Документы хранят тепло его рук

Заслуги этого человека перед Забайкальем огромны, но многие почти ничего не знают об этом


На улице Бутина, возле здания Государственного архива Забайкальского края недавно был установлен памятник Алексею Кирилловичу Кузнецову. В связи с установкой монумента в самом архиве открылась выставка документов и фотографий А. К. Кузнецова. Некоторые из этих материалов представлены публике впервые.

Таков, например, статейный список ссыльнокаторжного Алексея Кузнецова, в котором указано, что он осуждён за участие в незаконном обществе, прибыл отбывать наказание на Карийские золотые прииски в 1873 году. Действительно, Алексей Кириллович, сын купца, студент Московской сельскохозяйственной академии состоял в революционном кружке С.Г. Нечаева. В 1869 году Нечаев, дабы спаять кровью организацию, организовал убийство сотоварища, подозревавшегося в предательстве. Об этой странице своей биографии Алексей Кириллович вспоминал с сожалением, сильно раскаивался и дальнейшими делами искупил вину.

На Каре, несмотря на все тяготы каторжной жизни, он занимался воспитанием, обучением и благоустройством жизни детей, живших в местном приюте. Поэтому на выставке показан редчайший чертёж самого приюта, фотография его воспитанников, сделанная А.К. Кузнецовым. Здесь же есть документ о фотографировании государственных преступников, в том числе и А.К. Кузнецова. Фотографировал их священник Иоанн Соколов. Отец Иоанн, похоже, был весьма неординарной личностью. При нём на Среднем Карийском промысле была построена пятиглавая церковь, освящённая во имя Николая Чудотворца. В свободное от службы время он занимался фотографией и снимал по заказу тюремного ведомства портреты заключённых. За дюжину снимков просил десять рублей – немалую по тем временам сумму. Возможно, встреча с Иоанном Соколовым повлияла на решение Алексея Кузнецова заняться фотографией.


Церковь на Каре

Через шесть лет Кузнецову разрешили выйти на поселение в Успенскую волость, а затем и переехать в Нерчинск. В предместье Нерчинска он помогал купцу М.Д. Бутину обустраивать сельскохозяйственную ферму, а заодно изучал историю и этнографию края. В 1880 году при его участии в Нерчинске было открыто «Общество попечения о народном образовании». Однако в 1882 году по подозрению в связях с революционерами А.К. Кузнецова посадили в тюрьму. В архиве есть его прошение губернатору об освобождении. «Я обращаюсь к Вашему Превосходительству с покорнейшей просьбой избавить меня от незаслуженного тюремного заключения, которому я подвергнут в Нерчинске. Запертый день и ночь на замок, в грязную, пропитанную миазмами конуру с одной рамой, покрытой сплошным льдом, холодную до того, что на полу лёд, я за два месяца заключения выстрадал нравственно гораздо больше, нежели за все 10 лет ссылки». Но власти выпустили просителя только после того, как следствие не нашло состава преступления в его деятельности.

Вернувшись на свободу, А.К. Кузнецов с удвоенной силой продолжил исследовать Забайкалье. Он совершал археологические экспедиции по Ингоде и Онону, изучал древнемонгольский Кондуйский дворец. Результатами своих изысканий учёный делился с коллегами. Так, в письме выдающемуся путешественнику, этнографу и археологу Д. А. Клеменцу, А.К. Кузнецов сообщал о своих методах работы, открытиях во время экспедиции на Онон летом 1892 года.

В прошении А.К. Кузнецова губернатору, где описано 15 плит с древними надписями, найденных в Агинской степи и на берегах Онона, чувствуется обеспокоенность автора судьбой этих находок: «А потому, понимая всю важность сохранения драгоценных памятников для науки, я обращаюсь к вашему Превосходительству с покорнейшей просьбой сделать распоряжение или ходатайствовать таковое у высших властей о доставке сельскими обществами (по окончании уборки хлебов), некоторых из указанных памятников в Нерчинский музей. Привезти хотя бы некоторые из памятников необходимо теперь же осенью, так как одни из них упали и могут быть занесены песком и исчезнуть навсегда; другие валяются и могут быть уничтожены...».

