Комиссар Временного Сибирского правительства

26 августа 1918 года в Читу вступили части Временного Сибирского правительства


26 августа 1918 года большевики оставили Читу. В тот же день в город вступили части Временного Сибирского правительства (ВСП) во главе с генералом А.Н. Пепеляевым. Экстренное заседание представителей местного самоуправления постановило подчиниться власти Временного Сибирского правительства.

Коренной читинец
На этом же собрании было решено рекомендовать ВСП в качестве временного областного комиссара Забайкалья Антона Матвеевича Флегонтова. 9 сентября, во время визита в город специального представителя ВСП по Дальнему Востоку Леонида Загибалова, его утвердили в должности.

Родился А.М. Флегонтов 3 августа 1887 г. в Чите в мещанской семье, работал почтовым служащим, в 1905 г. вступил в партию эсеров (в 1917 г. примкнул к её правому крылу), с 1906 г. находился под надзором полиции. В этот же период перебрался в Иркутск и занялся там чисто подпольной революционной деятельностью, в 1909 г. был выдан провокатором и в следующем году приговорён к ссылке в Якутию. После Февральской революции Флегонтов вернулся в Читу и сразу же вошёл в состав Забайкальского КОБа, а также в исполком Читинского Совета рабочих и солдатских депутатов, в котором он занял должность председателя. В ноябре 1917 года Антон Матвеевич был избран членом Всероссийского Учредительного собрания от партии эсеров.

Забайкальский краевед В.И. Василевский писал, что Флегонтов «к установлению Советской власти отнёсся враждебно». Он с товарищами-однопартийцами, как мог, противостоял попыткам большевиков установить безраздельную власть над Забайкальем. Так, вместо прекратившего к концу декабря свою работу областного КОБа для противостояния диктатуре слева в Чите был создан Народный совет, в который вошли представители революционных политических партий и классовых объединений трудящихся. А.М. Флегонтов тоже вошёл в состав Народного совета. Но уже в феврале 1918 г. большевики распустили коалиционный орган революционной демократии, а вслед за ним городскую думу и земское самоуправление. Противостояние с советской властью оказалось проигранным.

Комиссар на три недели
Вскоре после назначения А. Флегонтова комиссаром в Читу прибыли передовые части семёновцев. В городе опять стал устанавливаться режим диктаторской власти, но на сей раз уже правого толка. В Чите начались массовые аресты, причём не только в рабочих предместьях, но и в среде представителей трудовой интеллигенции и, главным образом, учителей, обвинённых в сотрудничестве с советской властью.

В статье В.И. Василевского, опубликованной в «Архивном вестнике» 1 марта 2008 года, говорится, что А.М. Флегонтов уже 2 октября был смещён с должности за злоупотребления. И не просто смещён, а арестован семёновцами «за левые убеждения», как отмечено в одной из его биографий.

Одну из версий ареста А. Флегонтова можно принять по материалам судебных процессов над изменниками Родины. В книге «Неотвратимое возмездие» (М.; Воениздат, 1987) имеются и материалы из протоколов допросов бывшего атамана Г. Семёнова. В книге приводится такой эпизод: «Начальник Читинской областной тюрьмы Григорьев 29 сентября 1918 года в рапорте на имя областного комиссара докладывал о произволе, учинённом семёновцами 17 сентября в тюрьме». В рапорте отмечалось, что после вечерней проверки в тюрьму прибыл прапорщик Жилин с группой вооружённых казаков из отряда Семёнова с предписанием о сопровождении в штаб отряда содержащихся в тюрьме большевиков – Давыдова, Маклакова и Метелицу. Начальник тюрьмы отказался выдать в неурочное время арестованных. Во втором часу ночи в тюрьму явились около 40 вооружённых офицеров и казаков. По их требованию камеры были открыты. Арестованных доставили в штаб отряда, где их «после изуверских истязаний убили».

Областной комиссар Антон Флегонтов мог вмешаться в дело по существу рапорта, поступившего на его имя от начальника местной тюрьмы, а через два дня последовал его арест.

