Аллея имени императрицы


Остатки Екатерининского тракта до сих пор сохранились в Забайкалье

В один из зимних дней в составе клуба любителей внедорожников «Диверсант» мне удалось побывать сразу в трёх районах края: Читинском, Тунгокоченском, Карымском. В последнем мы обнаружили остатки старинной дороги - предположительно знаменитого Екатерининского тракта.

Загадка истории
Кусочек старенькой дороги находится на территории охотхозяйства «Лось», у слияния речек Элэмэр и Ульдурги. На значительной высоте сквозь лес проходит аллея, по её бокам распластали ветки старые сосны. Организаторы поездки рассказали, что дорога «разбросана» такими небольшими кусками. Предполагается, что она проходила из Бурятии через Подволок с выходом на Бургень и уходила до Нарын-Талачей. Здесь же существовала линия связи (об этом нам «рассказали» старые пни от столбов), которая уходила аж до Дарасуна.

В книге С.Н. Шишкина «Гражданская война на Дальнем Востоке» говорится, что в 20-м году группа белых и отряд партизан столкнулись в районе Бургени. В результате первые ретировались, а партизаны восстановили таёжную телеграфную линию, проходившую через Бургень, Шаргольджин, Нерчинск, по которой осуществлялась связь штаба народно-революционной армии с Амурским фронтом. В книге упоминается, что отдельная кавалерийская бригада осуществляла манёвры по дороге Шилка-Шаргольджин-Бургень. Имеет ли наша «аллея» какое-либо отношение к ней? Вопрос остаётся открытым.

 


«Энциклопедия Забайкалья» говорит, что Московско¬Сибирский тракт представляет собой колёсно­гужевую дорогу от Екатеринбурга до Сретенска, которую проложили к 1735 году. Путь этот проходит через Улан-­Удэ, Читу с выходом на Шилку и Сретенск. Старинный сухопутный маршрут пролегал к границам Китая.



Обратившись к краеведам, мы услышали разные мнения, основным из которых было такое: «Остатки дороги никак не относятся к Екатерининскому тракту». Один из авторов нашей газеты, краевед Александр Лыцусь в одной из публикаций говорит об интересном факте: во времена посольства Николая Спафария (1676) ещё одна дорога шла от Еравны через Телембу и далее через хребет, выходя у современного села Подволок. История подкидывает нам всё новые и новые загадки...

Сметана для каторжан
В сборнике материалов IV Петряевских чтений удалось найти информацию о Екатерининском тракте, который проходил вдоль Шилки (большой кусок вырубленной в скале дороги сохранился до сих пор): «...через село Ломы в XVIII веке проходил тракт: летом на берегу Шилки, зимой по ледовой дороге. Село лежало на Екатерининском тракте, на пути к известной на всю Россию Карийской каторге (разработка золота – прим. авт.). На Кару отправляли уголовных и политических каторжан. В верхней части села, там, где река делает крутой изгиб вправо, она проходила по высеченной в скале тропе шириной с конную телегу. «Бунтовщики» и «мятежники», закованные в кандалы, конвоируемые солдатами, останавливались на ночлег в заезжем доме местного богача Морозова, который давал коней почтовой службе, по договорённости с властью принимал на отдых заключённых». Местным жителям разрешалось в день прихода этапа приносить продукты для арестантов. Женщины хлопотали заранее: готовили творог, сметану, масло.

Краевед, смотритель музея при локомотивном депо Могочи Александр Понамарёв более десяти лет назад совершил экспедицию на Екатерининский тракт, пролегающий от Сретенска до села Покровка вдоль Шилки. Во время экспедиции Александр Игнатьевич нашёл табличку, датированную 1900 годом, на ней выбиты фамилии (предположительно строителей). Ещё в 18-м веке на месте этой некогда дороги пролегала обычная тропа, в 19-м появилась отсыпная грунтовая дорога, которую строили каторжане.



30 копеек на душу
В литературе удалось найти упоминание об указе Александра I, в котором говорилось о правилах обустройства таких трактов: ширина дороги – 6 метров, с обеих сторон – канавы. На почтовых станциях необходимо было создавать этапы (места для ночлега и остановок арестантов, которых гнали на каторги). В итоге на станциях появлялись небольшие постройки-тюрьмы. Вдоль дороги стали появляться селения. За последнее занятие крестьяне обязывались к плате за содержание и благоустройство пути, их принуждали перевозить различные грузы, заставляли кормить проезжающих.

Опасался всякий крестьянин ездить или проходить мимо этого тракта. Не дай Бог в это время совершит побег кто-то из заключённых. Конвоиры тогда могли схватить первого попавшегося мужика и увезти на каторгу без разбирательств. Бедолагу кидали в строй и гнали дальше.

 


Названий этого пути из центра России в Сибирь немало: Колесуха, Государева дорога, Великий кандальный путь, Московский тракт, Осьмая государственная дорога, Большой сибирский почтовый тракт.



Через эти пристанища шли, словно в преисподнюю, горемыки-каторжане и на Нерчинскую каторгу. Путь от Москвы или Петербурга занимал долгое время, однако началом отбывания срока считался день прибытия на каторгу. Людей выгоняли на добычу серебросвинцовой руды в рудниках Кабинета Его Императорского Величества, а кто-то занимался постройкой тюрем и прочих зданий, каторжане изготавливали бельё, одежду, обувь, мололи зерно, выделывали кожу. Конечно же, ни о каком вознаграждении речи и не шло. По некоторым данным, на содержание арестантов в 1891 году было потрачено 513966 рублей – по 30 копеек в день на душу.

Места тут глухие
На забайкальском участке тракта побывал известный путешественник Н.М. Пржевальский, когда следовал в Уссурийский край в 1867 году. Однако он в восторг от наших мест не пришёл. «...Несмотря на конец мая, по ночам бывало так холодно, что я едва мог согреваться в полушубке, а на рассвете 30-го числа даже появился небольшой мороз, и земля, по низменным местам, покрылась инеем», – писал он. Перевалив через Яблоновой хребет, Пржевальский отогрелся, на берегу Ингоды увидел в полном цвету боярку, шиповник, черёмуху, яблоню и первые весенние цветы. Но писал при этом: «Вся сибирская тайга характеризуется своей могильной тишиной и производит на непривычного человека мрачно подавляющее впечатление. Даже певчую птицу в них можно услышать только изредка: она как будто боится петь в этой глуши».
Вскоре Пржевальский прибыл в казачью станицу Горбицу, откуда до слияния Шилки с Аргунью тянется на протяжении двухсот вёрст пустынное, ненаселённое место. Место это приводило в тихий ужас и пеших, и конных. Для поддержания почтовой связи здесь стояли семь одиноких домиков, в которых никто не жил. Народ так и окрестил их – «семь смертных грехов». Пржевальский писал: «Эти станции вполне заслуживают такого названия по тем всевозможным неприятностям, которые встречает здесь зимой каждый проезжающий как относительно помещения, так и относительно почтовых лошадей, содержимых крайне небрежно и едва способных волочить свои собственные ноги, а не возить путников». Аникино, Утёсная, Поворотная, Караган, Часовая, Соболевая, Воскресенская – названия тех пустых станций, которых уже и нет в помине.

Екатерининский тракт, несомненно, таит ещё много загадок, разбросаны по нашей земле его неизвестные кусочки, о которых, возможно, что-то известно вам, читатели. Приглашаем вас познать неизведанное вместе.


Читать также материалы рубрики "Забайкалье многоликое"
 

Ольга Чеузова
Фото с сайта club-diversant.ru
«Читинское обозрение»
№15 (1343) // 15.04.2015 г.

Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).