Автостопом до... настоящего хлеба

Старинная белокаменная церковь, мегалиты, звёздные ночи и шилкинский хлеб


Мы вышли из дома ровно в 7 утра, едва солнце взошло над горизонтом, предвещая жаркий и безоблачный день. 40-литровые рюкзаки крепко обнимали нас поясными ремнями. Нас ждала федеральная трасса Чита-Хабаровск. Спустя 40 минут пришли на место. Стартовая позиция была выбрана неслучайно, именно с отворота на Мемориал, у креста, лучше всего уезжать на восток. Не прошло и часа, как мы поймали грузовую газель. Водитель довёз нас до Танхи – села у реки Кручина.

Белокаменная красавица
Мы планировали поехать до Нерчинска, желательно через Шилку, дабы захватить несколько городов за раз, но судьба распорядилась иначе: попутчик ехал в село Калинино, которое и было главной целью нашего путешествия. Путь был быстр, но беспокоен: шофёра, которого тоже зовут Алексей, мучало заднее колесо автомобиля, оно спускало каждые 60-70 километров. То и дело подкачивая его в пути ручным насосом, мы добрались до города Нерчинска. Здесь провели пару часов в поисках колеса нужного размера. Наконец, втроём (с моей спутницей Валерией) мы направились в сторону Калинино, чья знаменитая белокаменная церковь виднелась издалека. Приехав на место, попрощались с Алексеем и принялись за изучение этой архитектурной редкости. В 1653 году здесь был основан Нерчинский острог, давший начало городу Нерчинску. Основали его казаки Петра Бекетова, известного сибирского землепроходца, также основавшего Читу, Олёкминск, Якутск. Здание кирпичной церкви было заложено в 1706 году. По одной из версий, строительство велось непосредственно по указанию Петра I. Это один из первых и самых древних монастырей к востоку от озера Байкал. На сей момент он в аварийном состоянии и может обрушиться на посетителей.


Заброшенная церковь в селе Калинино

Снаружи здание покрыто белой известью. Внутреннее убранство несёт в себе остатки фресок, каменные полы, с ещё виднеющимися большими плитами ручной работы, а также сгнившими деревянными балками. Основное здание, где раньше располагалась часовня, напополам разбито большой трещиной, но мне-таки удалось забраться наверх. Отсюда открылся хороший вид на старое сибирское село, спрятанное среди зелёных сопок, омываемых искрящейся в лучах заката полноводной рекой Шилкой. Её воды с севера питаются впадающей Нерчой.


Заброшенная церковь в селе Калинино

Наспех перекусив под опасными сводами храма, который подарил нам спасение от летнего зноя, мы решили прогуляться по селу. Оно представляло собой две главные улицы и отходящие от них маленькие переулки. Красивое, старинное село, с обилием деревянных домов, поросшее коноплёй, некогда возделываемой на нерчинских полях. Низкие деревянные ограды из крашенного штакетника обнимали высокие и полные ягод деревья черёмухи, боярки, яблони Палласа, мелкой и кислой ранетки и рябины.


Дом, в котором в 1923 году останавливался Михаил Калинин, известный революционный деятель

Покидая село через мост Шилки, на закате, оказавшись на развилке дорог, мы решили встретить в палатке наступающую ночь. Холодную и звёздную, я непременно решил её заснять. Валерия помогала мне с подсветкой, держа фонарик в палатке. В августе прекрасное небо, которое можно и нужно снимать!


В августе прекрасное небо, которое можно и нужно снимать!

Проснувшись с первыми лучами солнца, которое напрочь прогнало сон, нагревая палатку до состояния теплицы, мы плотно позавтракали и направились на юг по дороге, убегающей в горы. Среди высоких берёз, уже успевших набрать жёлтого цвета в свои кроны, то и дело на лугах можно было встретить разнообразные травы. Мой взгляд захватил вороний глаз – ядовитое, довольно редкое в читинских лесах, растение.

