни «Даурия» из таких же энтузиастов, как сам. В этом году на День славянской письменности и культуры ребят вновь пригласили на сцену нашей филармонии.





…Вся тяга к казачеству, вся неуёмная энергия неспроста: и мама, и папа Алексея – выходцы их старинных казачьих родов. И наш герой с серьгой в левом ухе (что у казаков означает – единственный сын в семье) – достойный их потомок.



Все материалы рубрики "Люди родного города"
 


Ольга Чеузова
Фото Е. Епанчинцева
«Читинское обозрение»
№25 (1561) // 19.06.2019 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).