Записки опера. Часть VIII

Олигарх. Южане. Судья.


Роман Кириллов более 20 лет отслужил в ОВД. Сначала милиционером-бойцом ОМОН, криминалистом, затем опером по борьбе с экономическими преступлениями. И ему есть что вспомнить.  


Олигарх
Работая по контрабанде, мне приходилось сталкиваться с находчивостью жуликов при запутывании ими всего и вся, чтобы не проявлять себя как организаторов преступных схем. 

Так и в этот раз при разработке одной преступной группы, специализировавшейся на контрабанде круглого леса в Китай, было установлено, что учредителем фирмы является подставное лицо категории БОМЖ. Звали этого бомжа Олегом, известна его фамилия и все паспортные данные, однако местонахождение не определено. Нужно искать. 

Это обычного человека найти большого труда не составляет, у него, как правило, есть адрес регистрации, номер мобильного телефона, какой-либо транспорт или собственность, место работы, родственники, он может пользоваться услугами железнодорожного и авиатранспорта. А вот у бомжа всего этого нет, потому и искать таких граждан намного сложнее. 

Для розыска Олега мне пришлось опуститься на самое дно социальной вертикали общества и пообщаться с маргинальными личностями, а также представителями бомонда читинского андеграунда. Я облазил все подвалы, поговорил с большим количеством бомжей и уже попахивать начал, как типичный обитатель подвала, но было как-то всё мимо. То есть, некоторые из опрашиваемых мною знали Олега или недавно его видели. Но застать его лично у меня не получалось. Мне сообщали, что буквально вчера Олега видели вместе с дамой по прозвищу Чекушка на банках возле кинотеатра «Удокан». Другие утверждали, что он постоянно «двигается по трассе»... У меня возникали вопросы: какие такие банки расположены в районе «Удокана»? Ну, «Сбербанк» там есть, знаю. Но зачем бомжу «Сбербанк»? И по какой трассе это Олег шастает? По обводной, что ли? Зачем ему там ходить?

Чтобы понимать выдаваемую ими информацию, пришлось освоить арго. «Банка» – это мусорный контейнер, а вовсе не банк. «Двигаться по трассе» – это означает ходить от банки к банке с целью обнаружения в них чего-либо интересного по маршруту, не нарушая сфер влияния соседей.

То, что учредитель фирмы был ещё живой, несмотря на зиму, меня радовало. А то, что ни в одном подвале не обнаруживалось следов его пребывания, расширяло территорию поиска до бесконечности...

Я всё же его нашёл. Помог хозяин одного нелегального пункта приёма металлолома, заинтересованный в продолжении своей деятельности, в обмен на Олега, который периодически таскал туда металл за «топливо». Выяснилось, что живёт он на берегу Читинки, под самодельным навесом. Чаще всего обитает в районе Центрального рынка, на банках ТЦ «Караван», где и был встречен жуликами-контрабандистами, которые за вознаграждение в тысячу рублей взяли его паспорт во временное пользование и зарегистрировали на него фирму-прокладку. После допроса Олег был отпущен с условием ежедневных контрольных встреч. Ему я так же вручил старый мобильник, который валялся «на всякий случай», и свою визитку.

Этой же ночью, часа в три, мне позвонили из ОП «Северный». Звонил оперативный дежурный, он сообщил мне, что Олег находится у них в ДЧ. Обнаружил его экипаж вневедомственной охраны на одной из улиц города. Бизнесмен отдыхал посреди проезжей части и мешал движению. Как выяснилось, днём на помойку одного из супермаркетов выкинули несколько упаковок просроченного пива, которое и стало причиной невменяемого состояния данного гражданина. Документов этот гражданин не имел, но была визитка с указанием моей должности и номера телефона.

Чтобы избежать в будущем таких моментов, мне нужно было Олега куда-то определить. В приют он ехать категорически отказывался, потому как там нельзя курить и употреблять алкоголь. На берег Читинки ему возвращаться не хотелось, потому что там холодно. Бездельник почувствовал свою важность для правоохранительных органов и пытался торговаться. Он желал бесплатное питание, ежедневную дозу алкоголя, эквивалентную 0,5 л водки, и полную свободу. В противном случае грозился уйти в такое подполье, что искать мне его потом ещё лет пять.

Я не смог придумать варианта лучше, чем определить его на время к тому самому владельцу нелегального пункта приёма металлолома по прозвищу Кэп. Будет под постоянным присмотром, обеспечен питанием и «топливом» в виде спирта, в обществе себе подобных и всегда на связи. Вручив Кэпу Олега и три тысячи на его содержание, я уехал.