Не версию, а как причину ареста Флегонтова и Шильникова рассказывает Олег Помозов в книге «День освобождения Сибири» (изд. Красная звезда, 2016). Флегонтов пригласил на общее собрание педагогов города и члена семёновского правительства генерала И.Ф. Шильникова, имевшего репутацию порядочного и вполне адекватного человека. Цель собрания состояла в том, чтобы попытаться воздействовать на семёновскую администрацию в прекращении арестов педагогов в период начавшегося учебного года. О собрании учителей сообщили Семёнову, находившемуся на ст. Маньчжурия. Атаман заподозрил во всём произошедшем тайный сговор и приказал арестовать обоих фигурантов этого «дела».

Антон Матвеевич, как в старые времена, опять оказался за решёткой. Его освобождению не помогло даже заступничество председателя ВСП П.В. Вологодского. Амнистия наступила лишь 21 октября, после того как «дело» Флегонтова и Шильникова было тщательно проверено совместной комиссией Сибирского и Забайкальского правительств. Оставаясь после освобождения под надзором правоохранительных органов «царства» Семёнова, Флегонтов вынужденно покинул все занимаемые им административные посты и перешёл на работу в систему сибирской кооперации. В 1919 году он стал членом Забайкальского областного правления кооперативов. В мае того же года Антон Матвеевич вновь баллотировался в гласные Читинской городской думы как представитель профессиональных союзов и социалистических партий города.

После разгрома белых в Забайкалье Флегонтов перебрался на Дальний Восток. В 1921 году он был избран в члены Учредительного собрания Дальневосточной республики, а в 1922-м – депутатом Народного собрания ДВР второго созыва. С этого года след А.М. Флегонтова, казалось, был утерян. И всё же его удалось отыскать.

Ашхабадский след
При подготовке материалов о членах Всероссийского Учредительного собрания от Забайкальской области удалось установить следующее. В 1922 году в Советской России проходили судебные и политические процессы над членами партии эсеров. Была проведена и операция по отстранению от работы и высылке за рубеж или в отдалённые районы страны инакомыслящих деятелей науки и культуры летом и осенью 1922 года. Долгое время эта операция оставалась белым пятном в советской истории. Появившиеся в 1990-х годах исследования и публикации немногочисленны и не раскрывают в полной мере картину подготовки, хода и масштаба проведённой большевиками операции. Не способствовало исследованиям и то обстоятельство, что высланные из советской России или на её окраины оставили очень мало свидетельств о том факте. В основном это были краткие упоминания в мемуарах, опубликованных в эмигрантских изданиях и лишь позже переизданных в Российской Федерации.

Одним из таких документов явился альбом Д.М. Бацера (1904-1987) – одного из немногих социалистов, переживших эпоху террора, и находившегося в Ашхабадской ссылке. Под различными псевдонимами Д. Бацер публиковал мемуарные очерки в самиздатовском историческом альманахе «Память», в архив которого передал копии и подлинники части собранной им коллекции фотографий социалистов послереволюционной эпохи. Сейчас эти фотографии хранятся в архиве «Мемориала». На одном из снимков, датированных 1926 годом, – Антон Флегонтов.

Уже после найденной фотографии А.М. Флегонтова (пока единственной) стало известно из других публикаций, что после окончательного поражения белого движения в Приморье и ликвидации Дальневосточной республики Антон Матвеевич сразу же был арестован большевиками и приговорён к трём годам лишения свободы за оппозиционную деятельность и отправлен в Пертоминский лагерь под Архангельском. По выходу из тюрьмы его отправили в ссылку: сначала – в Ашхабад, потом – в Ташкент, с 1932 года он находился в Павлодаре, а с 1934-го – в Уфе. В следующем году ему, как больному тяжёлой формой туберкулёза, столичные друзья выхлопотали поселение под надзором в Ялте. Умер А.М. Флегонтов в 1946 году.

Все материалы рубрики "Чита вчера: история, лица"

 


Валерий Филоненко
«Читинское обозрение»
№36 (1520) // 05.09.2018 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).