Дорога, петляя среди берёз, постепенно вывела нас на вершину сопки, вслед за ней через небольшой перешеек начинался новый подъём, обещающий встречу с сакральным местом – сооружениями из скальной породы. Мегалитические кладки, относящиеся к древней культуре эвенков-орочонов, представляют собой т-образные, сферические и прямоугольной формы нагромождения из крупных камней, плотно подогнанных друг к другу.

Запечатлев в памяти это необычное место, мы направились вниз, по пути встречая цветущий багульник. Под ногами то и дело возникали цветы прострела, известного как подснежник. Время остановилось в этих краях или движется немного иначе, не так, как внизу, у реки. Спускаясь вниз, то и дело поедая спелую костянику, мы вышли на трассу и продолжили путь на попутках до Нерчинска.

Разорённый дворец
В списке мест для посещения в Нерчинске был Бутинский дворец. Ныне – краеведческий музей, в прошлом – дом известного купца и золотопромышленника, мецената, исследователя и учёного Михаила Дмитриевича Бутина. В советское время здесь располагалось военное общежитие. Несмотря на варварское разграбление руками военных, дворец сохранил первозданный внешний облик, чего не скажешь о внутреннем убранстве и дворовой территории. К счастью, руками работников и местных жителей, при содействии администрации, дом-музей восстанавливается.


Бутинский дворец

То немногое, что осталось от вещей семьи Бутина, в сопровождении фотокарточек тех лет, даёт невероятную атмосферу. Хочется переместиться в то время, где сильные и волевые люди осваивали эти земли, превращали дремучую тайгу и бескрайнюю степь в цветущий сад – основу для будущих поколений. Для себя мы отметили старинные зеркала, размер которых поражает воображение.


Бутинский дворец

Среди экспозиций, посвящённых этнографии, истории войн, революций, природных выставок, я отметил уникальную выставку на втором этаже – панорамы руки Павла Яковлевича Пясецкого, художника и путешественника. Распечатки красивейших акварелей 1890-х годов повествуют о строительстве Транссибирской магистрали. В дополнение к акварели выставлены работы Алексея Кирилловича Кузнецова на тему Забайкальской железной дороги.

Обойдя все уголки музея, мы продолжили исследование города. Нашли здание гостиного двора, где с риском для жизни пытались посмотреть внутренние помещения, но не нашли в них ничего для себя интересного. В Нерче мы как следует смыли с себя дорожную пыль и продолжили поход, застопив автомобиль, направляющийся в Шилку.

Результаты путешествия
Под лучи заходящего солнца, пешком вдоль железнодорожных путей и прилегающих районов мы прошли всю Шилку, заметив последствия наводнения – размытые дороги и обрушенные мосты. Уже с первыми звёздами, на зависть голодным комарам, как можно скорее залезли в палатку и вкусно отужинали. Рано утром сделали фотографии красивого рассвета и упали дальше спать, но уже в 10 утра яркое солнце напрочь лишило нас всякого сна. На трассе нас забрали до села Солнцево интересные и добрые женщины. И вот тут-то, в селе с таким жизнерадостным названием, мы закупились водой и шилкинским хлебом, который очень рекомендовала продавщица. Хлеб, который мы смогли отведать уже на станции Карымская, был просто великолепен!



Дорога привела нас в Дарасун. Парковая зона, стадион, находящийся на стадии активного восстановления, очень интересного вида школа, выполненная в присущем советскому времени стиле, разнообразные стелы и другое – всё это невозможно увидеть с трассы. Кроме разве что статуи рабочего, установленной у въезда на завод горного оборудования, которую я ошибочно всегда принимал за памятник Ленину. Я рад, что Дарасун, наконец-то, был пройден пешком, отсюда, довольно быстро, мы добрались до Читы, где и закончилось наше путешествие. Пройдено около 600 километров, пешим ходом не меньше 50. Изучено на собственном опыте много нового, и картина Забайкальского края вырисовывается всё отчетливее.

Все материалы рубрики "Забайкалье многоликое"

 


Алексей Балабанов
Фото автора
«Читинское обозрение»
№38 (1522) // 19.09.2018 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).