Слово о семье декабриста Бестужева

Часть II


Часть I
 


Люди исчезают, <...> но привязанность к ним
остаётся вечной, и тем сильнее,
чем отдалённее от нас действующие лица.
Не доказывает ли это родственные связи
человеческого рода, передаваемые
из поколения в поколение?

                         Николай Бестужев


Мы продолжаем рассказ о детях декабриста Николая Бестужева и его жены-сибирячки, которые, благодаря кровным, богатым связям с местным населением Забайкалья, могли способствовать длительному влиянию традиций российской интеллигенции.

Дальний Восток
В конце 1880-х внимание российского купца и промышленника А. Старцева привлёк российский Дальний Восток. Алексей Дмитриевич переезжает во Владивосток, приобретает земли на необитаемом острове Путятин в северной части залива Петра Великого. Здесь он основывает имение Родное, где разводит племенное стадо крупного рогатого скота, занимается выведением местной породы лошадей. Стадо пятнистых оленей из хозяйства Алексея Дмитриевича существует на острове до сих пор. Семеноводство, овощеводство, садоводство — всё было предметом внимания и заботы забайкальского купца.

За короткий срок на Путятине появляются кирпичный завод и фарфоровая фабрика. Собственные пароходы и баржи возят их продукцию на материк. Окрестные крестьяне получают у Старцева элитные семена злаков и породистый скот.

«...Старцев ... не жалеет средств на различные опыты по сельскому хозяйству, отодвигая вопрос об извлечении какой-либо материальной пользы на задний план. Им производится исследование каменного угля на острове, заведён конный завод, разводятся овцы, устроен большой кирпичный завод с машинным производством и гофманской печью, устраивается фарфоровый завод, так как на острове открыты залежи фарфоровой глины, производятся опыты фруктовых насаждений и в том числе посадка культивированного винограда из Китая, делаются разводки шелковичных червей и. т. д.».

«Хорошо, что у русских есть Владивосток...», — эти слова принадлежат «бао-ши» — «драгоценному камню». Так китайцы называли А. Д. Старцева, сына «улан-нарана», «красного солнца». Так селенгинские буряты именовали Н. А. Бестужева.

Алексей Дмитриевич умер 30 июня 1900 г. в своём имении на Путятине, получив известие о гибели в Китае в огне восстания его знаменитых коллекции и библиотеки, которые он планировал подарить России.

Это бесценно!
Его не столько огорчила потеря домов, представлявших весьма крупную ценность, сколько потеря его знаменитой коллекции предметов буддистского культа. Коллекция, единственная в мире по полноте, известна иностранным учёным, и парижский музей два года тому назад предлагал А. Д. Старцеву за неё 3 млн. франков, но Старцев отказался продать бурханы и предметы буддистского культа за любую сумму.

Не уцелела и не менее знаменитая библиотека Старцева, находившаяся в Тянцзине, содержавшая чрезвычайно редкие, древние книги по востоковедению, печатные и рукописные. Она не имела равных в мире. Стоимость этой библиотеки не может быть измерена никакими суммами.

Как бы предчувствуя несчастие, ожидавшее научные сокровища А. Д. Старцева, в мае месяце М. Г. Шевелёв говорил, что при первом же свидании с А. Д. Старцевым будет просить его принять какие-либо меры, чтобы его редкая библиотека, на случай его смерти или другого чего, не пропала бы для науки. Словом, М. Г. Шевелёв, придавая весьма важное значение библиотеке Старцева, был озабочен сделать эту библиотеку государственным достоянием, на что и можно было рассчитывать вполне, так как покойный А. Д. Старцев всегда держался широкого взгляда на вещи. Обладание А. Д. Старцевым огромными научными сокровищами стоимостью в миллионы рублей указывает, что покойный, ведя крупное торговое дело, не был чужд служения высоким интересам человечества, и на пользу науки он тратил колоссальные суммы, которые дают ему право занять видное место в ряду её известных ревнителей.

А. Д. Старцев был из тех деятелей нашей окраины, которые способствуют поднятию её производительных сил. С глубокою грустью отмечаем кончину А. Д. Старцева, деятельность которого, как выше сказано, была полезна тем более, что Старцев вносил в это мероприятие крупные капиталы.

Последние годы жизни сын Н. Бестужева провёл на острове Путятина, где занимался предпринимательством. После смерти А. Д. Старцева его дети Николай, Евдокия, Елизавета, получив долю наследства, из Владивостока уехали. Дело А. Д. Старцева продолжили его вдова и сыновья Дмитрий и Александр, а на фронтоне дома Старцева по ул. Светланской во Владивостоке появилась реклама: «Нки А. Д. Старцева Телеф. 103». Молодые промышленники, получившие образование в московском коммерческом училище, не только продолжили, но и развили дело отца. Они владели угольными шахтами, стекольным заводом.



Е. Д. Старцеву-Гомбоеву и А. Д. Старцева нельзя вычеркнуть из истории Забайкальского края. Образ их ярко вырисовывается в своей значимости. Имена этих выдающихся людей мало знакомы современному обществу, вся их жизнь прошла в XIX столетии, но они памятны и дороги. И как подтверждение этому замечательные слова их отца Н. Бестужева: «Люди исчезают... но привязанность к ним остаётся вечной, и тем сильнее, чем отдалённее от нас действующие лица. Не доказывает ли это родственные связи человеческого рода, передаваемые из поколения в поколение?».

  

Е. Старцева-Гомбоева                                                                  Портрет Гомбоева  

Царствие небесное и вечная память Алексею Дмитриевичу Старцеву!

Все материалы рубрики "Страницы истории"

 


Раиса Гончаренко,
к. и. н., историк

Фото из архива автора
«Читинское обозрение»
№52 (1640) // 23.12.2020 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).