В 1894 году по инициативе А.К. Кузнецова и врача-краеведа Н.В. Кириллова в Чите было создано отделение Географического общества, а через год при нём открыли музей. Первым его директором стал А.К. Кузнецов.


Благодаря А.К. Кузнецову в Нерчинске и Чите появились музеи, было организовано Читинское отделение Императорского русского географического общества. Он был неутомимым археологом, краеведом, просветителем и замечательным фотографом.


Он с энтузиазмом занимался научной работой, много фотографировал. К фотографии у него было особое отношение. Она служила не только источником дохода, но и была средством передать потомкам образы уходившей эпохи. Алексей Кириллович, создавая фотоальбом о строительстве Транссиба, запечатлел водолазов на Байкале, виды станций, железнодорожных посёлков. Им старательно были сняты виды Нерчинской каторги, портреты и сцены из жизни инородцев. Не менее ценны его ранее не публиковавшиеся фотографии застолий и отдыха забайкальцев. Вот два изрядно захмелевших джентльмена ведут задушевный разговор, держа в руках гранёные стаканы. На другой фотографии люди изображены за отдыхом на веранде.

В 1898 году члены Географического общества предложили провести в Чите выставку сельскохозяйственных и промышленных изделий. Особое место на ней планировалось уделить этнографии. Эту идею продержал военный губернатор Забайкальской области Е.О. Мациевский.

Примерно в то же время А.К. Кузнецов предложил построить к выставке «Музей буддийского культа». Было решено, что здание музея должно быть точной копией буддийского храма. Сообщение о данном начинании с радостью воспринял бандидо-хамбо-лама Ч.Д. Ирелтуев. По его словам, строительство в Чите модели буддийского храма должно было стать «пред глазами иностранных соседей доказательством милостивого отношения нашего правительства ко всем религиям безразлично».

Но не всё шло так гладко. В Чите нашлись лица, которые сочли строительство дацана святотатством и покушением на православные устои. Алексею Кирилловичу потребовалось много сил и времени, чтобы оградить своё детище от нападок. Он убеждал людей, что дацан нужен Чите: «Ламаизм, как одна из ветвей буддизма, имеющего широкое распространение в Забайкалье, изучен крайне мало; ещё меньше изучена тибетская медицина… Полные коллекции, относящиеся к ламайской вере, дадут возможность изучить её как местным учёным, богословам, медикам, так и приезжим иностранцам и русским».

К августу 1899 года читинский дацан, несмотря на все возражения, был построен. Во время работы выставки в нём постоянно находились ламы и давали посетителям объяснения. В 1901 году Читу посетил французский исследователь Лаббе и заметил, что коллекции дацана во многом превосходят собрания лучших музеев Европы.


Посетители в день открытия выставки у дацана

В 1901 году губернатор Надаров приказал закрыть его для посетителей. А.К Кузнецов в знак протеста сложил с себя полномочия директора музея и вынужден был оставить Географическое общество. Затем принял участие в революционных событиях 1905 года, был сослан в Якутск. В 1911 году сгорело здание читинского музея. Спустя два года музей буддийского культа был подожжён неизвестными лицами.

Бывший директор и создатель музея, отбыв наказание, вернулся в Читу, чтобы восстанавливать сгоревший храм науки, бороться за свои идеалы. Именно о борьбе и постоянных поисках свидетельствуют документы, которые, как иногда кажется, всё ещё хранят тепло его рук.

Все материалы рубрики "Золотой фонд" земли Даурской"

 

 

Алексей Мясников
Фото из фондов ГАЗК и автора
«Читинское обозрение»
№51 (1535) // 19.12.2018 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).