Неутомимый золотоискатель

Забайкальский горный инженер и исследователь Антон Иванович Павлуцкий


Забайкалье славится своими богатыми месторождениями золота. Во многом эта слава – заслуга горного инженера, замечательного исследователя Антона Ивановича Павлуцкого.

Он родился в 1800 году в семье обер-офицера Ивана Павлуцкого. В возрасте 13 лет отец отправил его на учёбу в Петербург, в Горный кадетский корпус. Учебная программа в корпусе была весьма насыщенной. Кадеты изучали горное и маркшейдерское искусства, химию, географию, геогнозию, а также занимались поэзией, танцами, фехтованием. В одно время с Антоном Павлуцким здесь учились его земляки – Александр и Фёдор Бальдауфы, Алексей Таскин, Александр фон Фитингоф. Многие из них впоследствии стали исследователями недр, литераторами и общественными деятелями.

Павлуцкий выпустился из корпуса в 1820 году с присвоением звания унтершихтмейстера 2 класса и зачислением в штат Колывановоскресенских заводов. Однако на службу его направили в Екатеринбург, где он работал на гранильной фабрике. Здесь же Павлуцкому присвоили офицерский чин шихтмейстера 13 класса.

В поисках золота и меди
В 1823 году он получил приказ отправляться на Нерчинские Заводы, а по пути отыскать в окрестностях Байкала золотосодержащие пески. Выполняя это задание, Павлуцкий тщательно обследовал берега Иркута, Ангары, Култука, Кяхты, Уды и других рек и речушек, но не открыл ни одного крупного месторождения золота. В итоге исследователь представил начальству подробный отчёт о проведенной работе, в котором изложил сведения о реках, речных отложениях, горных породах.

С октября 1823 года он работал в Нерчинской горной конторе, а в ноябре 1824 года получил назначение на должность помощника управляющего Кадаинским рудником. В 1828 году стал управляющим тем же рудником, после чего переведён на пост помощника управляющего Петровским заводом. В дальнейшем ему довелось быть помощником управляющего Нерчинским заводом.

В течение первой половины XIX века правительство несколько раз планировало развивать в Забайкалье медеплавильное производство и даже рассматривало вопрос о том, чтобы чеканить здесь медные монеты. Поэтому начальник Нерчинских заводов С.П. Татаринов проводил разведку медных руд и предписал подчинённым собирать информацию о старых и заброшенных медных приисках. В 1832 году он командировал Павлуцкого для изучения медных приисков в низовьях Аргуни. Выполняя задание, Павлуцкий осмотрел Зергунский, Будюмканский, Лувиканский прииски и собрал небольшую коллекцию руд и горных пород. По окончании путешествия представил подробный отчёт, на основании которого начальство заводов решило возобновить разработку этих приисков.

Повезло с феноменом
7 марта 1834 года Павлуцкий был назначен управляющим Шилкинским заводом. В тот период времени завод плавил руды Преображенского и Екатерининского рудников. При нём имелась стекольная фабрика, снабжавшая горнозаводские предприятия края и частных лиц посудой и оконным стеклом. Павлуцкий, вникая во все тонкости сереброплавильного и стекольного производства, предложил наладить выпуск хрусталя. Но эта идея не нашла поддержки у начальника Нерчинских заводов С.П. Татаринова, который настаивал на том, чтобы улучшить «нынешнюю простую выделку стекла».

Примечательно, что в первый же год работы на берегах Шилки Павлуцкий стал свидетелем интереснейшего явления. Ранним утром 5 декабря, он, а также некоторые жители заводского селения заметили, как от луны под прямым углом друг к другу стали расходиться тонкие светящиеся лучи. Постепенно на них стали видны четыре багровых пятна, напоминавшие саму луну. Причём пятна между собой соединялись белым кругом. Получилось, что настоящая луна оказалась в центре светившегося креста, концы которого были увенчаны ложными лунами. Затем от двух пятен, располагавшихся горизонтально относительно настоящей луны, по параболической траектории начали струиться лучи, образовавшие ещё один круг. Внутри него возникла светившаяся окружность, от которой крестообразно расходились лучи, заканчивавшиеся новыми ложными лунами.

В науке подобные «чудеса» известны под названием гало. Это результат игры света, проходящего через мириады маленьких кристаллов, парящих на высоте 6-8 км над Землей. В литературе чаще всего встречаются описания солнечных гало – ложные солнца, световые столбы, кресты. А.И. Павлуцкому же крупно повезло: он видел и описал лунный вариант этого интереснейшего природного феномена.

