От Москвы до Кассиопеи

Часть II


Часть I

Тьма. Вспышка. Адский грохот. Опираясь на факелы беснующейся плазмы, в небо уходит гигантский звездолёт «Заря». Уходит с экипажем из семи советских космонавтов не старше... 14 лет (!) за 70 парсек от Земли к чужому солнцу – Альфе Кассиопее, к планете Вариана, терпящей страшное бедствие. Уходит, чтобы спешащие на сигнал SOS земляне сразились с воинством мыслящих машин, захвативших всю планету, и даровали свободу выжившим братьям по разуму.

…Сегодня наш читательский экипаж «Синескопа» продолжает космическую исследовательскую миссию к одному из самых знаменитых и самых успешных за всю историю отечественного фантастического кинематографа проектов, которому в этому году исполнилось 45 лет – дилогии режиссёра Ричарда Викторова «Москва-Кассиопея» (1973) – «Отроки во Вселенной» (1974). Летим далее…

Отряд юных кинокосмонавтов
...Незадолго до одиннадцатой годовщины полёта Юрия Гагарина, 21 марта 1972 года, проект «Москва-Кассиопея» был полностью утверждён Госкино и запущен в производство, а уже в начале апреля Ричард Викторов занялся главными героями. Найти подходящих космонавтов-школьников оказалось делом непростым. Режиссёром и ассистентами было просмотрено более тысячи мальчишек и девчонок 12-13-летнего возраста, горящих желанием лететь в космос.

Командира звездолёта «Заря» и научного руководителя экспедиции Виктора Середу (см. фото экипажа «Зари» на главной иллюстрации, слева направо) – Мишу Ершова нашли совершенно случайно. На репетиции парада, посвящённого Дню рождения доблестной пионерии, к Ершову подошла ассистент режиссёра. Приняв её поначалу за злобную тетку, которая собирается заставить его нести тяжёлые плакаты, мальчуган хотел тут же драпануть прочь. Однако ушлая женщина всё же успела всучить ему приглашение на фотопробы.

Первый пилот и бортинженер звездолёта Павел Козелков – Саша Григорьев удрал с контрольной по алгебре – вместо решения уравнений решил заделаться космонавтом-актёром и сам пришёл на пробы.

Штурман Михаил Копаныгин – Володя Савин имел уже опыт в кино и был приглашён самим Викторовым.

Экзобиолога «Зари», «холодную» красавицу Варвару Кутейщикову – Олю Битюкову нашли в самый последний момент. О ней случайно вспомнил сам Викторов, поскольку был дружен с отцом Оли, актёром Борисом Битюковым.

Врача звездолёта Юлию Сорокину – Надю Овчарову обнаружили в хоре Института художественного воспитания под руководством Соколова. Поскольку девочка оказалась слишком красивой, режиссёр, дабы не затмевать «главную» даму-космонавта Кутейщикову, водрузил на нос Нади очки в строгой чёрной оправе по типу своих собственных.

Геолог экспедиции Екатерина Панфёрова – Ира Попова была в картотеке студии им. Горького, поскольку уже успела сняться в двух детских фильмах.

Ну, а «космического зайца» рыжей масти, «спеца по внеземным цивилизациям» Федьку Лобанова (он же – Лоб) – Володю Басова привела едва ли не силком его мама, актриса Наталья Фатеева.

Самым «хитрым» и загадочным персонажем «Кассиопеи» – ИОО (этакий современный «волшебник»-спецагент, «человек в чёрном») стал Иннокентий Смоктуновский.

Надо заметить, проект Викторова блистал участием взрослого созвездия актёров: Лев Дуров, отец и сын Меркурьевы, Наталья Фатеева, Раиса Рязанова. В целях экономии финансовых средств, а также собственных душевных сил, режиссёр снял заодно и всю свою семью (в эпизодах): актрису Надежду Семёнцову, пятилетнего сына Колю и дочь Анну.

Интересно, что если юные кинокосмонавты с энтузиазмом рвались к Альфе Кассиопее – звезде Шедар, то взрослые в лице Льва Дурова и Смоктуновского высказывали полное неверие в успех фильма.

Старт с «нештатной ситуацией»
В исторический день, 29 августа 1972 года, начались съёмки самого популярного и самого кассового за всю историю отечественного кинематографа фантастического фильма, как сейчас бы сказали, блокбастера, «Москва-Кассиопея». Традиционного у русских кношников разбивания «на удачу» тарелки и команды «Мотор!», увы, в этот день так и не произошло – на студии имени Горького не оказалось... цветной киноплёнки. Вся партия, пришедшая с производственного предприятия «Свема», оказалась бракованной. Лишь спустя неделю группа разбила тарелку и сняла первый эпизод «У школы», где будущий командир звездолёта «Заря» Витя Середа искал автора лирической записки, переданной ему на сборе астрономического кружка.