Через пару дней мне позвонил Кэп и, доложив, что учредитель фирмы на месте, рассказал о его жизни. С его слов, за хвастовство о наличии крупных валютных счетов на своё имя и обещания в скором времени напоить всех обитателей приёмки элитным алкоголем Олег получил прозвище – Олигарх. Олег вёл себя нагло, желал употреблять лишь фирмовую водку, отказывался курить сигареты без фильтра, заявлял, что он козырный чувак, раз за ним стоят «такие люди» и тыкал всем в морду моей визиткой. Ещё он заявил, что «опер мне сказал отдыхать», а потому отказывался помогать даже по мелочам, за что был бит пару раз такими же бомжами, как и он сам.

Через неделю я поселил Олега на даче у своего знакомого. Саня, владелец дачи, в обмен за охрану недвижимости обещал кормить Олега, снабжать его алкоголем и сигаретами. К своему удивлению, через три дня Саня обнаружил, что у него на даче живут уже два бомжа. А через неделю там уже проживало трое – Олег, его друг и их подруга. Как они находили друг друга, при том, что Олег не выходил с участка и уже где-то потерял мобильный, ни мне, ни Саньке понять не удалось. Единственная версия, которая могла быть реальной, – это поиск собутыльников по запаху.

Когда Саня в очередной раз приехал на дачу, чтобы привезти продуктов, то никого там не обнаружил. В сарае, где проживал Олег, он нашёл записку примерно такого содержания: «Обид и претензий не имеем, всё было хорошо. Благодарим за заботу, но пришла весна, стало тепло, птички поют и нам пора в дорогу. Пока».

На тот момент почти все следственные действия с Олегом были выполнены. Необходимости в его присутствии не было, и я его более не искал. Где он, что с ним и вообще, жив ли он, я не знаю.

Южане
Командировки – неотъемлемая часть оперской работы. И в одиночку ездил, и с напарниками. Объездил почти всю страну. И в каждом регионе свои особенности.

Как-то пришлось выехать для розыска наших жуликов в Краснодар. Читинец и по совместительству автор крупной мошеннической схемы, собрав добытые нелёгким преступным путём средства, выехал в Краснодарский край и прихватил с собой подельника, которого планировал от нас спрятать. 

Делать нечего, оформляю командировку с напарником в Краснодар. Начальство ехать поездом не даёт, долго, видите ли. Велят воздушным транспортом добираться. А я самолёты не люблю. С тех пор, как запретили на борту распивать алкоголь. Теперь мне летать очень страшно и некомфортно. Пришлось нам с напарником Вовой к полёту подготовиться дома. Вискарь с колой – самое то лекарство от страха. 

Столица Кубани встретила тёплой погодой, несмотря на конец сентября, и особенностями дорожного движения, где знаки и разметка выполняют функцию уличного декора, а подвеску минусуют даже на «Нивах». 

В гостинице нас встретили радушно. Был выходной день, и я пожелал в честь прибытия на Кубань выпить местного вина, за что был обслужен и обсчитан в гостиничной кафешке как лох. Впоследствии я узнал, что вино краснодарское можно купить только в фирменных магазинах, а то, что мне наливали в тот вечер, можно и у нас, в Чите, попробовать, по сто рублей за литр.

С утра я и мой напарник Вова сразу обратились к местным коллегам за помощью. Мы пояснили, что разыскиваемые нами лица подозреваются в особо тяжком преступлении, могут находиться в одном из населённых пунктов Краснодарского края и предпринимать попытки к сокрытию следов преступления. Для разработки фигурантов нужно немного: организовать прослушку двух телефонных номеров и помочь с выездом в район возможного нахождения жуликов. Нам пообещали всяческое содействие. Нужно только немного подождать.

Мы ждали сутки. Никто нас не тревожил. Тогда мы решили сами потревожить коллег. После двухчасового бесплодного шастания по кабинетам управления познакомились с одним из местных оперов. Слава пояснил, что никто нам помогать не собирается, а все обещания – это краснодарская форма вежливого отказа. Ни машины, ни технических мероприятий не будет. Но Слава пообещал организовать прослушку и без постановления суда. За что потребовал пять тысяч. На наше удивление он бодро заявил: «А что вы хотели, коррупция!». Это выражение я потом слышал не однажды...

Нашли мы в Краснодаре земляка, из бывших читинских ментов. В отличие от аборигенов, он нам помог – подарил на три дня хорошую машинку, белую, с тонированными стёклами и вмятинами на кузове – ВАЗ 2107. Вот на ней мы и выехали к жуликам в один из районов края. 