Доложив об увиденном начальству, Павлукций вернулся к обыденным делам службы. Он руководил производством, искал полезные ископаемые в пределах Шилкинской дистанции. В 1836 году для проведения следствия о сгоревшей доменной фабрике на Петровском заводе, а также для руководства этим заводом, ему пришлось ненадолго покинуть Шилкинский завод.

Под золотым «дождём»
С 1837 года он, будучи управляющим Шилкинским заводом, руководил золотоискательными партиями в его окрестностях. В 1838 году рабочие под его руководством в долине речки Кары нашли признаки золота. В ходе дальнейших изысканий выяснилось, что Павлуцкий открыл богатейшую россыпь.


Река Кара

За открытие он получил орден Св. Станислава 4 ст «с грамотою и лентою» и пожиизненную пенсию. После этого, в апреле 1839 года, исследователь, ставший видным женихом, написал рапорт начальнику заводов с просьбой разрешить вступить во второй брак с дочерью купца Кандинского.

В том же году был открыт новый золотоносный участок, названный Верхне-Карийским прииском. Затем последовали новые открытия: Ивановка (1840), Лунжанки (1842), Средне-Карийский прииск (1852). Павлуцкий принимал непосредственное участие в изучении многих новых участков.

В 1841 году он открыл небольшую золотую россыпь на речке Чалбуче и планировал продолжать её разведку. В 1842 году на речке Лунжанке приказал бить шурфы и под торфяными отложениями выявил золотоносный пласт. 8 октября 1842 года он доложил начальнику заводов Родственному, что нашёл новую перспективную россыпь.

С 1842 года по проекту Павлуцкого на Карийских приисках начали строить золотопромывальные водяные машины, состоявшие из одного полуналивного и двух зубчатых колёс, которые приводили в действие «лапы» для обтирки галек, чаши, куда поступал золотосодержащий песок, и пирамидальных вашгердов – 14-аршинных верстаков для промывки золота. На новых механизмах в течение 10 рабочих часов удавалось промыть свыше 1 тыс. пудов. Одну машину обслуживало всего 10 человек. Преимущество таких машин перед традиционными бутарами, отмечал Павлуцкий, состояло в том, что они позволяли промывать золото не только более качественно и быстро, но и использовать при этом меньшее число рабочих.

Заслужив репутацию опытного и успешного золотоискателя, Павлуцкий оставался скромным человеком, нередко помогал советами коллегам. Например, он посоветовал приставу Култуминской дистанции исследовать правые притоки Газимура и обратить особое внимание на Култуму. Так, благодаря его совету, в мае 1842 года на Култуме было найдено золото.

В 1847 году Антон Иванович был назначен управляющим Александровским округом. Как и прежде, он руководил горным производством и поисками полезных ископаемых. Несмотря на большое количество дел в горной администрации, часто сам ездил с рабочими в тайгу, в степи, изучал месторождения, осматривал рудники. Так, под его руководством проводились успешные разведывательные работы в окрестностях Акатуйского и Алгачинского рудников, Перво-Игнатовского прииска, в Кличкинской дистанции. Пристальное внимание уделялось разведкам золотых приисков по речкам Кулинда, Навыр-Шевыр, Шивея. В 1850-м Павлуцкий открыл богатую Шахтаминскую россыпь.

Жизнь в суровых походных условиях в конце концов подорвала здоровье неутомимого разведчика недр. Знаменитый горный инженер Александр Александрович Черкасов сообщал, что Павлуцкий «захворал настолько сильно, что должен был оставить тайгу, и его, больного, на качалке, вывезли из дремучих дебрей сибирских трущоб». В 1854 году он вышел в отставку и поселился в Александровском Заводе. Ещё желая послужить Родине, он советовал горному инженеру Н.П. Аносову поискать золото на речке Бальдже. Так была открыта знаменитая россыпь, и это показывает, каким уважением и авторитетом пользовался у коллег Павлуцкий.

Он скончался 30 января 1856 года в Александровском Заводе. Могильная плита с его именем до сих пор хранится на местном кладбище, хотя сама могила безвозвратно утеряна.

Все материалы рубрики "Золотой фонд" земли Даурской"

 


Алексей Мясников
«Читинское обозрение»
№36 (1520) // 05.09.2018 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

Введите число:*

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).