Анна из заповедного братства

Звук свистка в тайге режет воздух. Это Анна Малышева даёт команду на сбор участников экослёта.


Ей бы режиссёром стать, а её занесло в дела заповедные, таёжные и непролазные. Жалеет? Да бросьте, Анна Яковлевна – кремень, работает она заместителем директора по экопросвещению Сохондинского заповедника.

Встретились впервые мы в тайге на кордоне Агуцакан (там проходили первые международные детские экослёты). Тогда Анна не только проводила с детьми занятия, знакомила с заповедной природой, но и выступала в роли повара – варила детям каши, супчики и чай на костре. Вставала спозаранку, ворошила вчерашние угли или разводила огонь заново, мечтала об простейшем благе – о баллоне газа. И он вскоре появился. «Когда мы проводили первые слёты, было сложно. Спали с детьми в спальниках на полу. Мне выделяли одного помощника, но всё равно было сложно. Это были первые шаги», – вспоминает Анна Яковлевна. Теперь всё иначе. У «хозяйки» слёта есть гостевые домики, веранда с кухней, столовой (как только по лесной дороге материал завозили!). Всё это у горной реки Агуца. «Тогда же, в начале 2000-х, появилась у отдела родного обмена школьниками с Монголией». Так и в этот раз – монгольские и русские дети перемешались меж собой – играют.

Анна скромничает, что, мол, человек она не полевой. Рюкзак за плечами, километры пешком – не для неё. Но всё же ради любимой работы она надевает спецовку, ботинки и едет с детьми на кордон. «Понимаешь же, что надо рано встать, разжечь костер. А я ещё такая неумеха, но жизнь научила. Пока не приехала в Забайкалье, не знала, что печку топят дровами. Но трудности для того и даны, чтобы воспитать и закалить себя», – делится она и вдруг свистит в свой свисток, на звук которого, как на манок, реагируют дети. «Иначе можно сорвать голос».

Анну Яковлевну что-то выдаёт – не коренная гуранка. Так и есть. Родилась в республике Коми. Крови, говорит, в ней намешано разной.

Мама Эльза Фридриховна – чистокровная немка, отец Яков Андреевич башкирской и русской кровей. Детство Аниной мамы проходило в Казахстане, куда была выслана мамина немецкая семья ещё при Петре I. Первый язык, на котором стала лопотать девочка, – немецкий, потом – казахский, за ним следовал украинский и польский и только потом Эльза Фридриховна выучила русский язык. «В годы войны маму, говорившую на немецком, удочерила старшая сестра, дала ей фамилию мужа. Национальность была страшной тайной, да и в послевоенные годы мама всегда говорила отцу: «Яша, ты закрыл форточку?». Очень боялись быть услышанными. Это был ужас». Давно родственники Анны Яковлевны эмигрировали в Германию, в России оставалась только мама и наша героиня, которую занесло в Забайкалье.

Дело было так. Её супруга Александра Владимировича направили работать в Даурский заповедник главным лесничим в 88-м году. Малышевы с двумя детьми и контейнером вещей переехали в Нижний Цасучей. «Жили мы там в гостинице, так как обещанное жильё нам так и не выделили. Муж поехал сразу работать на Тореях. А в гостинице народ пришлый: уезжают, приезжают. Мне – 25, дети маленькие, два и четыре года. Доходило до того, что спала с топором под подушкой. Терпение моё лопнуло, и супруг нашёл работу в Кыре в РСУ». Нажившись в гостинице, Малышевы начали потихоньку строить дом. Да такой, что закачаешься, со всеми благами цивилизации. Местные диву давались: как это – вода из крана течёт, как это – туалет в доме?

Чуть позже супруга позвали работать в заповедник, в конце 90-х пришла туда и Анна Яковлевна. Направление экологического просвещения для заповедника было новым. «Училась у сотрудников Даурского заповедника, ездила на курсы в Москву. До сих пор нет ни одного заведения, где выпускали бы таких специалистов. Люди приходят отовсюду, как и я. Постигала всё сама, встречалась с людьми, общалась с научниками, охраной заповедника. Я ведь по профессии режиссёр театрального народного коллектива», – улыбается Анна Яковлевна. И ей оказалось под силу срежиссировать и свою личную жизнь, и работу по экопросвещению. Признаётся, что два десятка лет пролетели как одна минута.

Стойкая, прочная, грамотная, категоричная и любящая всех вокруг Анна Яковлевна мастерски крутит обруч, занимается по утрам йогой, а порой поразит сердце своей женственностью, выложив фото себя красивой в соцсети.

Вот такая женщина является неотъемлемой частью заповедного сохондинского братства.


Все материалы рубрики "Люди родного города"

 


Ольга Чеузова
Фото В. Булавко
«Читинское обозрение»
№33 (1569) // 14.08.2019 г.



Вернуться на главную страницу

 

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).