Люблю... ДНК?

Целая семья исчезла из-за теста ДНК


В криминальных сводках мелькнуло сообщение: жила-была прекрасная семья – мама, папа, ребёнок. И однажды к главе семейства подошёл пьяненький сосед и сказал: мол, шёл бы ты куда подальше, потому что пацан-то – мой…

Образцового мужа и отца, что называется, переклинило. Пришёл домой, спрашивает жену в лоб: «Это правда?». Та рыдает: «Как ты мог подумать!». Тем не менее, мужик потратил время и деньги, сдал анализы свои и сына на ДНК, и выяснилось: сосед сказал правду. И что-то случилось с человеком. Пришёл домой, кинул в лицо жене анализ ДНК и… убил её. Потом зашёл в комнату сына и задушил его. И покончил с собой, оставив записку: «Простите меня. Я всех убил. И себя тоже».

И вот здесь появляется великое множество вопросов. Несколько лет ты тетёшкал на своих руках принесённого из роддома ребёночка. Менял ему подгузники. Помогал учиться ходить. Радовался первым произнесённым словам. Так кого ты любил – этого маленького, ни в чём не повинного человечка, для которого ты был центром Вселенной, или «правильный анализ ДНК»?

Множество мужчин растят неродных детей, при этом любят их и жизнь готовы отдать за их здоровье и благополучие. А тут? Чего не хватило-то – человечности, великодушия, любви? Ну, ладно, не вынес обмана – разведись. Хотя, если ты, вправду, любил сына, как бы ты жил без ясных глаз, без звонкого «Папа пришёл!», без детского смеха и радости при встрече?

Меня очень задела эта история. По той простой причине, что у моей мамы, Татьяны Алексеевны, был неродной отец – Алексей Ефимович Грибков. Жизнь с первым мужем у бабушки не сложилась, и второй раз замуж она выходила с маленьким ребёнком на руках. И дедушка сразу и безоговорочно полюбил ребёнка своей жены. Покойная мама рассказывала: «Папа был самой лучшей моей «подружкой». Я многое могла не говорить маме, но ему рассказывала всё. Он был бесконечно добрым человеком… Ни разу в жизни он не повысил на меня голос. Всегда выслушает, поможет какое-то решение найти. А был – простым сталеваром».

До школы я росла у дедушки и бабушки в Москве, а в школьные каникулы на лето приезжала к ним на дачу. И для меня мой дед стал в детстве одним из самых любимых, самых дорогих людей. Он мастерил мне водяные пистолеты. Рассказывал всевозможные истории, сказки, пел песни, читал стихи. Мы ходили с ним в лес за грибами и ягодами, и мне с дедушкой было бесконечно хорошо и радостно. И я даже в дурном сне не могу представить, что дедушка поднимает руку на меня или на моего сына, своего правнука только потому, что мы ему «не родные».

Исчезла из мира целая семья – мама, папа и ребёнок. Во имя чего, зачем? Болтливый пьяный урод нагадил человеку в душу, а семьи не стало. Вот они, введённые в моду бесчисленными ток-шоу на ТВ семейные разборки, с мордобитиями и матами, с анализами ДНК, во всей красе. Ради чего? Ради того, чтобы погасли глазки маленького мальчика, стихли навсегда голоса его родителей и опустела ещё одна российская квартира?

Все материалы рубрики "Разговор по душам"

 


Елена Стефанович
«Читинское обозрение»
№10 (1494) // 07.03.2018 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

Введите число:*

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).