Демократия – это хорошо, если это настоящая демократия

Скоро даже руководители нищих африканских государств смогут сказать: «Живём мы плохо, но лучше, чем в России»


Демократические ценности – это когда-то звучало так красиво... Казалось, что именно власть народа несёт Земле мир и процветание, что в будущем всё будет иначе. Но вот прошло время и оказалось, что демократия – это миф, несбыточная мечта, что фактически название «демократия» всего лишь прикрывает куда более жёсткую диктатуру, чем прежде.

В моём понятии демократическим государством можно считать только то, в котором надёжно защищаются права человека, его право на труд и достойную жизнь. Но окончательно в моих глазах погубила идею демократии политика, проводимая США. Повсюду и везде они громче всех объявляют себя защитниками демократических ценностей, но разве они несут кому-либо мир и процветание?

Вдумайтесь в слова президента Украины Порошенко, сказанные им в его выступлении на украинском телевидении: «Наши дети будут ходить в школы, а их дети (дети Донбасса – прим. авт.) будут сидеть в подвалах». Эту грань он провёл между собственным же своим народом, открыто заявив, что считает часть населения Украины ниже другой, что для него в порядке вещей приговорить миллионы людей, маленьких детей, к жизни в подвалах под обстрелами его войск, к смерти. И что же?! Разве он перестал быть президентом Украины, разве он оказался под судом за призывы к геноциду?! И ведь это говорит не какой-то журналист или безумец, а президент государства. 

При этом лидеры США и европейских государств подтверждают, что Порошенко проводит «демократические преобразования». Тот же Яценюк, находящийся в США, доказывает самим американцам, что они, американцы, являются гарантом демократических преобразований во всём мире, а поэтому обязаны обеспечить правительство Украины деньгами и оружием для уничтожения инакомыслящих, во имя насаждения демократических основ. Так вот какова их хвалёная демократия!

Такую же «демократию» американцы и их европейские сателлиты насаждают в любой стране, в которой хоть в малой степени проявляется симпатия к России. Это происходило во Вьетнаме, Югославии, странах Ближнего Востока и той же Украине. Янукович не был другом России, но прислушивался к мнению граждан Украины, пытался усидеть на двух стульях. Союз Украины с Россией для американцев был бы таким ударом, при котором они даже мысленно не могли бы считать себя мировым лидером.

Избирательное право считается основным завоеванием демократии. Но на самом деле всем этим «поборникам демократических ценностей» важна только видимость выборов. «Избрали» Порошенко и Верховную раду – им и флаг в руки, а на то, что там был государственный переворот, «демократам» Украины и их западным покровителям просто наплевать. Ведь они живут не по законам человеческой морали, а по понятиям, как воры и бандиты.

Встреча так называемой «большой семёрки», ведущих государств, лишний раз подтвердила правоту моих слов. По понятиям этой «семёрки» изощрённая ложь должна восприниматься как образец справедливости. Что можно ожидать от таких «судей», которые не только лишили Россию права на свою защиту, но даже не пригласили в качестве свидетеля? То, что истина решается в споре, не вписывается в их рамки «жизни по понятиям».

Я много лет работал председателем колхоза. Возможно, не совсем удачное сравнение, но колхоз для меня – это миниатюрное государство, где председатель – президент, члены правления – министры, начальники участков – губернаторы, бригадиры – главы администраций... Вспоминаю далёкий 1953 года, когда, в качестве директора машинно-тракторной станции (МТС) я присутствовал на партийном собрании колхоза имени Калинина Нерчинского района. Повестка дня – «О повышении трудовой и производственной дисциплины».

Все коммунисты были заранее ознакомлены с повесткой. Стопроцентная явка – и ни одного трезвого, включая секретаря парторганизации. Секретарь парторганизвции МТС предложила в резолюции постановления записать фамилии двух коммунистов, которые в рабочее время злоупотребляют алкогольными напитками. Коммунисты возмутились: «Почему только их? Мы все пьём!». Отказались голосовать. Больше часа продолжались дебаты по этому вопросу, и проголосовали за принятие решения лишь после того, как записали: «Некоторые коммунисты злоупотребляют спиртными напитками». «Вот это правильно!», – подвёл итог секретарь парторганизации.