Мы отличаемся от местных жителей правильной речью и отсутствием в ней звуков «гэ» и «шо», а потому можем невольно выдать себя и спугнуть наших фигурантов. По этой причине мы с Вованом заехали в райотдел, где взяли во временное пользование двух участковых джигитов – лейтенанта и рядового. Пока один из «свистков» проводил разведку адреса и опрос жителей, я попытался поговорить с его сослуживцем-рядовым на тему, не относящуюся к мероприятию. Просто решил пошутить: «Правда, что у вас должность постового стоит 50 тысяч рублей?». На что получил вполне серьёзный ответ: неправда. Оказывается, такие цены на должности существуют только в самом Краснодаре и курортных зонах, а чем дальше от них, тем ценник ниже. Вот непосредственно в их районе цена взятки за должность в ППС – всего 30 тысяч. И опять на свой удивлённый взгляд я получил козырное: «А что вы хотели, коррупция!».

Тут пришёл участковый-лейтенант и весело доложил, что в доме по интересующему нас адресу проживает семья жулика. Дом очень богатый, оборудован по периметру камерами видеонаблюдения, а на участке есть небольшой виноградник. Его вывод: живут богато и счастливо.

Мы с Вованом стали думать о том, как организовать наблюдение за домом и его обитателями, и как нам провести развед-опрос соседей, не вызывая любопытства...  

Наверное, в это же самое время участковые думали о том, сколько бабла можно срубить с нашего фигуранта. Как позже выяснилось, когда мы с Вованом уехали в Краснодар, участковый вернулся на адрес и за вознаграждение слил информацию о визите забайкальских ментов нашему жулику. Когда я узнал об этом факте, долго материл аборигенов за их любовь к деньгам и отсутствие совести, на что получил от Славы очередное: «А что вы хотели, коррупция!».

...Жулика мы приняли немного позже, когда без шума и, не сообщая местным коллегам, прибыли во второй раз на Кубань.

Судья
Работала в одном из районных судов нашего города тётка-судья. Неприятная, высокомерная и, на мой взгляд, не совсем адекватная. Особенно неадекватная она была с мелкими хулиганами, кухонными боксёрами и дебоширами. Все участковые, которым довелось с ней работать, очень её недолюбливали. Причина их нелюбви к ней заключалась в том, что, толком не вникая в суть правонарушения, судья выносила по всем случаям одно решение – штраф. От характера правонарушения зависела лишь сумма штрафа. 

Все попытки участковых довести до судьи своё видение вопроса о наказании и его цели, расшибались о железобетонное самомнение. Они пытались объяснить, что штраф, выписанный алкоголику-дебоширу, не является наказанием для правонарушителя, это простое изъятие денежных средств из бюджета его семьи. На удовольствие пьянь деньги всегда найдёт, а вот его детишки и супруга лишатся чего-либо, именно на сумму штрафа. Сколько ни бились участковые с судьёй, всё было бесполезно.

Но однажды у упомянутой тётки сломалась машина. Неприятное обстоятельство. Но ещё более неприятно было то, что никто из коллег подвезти не согласился и ехать домой ей пришлось на общественном транспорте. Судья не ездила на автобусах уже лет 20 и общалась с представителями люмпен-пролетариата только в зале судебных заседаний. 

В ожидании своей маршрутки на остановке она сделала замечание не совсем трезвому гражданину РФ. При выходе из здания суда тётя забыла переключить в мозгу «тумблер общения» из положения «судья-жлоб» в положение «обычный гражданин». От этого замечание в адрес гражданина прозвучало очень грубо и с явным налётом надменности, за что тётя незамедлительно получила в свой аристократический лоб большим пролетарским кулаком. Затем, сидя на пятой точке посреди остановки, она узнала всю правду о своей сексуальной жизни, а также ближайшую перспективу этой самой жизни от того же гражданина РФ. Судейские корки не произвели на хулигана никакого впечатления. 

Экскурсовод судьи по миру реальности был задержан и доставлен в РОВД вместе с обиженной дамой. В дежурке тётка вышла из состояния ступора и стала кричать в морду обидчика, что обеспечит ему небесную кару в виде пожизненного лишения свободы или расстрела. 

Но как ни старалась потерпевшая, в действиях слегка нетрезвого, но очень эмоционально реагирующего на критику гражданина не нашли состава преступления. По мнению участкового, имел место факт административного правонарушения, предусмотренный статьёй КоАП «Мелкое хулиганство». Через пару часов участковый составил протокол и вынес постановление, согласно которому хулиган был оштрафован и выпущен на все четыре стороны, несмотря на истерические возражения судьи...

С этих самых пор упомянутая тётя-судья всех доставленных к ней на разбирательство дебоширов, скандалистов и кухонных боксёров без каких-либо сомнений отправляла на 15 суток административного ареста. Про такую меру наказания, как штраф в отношении указанной категории граждан, она забыла. Навсегда.

Все материалы рубрики "Читаем"

 


Роман Кириллов
«Читинское обозрение»
№37 (1417) // 14.09.2016 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

Введите число:*

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).