Байкальские зарисовки

Часть II


Часть I

Долина Снежной кажется теперь пропастью. На её дне узкими синими полосками среди тёмной зелени лесов текут две реки. Два потока: более широкая река – Снежная и узкая Селенгинка – сливаются в единое русло.

Кругом горы – одна круче другой. Острые гребни, белеющие снежными пятнами, цепями вздымаются одна над одной. Лишь в разрыве долины к северо-востоку, в глубине котловины, пучина вод Байкала. Со стороны громадного озера к Хамар-Дабану несётся туманная мгла облаков. Отдельные разрывы мелких облачков цепляются за гребни гор, быстро соединяясь с другими облачками, образуют серые тучи.

Склон стал более пологим. Сплошные заросли кедрового стланика временами уступают место кустарниковым берёзкам и низкорослым рощицам пихт. Из сплошной пелены тумана начинают вылетать капли дождя. Едва находим место для установки палатки. Ослепляющая вспышка молнии с резким выстрелом грома заставляет быстрей торопиться. Ещё одна вспышка с резким раскатом грома вообще наводят ужас – мы ведь на высоте горы, на гребне! Едва поставив палатку и успев в неё влезть, слушаем шум ливня. Пол палатки уже мокр, да и с потолка капель, но всё же не под проливным дождём. Так и пришлось коротать ночь в сырости.

Зима в разгар лета
Утром в разрывах туманных облаков временами проглядывает солнце. Очнувшись от кошмаров ночи и собрав рюкзаки, поднимаемся выше в гору. Изумительные, почти нереальные виды. Сквозь разрывы туманов появляются чёрные скалы, затем гребни гольцов – лишённых леса вершин, пестреющих белыми пятнами снегов. Вдруг всё исчезает в туманной мгле, затем появляются другие, более дальние виды гор. И вновь всё исчезает в тумане.

Рощи пихт остаются позади. Кедровый стланик вообще стал прижатым к земле. Появилось много водяники и красивый мелкий кустарничек с голубовато-розоватыми мелкими цветочками. Листики растения почти такие же, как у водяники. Это растение я вижу впервые. Филлодоце голубая из семейства вересковых. Впереди огромный снежник, занимающий спускающуюся вниз западину. Выходим на снежную поверхность. Интересно ведь походить по снежному полю в разгар лета! Снег так твёрд, что идёшь словно по льду.

Пронизывающий ветер проносит закручивающиеся вихрем клочья тумана. Холод. Пора вниз. Но как спускаться с гольца – кругом почти обрывистая крутизна. Выходим к узкому жёлобу распадка. Скользят ноги. Вниз срываются камни. Стараемся не спускаться друг над другом. Здесь ведь недалеко до беды. Распадок по крутизне мало чем отличается от выпуклости основного склона. Фактически это лавинный лоток. Единственное удобство – здесь нет густых зарослей стланика и леса.

Когда спустились в долину, на душе как-то отлегло. Кедры, пихты, ели. А вот и знакомая речка Тальцы. Теперь на Байкал!

Проходим Шапку Мономаха, безымянное озеро у подножия Хамар-Дабана, дорогой по плоской равнине идём в сторону Байкала. Близ устья Снежной небольшой посёлок Новоснежный. Показалась водная гладь большого озера. Это лагуна, некогда отделившаяся от озера Байкал.

Наше море
За рединами деревьев обширная водная гладь главного озера, уходящая за горизонт. На северо-западе едва просматривается горная цепь, разорванная долиной Ангары. Вправо от ущелья Приморский хребет, влево – Олхинское плато. В общем, Байкал напоминает морской залив. Бывает, что горы противоположного берега не видны. Вот тогда-то и создаётся впечатление моря. Не зря же слово Байкал по-якутски означает море, большой водоём. А ведь предки якутов курыкане жили как раз у Байкала.

Берег Священного моря ограничен высоким валом из крупной гальки и валунов. Какие правильные округлости, порою напоминающие каменные лепёшки. С одной стороны вала шумит Байкал. На берег катятся волны прибоя. С противоположной стороны вала – густой, кое-где заболоченный лес. Удивительно, что здесь растёт обитатель гор кедровый стланик – высокие многоствольные кусты. Хвоя стланика в отличие от хвои кедра более сизоватая.

По кромке берега временами проходят рыбаки. Орудием лова им служат сани. На вопрос, какую рыбу ловят? – отвечают: Ленков! В этом месте, по их словам, нет сороги. Здесь можно поймать и хариуса.

Если походить по берегу, то можно найти серые скелеты губок. Ветвистые отростки, похожие на высохшую пену, ответвляются от общего ствола подобно кактусам.

Прощальную ночь проводим на береговом валу. Долго сидим, подкладывая подсохшие ветки топляка в костёр. Искры змейками уносятся ввысь, в ночную темноту… Завтра домой. А как не хочется уезжать с Байкала!

Все материалы рубрики "Темы"

 


Алексей Шипицин
«Читинское обозрение»
№42 (1526) // 17.10.2018 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).