 



Демократия по-американски – это не свобода волеизъявления, а полное подчинение диктату так называемой элиты общества (только она определяет, что относится к демократическим ценностям).



И вот эта кучка людей от имени партии вносила на рассмотрение общего собрания кандидатуры председателя и членов правления.

За всеми членами правления закреплялись руководящие должности, а, следовательно, и лошади. Лошадям выписывались корма, которых хватало и для личного подворья. Колхозники настолько смирились с этой системой, что практически не было ни одного голоса «против». Председателем колхоза избирали агронома по образованию, к сожалению, большого любителя выпить. Его «друзья», зачастую в рабочее время, укладывали его спать в каком-нибудь доме, а иногда без самого председателя проводили заседания правления колхоза.

Судьбоносным для меня стало решение райкома партии избрать меня председателем этого колхоза. Когда настал черёд избирать правление, назвали всего девять кандидатур. Я предложил продолжить выдвижение, в итоге в список было внесено 23 кандидата, пока не были включены все будущие члены правления колхоза. Обсудили каждого. Осталось 20 человек. «Чтобы ускорить процесс голосования и подсчёта голосов, вношу предложение: из числа достойных 20-ти кандидатов я назову девять человек, за которые и проголосуем списком», – высказался я. Меня поддержали. Состав членов правления обновился полностью. Буквально за несколько дней заменили всех начальников участков, заведующих фермами, бригадиров полеводческих бригад, половину старших чабанов.

Однажды вечером бывшие члены правления зашли ко мне в кабинет и обрушились с резкой критикой моих реформ. Главное обвинение состояло в том, что я на руководящие должности поставил бывших «кулаков» и «подкулачников». Действительно, многие из назначенных мною людей происходили из так называемых «раскулаченных». Я выбрал их, потому что знал: именно эти люди по-настоящему умеют работать. Ведь и само название «кулак», смысл которого со временем потерялся, происходит от того, что самые работящие крестьяне не могли вечером даже разогнуть сведённые от усталости руки и так и ложились спать – подложив под голову кулак.

Явившиеся же ко мне бывшие члены правления происходили из так называемой «бедноты» – ленивых и любящих пожить за чужой счёт оборванцев, которых в то время государство почему-то считало достойной опорой власти.



Я не стал нагнетать обстановку – работал директором МТС в этом селе и хорошо знал эту банду голодранцев. Я не из робкого десятка, но опасался не только за себя, но и за членов своей семьи. Пообещал со временем разобраться и принять соответствующее решение. Но мои «кулаки» и «подкулачники» превзошли мои ожидания. Они вспомнили свои загубленные судьбы, судьбы погибших родителей и, чувствуя поддержку правления колхоза, буквально раздавили эту банду.

Изгнанные бездельники и пьяницы мстили, как могли. Мне разбили нос и губы, стреляли в спину из охотничьего ружья, пытались задавить трактором, булыжники влетали в дом через разбитые окна... Я не написал ни одного заявления в правоохранительные органы. С каждым инцидентом разбирался сам. Каялись. Были и такие просьбы: «Если сможете простить – я буду вам незаменимым помощником».

Через два года, когда оплата труда увеличилась в 12 раз, даже пожилые люди стали называть меня «батей» (а шёл мне 32-й год). А ещё через год, когда оплата труда увеличилась в 16 раз и стала в два раза выше оплаты работников социальной сферы, я стал для колхозников авторитетом при решении любого вопроса.

Установленная мною дисциплина была строгой, а для моего заместителя и главных специалистов наказание было значительно строже по сравнению с рядовыми колхозниками. С позиций сегодняшнего дня – даже жестокой. Я запретил предоставлять транспорт для доставки в больницу пострадавшим при употреблении алкоголя. Чувствую моральную (а в то время и уголовную) ответственность как минимум в двух случаях. Пьяный колхозник обморозил руку. Его отец на коленях просил машину, чтобы увезти сына в Нерчинск, а я отказал. Руку ампутировали. Тракторист, выживший в блокадном Ленинграде, получил ранение в пьяной драке, зачинщиком которой он являлся, умер от потери крови. В транспорте и ему было отказано.

Вероятно, это было ошибкой, но в то время я считал, что стоит дать слабину – и любители выпить сломают моё сопротивление, как бурлящая вода слабенькую плотину, и тогда колхозу конец. Пьянство в селе было повальным, и я знал, что только строжайшими запретами можно остановить его.