Мечта и зависть космонавта
Далее, после съёмок ряда «земных» сцен, наступил внезапный простой. Декорации интерьеров звездолёта «Заря», предложенные художником Константином Загорским, оказались настолько сложными, изобилующими мелкими техническими деталями, что построить их в запланированные два-три месяца не удалось. Процесс создания корабельных помещений в павильоне №5 студии им. Горького: два одинаковых отсека управления (один со специальными приспособлениями для съёмок невесомости), биоцентр, медотсек, учебная комната, отсек «Сюрприз», где герои фильма могли моделировать самые разные интерьеры и уголки природы, жилые каюты, коридоры, стартовый ангар, занял аж девять месяцев! А ещё была постройка (в натуральную величину!) десантных «шаттлов» – капсул, на которых юные космонавты должны были высадиться на чужую планету! Но игра, как говорится, стоила свеч: зайдя в рубку «Зари», космонавт Береговой просто ахнул и мечтательно произнёс: «Эх, мужики, вот нам бы такой корабль! Настоящий...».

Режиссёр – шпион!
Полностью построенная к кинокосмическому полёту «Заря» была готова лишь к концу июля 1973 года. Но за пару месяцев до того режиссёра Ричарда Викторова и оператора-постановщика Андрея Кириллова едва не обвинили в... шпионаже! Киношники собрались снимать один из самых грандиозных, кульминационных эпизодов фильма – старт звездолёта. Подготовили масштабную декорацию космодрома и... В общем, весь отснятый материал был немедленно... изъят соответствующими органами, поскольку, несмотря на фантастический антураж, он оказался слишком... реалистичным! В то время многое, что было связано с освоением космоса, в СССР было засекречено (впрочем, как и в США), а потому киношники могли запросто попасть под статью «шпионаж и разглашение государственной тайны». Не помогло и вмешательство главного консультанта проекта, лётчика-космонавта Георгия Берегового. Снятое не вернули. Викторову, к большой досаде, пришлось прибегнуть к монтажу и незапланированным комбинированным съёмкам. Потому старт «Зари» получился не столь впечатляющим. Правда, вся остальная масса оптических спецэффектов и трюковых съёмок сторицей компенсировала неудачу со стартом.

Трое в невесомости
Взять ту же невесомость – один из самых трудновыполнимых в фантастическом кино эффектов.

Сам знаменитый Стивен Спилберг, просматривая «Кассиопею», был в полном восторге и… недоумении: как русским 45 лет назад, без компьютерных технологий удалось снять такие реалистичные кадры с парением человека в воздухе? Да ещё обойти самого Стэнли Кубрика с его эпохальной «Космической одиссеей 2001 года»! (см. фото сцены «Невесомость» из фильма «Москва-Кассиопея»). У него в сценах с невесомостью мог фигурировать лишь один человек, у русских в кадре действовали сразу трое космонавтов!

«Чуда» добился инженер-конструктор киногруппы Валерий Павлотос, создав один из самых удивительных кадров в «Кассиопее»: пилот Козелков бежит в магнитных ботинках по стенам и потолку коридора звездолёта, мимо сидящего на полу Вити Середы (он ботинком приклеился суперклеем Лба), затем в коридоре появляется парящий в невесомости Копаныгин… Отмечу, что все (!) трюки, даже тяжёлые и сложные, в обеих частях дилогии актёры-школьники выполняли без каких-либо дублёров.

Лоб-каскадёр
К примеру, по ходу действия фильма «космический заяц» рыжий Федька вывалился в открытый космос в огромном треугольном мусорном пакете (см. фото одного из дублей сцены «Спасение в открытом космосе»). Володю Басова, исполнявшего роль Лба, действительно запаковали в твёрдый пластиковый мешок. Мастера по комбинированным съёмкам супруги Шолины на фоне чёрного бархата (куда затем было «впечатано» звёздное небо) на специальной подвеске тягали бесконечное число дублей скрюченного, с трудом дышащего в прозрачном пластиковом пакете Вовку. Может, поэтому зрители и увидели столь реалистичные страдания незадачливого «зайца».

Интересно, что в этой сцене фильма впервые в мире было показано применение в отрытом космосе «летающего кресла», позволяющего космонавту автономно перемещаться в пространстве вне корабля.

…В августе 1973 года вся съёмочная группа «Кассиопеи» отправилась на чужую планету.

…Космическая мода и серебряные пальцы. Тайна сумасшедшего смеха космонавтов. Чужая солёная планета. Может ли робот окосеть? «Ты уконтропупен – теперь ты «дефектный»! Зов роботов: голоса людей или машин? Триумф и международно-итальянский Астероид… Об этом в финальной части нашей исследовательской экспедиции по курсу легендарного советского кинополёта от Москвы до самой Кассиопеи.

Часть III

Все материалы рубрики "Синескоп"

 


Сергей Балахнин,
режиссёр, киновед

Иллюстрации автора
«Читинское обозрение»
№49 (1585) // 04.12.2019 г. 




Вернуться на главную страницy

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).