В придуманных мною поправках к уставу, которые потом опротестовала прокуратура, значилось: «Если в течении месяца не было ни одного случая нарушения трудовой дисциплины, то оплата труда увеличивается на 50%». В одной из бригад подвозчик горючего приехал в бригаду после обеда. Сумма наказания для всех была более 6 тысяч рублей (цена двух автомобилей). Реакция большинства колхозников была резко отрицательной, но я своего решения не отменил. С точки зрения «либералов» и «демократов» я был злостным нарушителем прав человека. Но именно эти меры дали результат!

В 1963 году за производственные показатели руководители области предложили мне, чтобы колхоз взял на себя обязательство бороться за звание колхоза коммунистического труда и быта. Я был категорически против. Через некоторое время первый секретарь обкома партии, будучи в селе с рабочей поездкой, предложил обсудить этот вопрос на колхозном собрании. Добрый десяток колхозников в своих выступлениях поддержали это предложение: «Иван Гаврилович, вы что, нам не верите? Нам обком партии оказывает такое доверие! Да мы ещё лучше будем работать!». Решение было принято единогласно. Штрафные санкции отменены. Вместо этого приняли «Моральный кодекс строителя коммунизма».

Райком комсомола провёл большую работу. На здании Дома культуры красовался плакат «Колхоз имени Калинина борется за звание колхоза коммунистического труда и быта». Специальные флажки появились на рабочих местах многих колхозников и некоторых домов: «Семья борется за звание семьи коммунистического труда и быта». Перед началом кино секретарь парторганизации информировал, как выполняются принятые обязательства. Через 2-3 месяца начали попадаться подвыпившие мужики, извинялись, просили прощения. Прошли год-полтора, и мы вернулись на исходные позиции: село погрузилось в пьянку. Тот же председатель и специалисты, те же требования, но совершенно разные результаты. В борьбе со здравым смыслом алкоголь одержал убедительную победу.
 



Никакими пряниками без кнута не накормишь человека. Пусть будет демократия и строго соблюдаются права человека, но беспощадно караются те, кто эти права нарушает.



Только жёсткая дисциплина и неотвратимость наказания позволили колхозу, одному из самых нищих в области, за 11 лет построить 15 животноводческих комплексов, сотни домов и других строений, а для села – дом культуры на 500 мест и две школы. Колхоз стал миллионером, отмечался в рапорте ЦК КПСС и Совету министров как хозяйство, которое «внесло особо весомый вклад в развитие сельского хозяйства области». В колхозе проводились областные семинары секретарей парторганизаций и главных инженеров области, другие мероприятия. Да, там нарушались так называемые демократические постулаты, но зато соблюдались права рабочего человека и жестоко наказывались те, кто их нарушал.

В коллективный договор по моему предложению был внесён пункт, согласно которому 50% сверхплановой прибыли в виде премии распределяется всему коллективу, но только тем подразделениям, где не было ни одного случая нарушения трудовой дисциплины. Это был огромный стимул для укрепления дисциплины. Представьте себе: в коллективе 15 или 30 человек, и из-за одного нарушителя все лишаются ежемесячной премиальной оплаты (примерно 25% месячного заработка). Воспитательная сила коллектива значительно сильнее директорского приказа. В конечном итоге повышается производительность труда и снижается себестоимость продукции, пополняется бюджет страны.

Что мешает нынешним руководителям внедрять схемы, которые прекрасно себя зарекомендовали более чем полвека назад?! В нынешних условиях, конечно, потребуется корректировка. Но это уже забота руководителей.

Только труд может обеспечить нормальную жизнь. Прививать любовь к труду необходимо с ясельного возраста, а в 6-7 лет ребёнок обязан выполнять посильную работу за определённое вознаграждение – как моральное, так и материальное. Если для молодого человека основной закон природы «кто не работает, тот не ест» не будет обязательным, в моральном смысле он никогда не станет созидателем. В лучшем случае он будет искать «халявное» местечко, где меньше работы, но выше оплата, при этом не нести ответственности за результаты «труда». В худшем случае станет мошенником, вором, бандитом. Самый подходящий материал для фашистской идеологии. Отбирай и наслаждайся властью.

Много было претензий к руководителям советского государства, они их не учли, и государства не стало...

Вспоминаю интервью генерального секретаря компартии США, который в середине 60-х посетил Советский Союз: «Русские люди живут хорошо. У меня сложилось впечатление, что они так работают, как американцы отдыхают». В те же годы в Америку приехали наши инженеры для изучения опыта работы на заводах Форда. Пригласили в кабинет самого Форда. Наши все в шикарных костюмах, при галстуках и начищенных ботинках. На вопрос о цели приезда ответили: «Изучить опыт работы на ваших заводах». «Выдать спецодежду, распределить по рабочим местам», – постановил Форд. Ставили их на многие конвейеры, учили, под каким углом руки должны работать на токарном станке, конечно, под наблюдением и при помощи американских специалистов. Позднее в книге советские инженеры написали, как полгода «вкалывали на американских империалистов».

Нарушаются ли при этом права рабочего американца? Его уволят с работы не только за опоздание, но и в том случае, если он не успевает с заданным темпом конвейера.
 



Именно те государства, где «нарушаются демократические права человека», добиваются самых высоких экономических показателей. Возьмите Чили, Сингапур, «азиатских тигров». А где бы был Китай, если бы 400 миллионов крестьян принимали участие в голосовании и избрали бы какого-нибудь популиста? Какой бы была его экономика?



В советское время практически в каждом номере газеты писалось о нарушении прав рабочих в капиталистических странах, где рабочие бастовали, голодали, выходили на митинги и демонстрации, требовали 8-часового дня и т.д. У нас формально эти права соблюдались, за исключением тружеников села, у которых рабочий день вообще не ограничивался.

В 1954-м году для укрепления кадров в наше МТС прислали девять специалистов, в основном с высшим образованием. В то время в МТС официально рабочий день составлял 10 часов. Фактически он был не ограничен. В экстренных случаях я мог поднять в два или три часа ночи не только механизатора, но и председателя колхоза. Все новые специалисты потребовали 8-часового дня. Настоящая революция продолжалась до тех пор, пока я их всех не уволил по «собственному желанию». Нарушались ли права? Как посмотреть! За свой труд рабочие и колхозники по моей инициативе получали сверх разрешённых норм от 800 до тысячи тонн зерна, при этом государство получало в два, а один год – и в пять раз больше плана сдачи натуроплаты. Чтобы люди продуктивно работали, их надо накормить. А что было до этого? Люди недоедали, случались голодные обмороки.

Чтобы в селе можно было перейти на нормальный рабочий день, нужны определённые условия, необходимо создать первичный капитал. Пример тому – в 1968 году в колхозе была построена и оборудована молочнотоварная ферма с двусменной работой и 8-часовым рабочим днём. В настоящее время трудно поверить, что до этого доярка в приспособленной соломенной трёхстенке в лютый мороз должна была доить 20 коров. Я видел их унылые лица и изуродованные руки.

Для создания демократического государства было бы правильным лишить права голоса всех бомжей, алкоголиков, наркоманов и тех, кто не платит налоги, за исключением пенсионеров и лиц, попавших в трудное положение. Некоторые могут упрекнуть меня в том, что делю людей на два сорта. Возможно, так. Но почему нормальная семья трудится в поте лица, а из-за недостатка средств не может позволить себе завести ребёнка, но вынуждена платить налоги, которые пойдут на выплату социальных пособий какой-то алкоголичке или наркоманке, и она наплодит будущих преступников? Это демократические права? Необходимо законодательно лишать материнского капитала и других пособий те семьи, в которых есть хоть один алкоголик или наркоман. Кто-то скажет, что дети не виноваты, что у них такие родители. И они правы. Но при этом налогоплательщики вынуждены будут лечить родившихся инвалидов и впоследствии содержать в тюрьмах будущих преступников.



При поступлении в учебное заведение абитуриент в письменном заявлении должен подтвердить, что у него нет вредных привычек, и обязаться возместить затраты на обучение в случае исключения за употребление алкоголя или наркотиков.

Всех наркоманов нужно лечить не в лечебных учреждениях, а в «обезьянниках», без постельных принадлежностей: 300 граммов хлеба в сутки и стакан воды. В первый раз – до 15 суток, а каждый последующий – 30, 60 и 120 суток. Больше не понадобится. При этом вести большую разъяснительную работу. Спроса на наркотики не будет – не будет и предложений. Это единственный способ борьбы с наркоторговцами. Альтернативы в природе просто не существует!
 



Было время, когда большинство населения трудилось, а меньшинство пользовалось результатами труда. А теперь большинство, многие из которых относятся к подвиду паразитов, обложили работающее меньшинство такими налогами, что поставили их на грань выживания.



Зато в средства массовой информации то и дело повторяют: мы строим демократическое государство. Какая это «демократия»?! Напомню ещё раз высказывание выдающегося писателя-патриота В.Г. Распутина: «Мы живём в оккупированной стране. ...То, что врагам нашего Отечества не удалось добиться на полях сражений, предательски содеялось под видом демократических реформ... Разрушения и жертвы – как на войне, запущенные поля и в спешке оставленные территории – как при отступлении, нищета и безпризорничество, бандитизм и произвол – как при чужеземцах. Чужие способы управления и хозяйствования, вывоз национальных богатств, коренное население на положении людей третьего сорта. Чужая культура и чужое образование, чужие законы, чужие голоса в средствах информации. ... Всё почти чужое. И если что позволяется своё, то в скудных нормах оккупационного режима».

Да, жизненный уровень народов России, заплативших колоссальную цену ради жизни на Земле, намного ниже того, что имеют побеждённые враги человечества. И виновны в этом первые лица нашего государства, поддерживающие оккупационную систему разграбления богатств страны и унижения её народа. Во всех государственных структурах много прилипал и просто карьеристов, мошенников, думающих только о своей наживе, а не о своей стране. Это показывает и личный опыт общения с некоторыми из них.

Я весьма критически отношусь к личности Сталина, но его слова, что кадры решают всё, не потеряли актуальности и в настоящее время. Мы видим, каких колоссальных успехов добилась Россия в международной политике и обороне страны, но нищета и разорение, бандитизм и произвол являются основными спутниками в нашей повседневной жизни. Тысячи деревень стёрты с карты России, работающее население обречено на вымирание. Скоро даже руководители нищих африканских государств смогут сказать: «Живём мы плохо, но лучше, чем в России». И это правда.

Критически отношусь и к демократам России, но не собираюсь ставить знак равенства между ними и такими, как Обама или Порошенко. Я верю, что именно нашей стране удастся выбрать правильный курс, по которому мы будет дальше развиваться. И постараться для этого должны не только первые лица государства, но и руководители рангом поменьше, и краевые чиновники, и простые граждане. Я сам, несмотря на свои почти 92 года, намерен бороться за это по мере сил.

Быть может, кто-нибудь прислушается к словам пожилого человека, достаточно повидавшего на своём веку, видавшего и войну, и голод?


Все материалы рубрики "Трибуна"
 

И.Г. Проценко,
постоянный читатель «ЧО»
«Читинское обозрение»
№30 (1358) // 29.07.2015 г.

Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Антон Клиновский 07:17 07.08.2015
О господи, скокабукф!... И главное - зачем??! Кто-то собирается ввергнуть товарища Проценко в фальшивую западную демократию? Да нет вроде, движемся от неё полным ходом в прямо противоположную сторону, к исконно-посконному пожизненному правлению царя-батюшки, Владимира-ярче-тысячи-солнц... И до исполнения садистских советов товарища Проценко относительно наркоманов дело дойдёт, дайте срок. Так что зря он столько места на полосе занял. Мог бы короче высказаться - "Верной дорогой идём, товарищи!"
Владимир Егоров 10:38 20.03.2016
Есть проект обустройства села и города с помощью сельскохозяйственной потребительской кооперации. Иван Гаврилович! Пожалуйста свяжитесь со мной через редакцию, очень хочу пообщаться с Вами и обсудить.

В редакцию для Ивана Гавриловича: Егоров Владимир Викторович. тел. 8-914-441-56-03 Эл. адрес: delatel2009@yandex.ru
Читинское обозрение 05:02 21.03.2016
Уважаемый Владимир Викторович! В ближайшее время Иван Гаврилович с Вами свяжется - он тоже очень хочет пообщаться на "больную" для него тему. Спасибо за Ваш интерес и активность!
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).