Три памятных снимка цесаревича

Фотографии будущего императора Николая II в Чите обнаружены в одном из центральных архивов


В начале 1891 года вся Забайкальская область была взбудоражена невиданной новостью. Шутка ли – сам наследник российского престола должен был пожаловать в начале лета в эти дальние края. Путь цесаревича Николая, которому в дальнейшем суждено было стать последним императором великой державы, а тогда возвращавшемуся из своего восточного вояжа, по родной стране должен был начаться во Владивостоке и закончиться в Санкт-Петербурге. Надо ли говорить, что к встрече высочайшего гостя началась повсеместная подготовка: наводился порядок на всём пути следования, украшались улицы и здания, строились триумфальные арки, готовились приветствия, прошения и подарки.

Поднявшись по Амуру, пароход цесаревича успешно смог пройти и по Шилке почти до самого Нерчинска. Далее Николай Александрович в сопровождении свиты ехал в экипаже по Московскому тракту. В Читу вся честная компания прибыла 17 (29) июня. Программа первого дня была настолько насыщенной, что кое-что даже пришлось перенести на утро следующего дня. Именно в этот второй день наследник пожелал сделать три памятных снимка. Негатив одного из них вскоре разбился, и восстановить его не удалось, но две фотографии всё же сохранились, и не так давно нам повезло их обнаружить в одном из центральных архивов.


Наследник цесаревич на войсковом завтраке близ Читы. 18 (30) июня 1891 г.

События проходили на Титовской сопке. Вот как описывает те мгновения спутник и «летописец» путешествия цесаревича князь Эспер Эсперович Ухтомский:

«Сев на коня, Августейший Атаман изволил в сопровождении свиты выехать на площадь, запруженную народом… Путь следовал чрез площадь, по Амурской и Нерчинской улицам, на мосты и далее по Верхнеудинскому тракту; при этом кавалькада по временам следовала рысью. На выступе горы (поодаль от Читы), находится часовня во имя Святого Духа, перестроенная казаками Титовской станицы, причём в ней поставлен был образ Сошествие Святого Духа на Апостолов с надписью на нём: «В благодарение Господу Богу за новоявленное чудо над Его Императорским Высочеством Наследником Цесаревичем и Великим Князем Николаем Александровичем в Японии 29 апреля 1891 г., в избавлении Его от смертной опасности и цесаревичана память в роды родов сего чудесного спасения Десницею Всевышнего».

«Около этой часовни в 1873 г. Забайкальское войско имело счастие угощать Великого Князя Алексея Александровича; здесь же был поставлен особый шатёр из разноцветной материи, украшенный флагами, зеленью, щитами. В шатре приготовлен был завтрак для Его Императорского Высочества, для свиты и для высших представителей учреждений области. Кругом расположились станичные атаманы, прислуживали исключительно казаки; прочие приглашённые поместились поблизости, под другим шатром.


Быстро шло время завтрака, прекрасный вид на город, на долину реки Читы и Ингоды, чудный день, – всё согласовывалось с тем особо радостным состоянием, какое замечалось у всех присутствовавших.

Августейший Атаман изволил первый провозгласить тост за Забайкальское казачье войско. Это милостивое внимание Августейшего Атамана вызвало восторженные крики, которые усилились ещё более, когда Наказный Атаман провозгласил тост за Августейшего Атамана. Гул пушечных выстрелов и звуки музыки слились с восторженным «ура!» толпы.

Фотограф сделал снимок с завтракавших; затем Его Императорскому Высочеству было угодно осчастливить войско, снявшись с представителями его и станичными атаманами, а затем отдельно группою с Войсковым Наказным Атаманом Приамурских казачьих войск, Наказным Атаманом Забайкальского войска и станичным атаманом. Атаман отдела Генерал Мерказин выехал ранее в посёлок Черновской и потому не попал в группу. К сожалению, оба снимка потом случайно разбились; первая группа была восстановлена, а вторая заменена новою уже в Верхнеудинске».


Наследник цесаревич с атаманами ЗКВ. Верхнеудинск. 22 июня (4 июля) 1891 г.


Наследник цесаревич с атаманами ЗКВ и начальниками Забайкальской области. Чита. 18 (30) июня 1891 г.

Последний российский император всю жизнь вёл дневник. Поэтому мы имеем возможность получить впечатления о том дне, что называется, «из первых уст»:

«В 11½ сел на лошадь и выехал из города со всеми офицерами и Забайкальским полком за четыре версты по тракту до палатки, где приготовлен был войсковой завтрак. Лошадь моя имела громадную рысь, так что остальные скакали сзади – довольно нелюбезно с моей стороны, но хотелось попробовать лошадь. Вид из палатки на Читу хороший; завтрак был короткий. Снялся группой тут же со всеми станичными атаманами».

Итак, вот они перед вами – те самые читинские снимки и продублированный верхнеудинский, сделанные фотографом Р.С. Пророковым. Можно смело утверждать, что император Николай II относился к этим памятным кадрам бережно и с особой теплотой. Подтверждение тому – вот эти строчки из его дневника, написанные спустя несколько дней после Читы в Верхнеудинске:
  

Страницы из дневника цесаревича Николая с записями о пребывании в Чите 17-18 (29-30) июня 1891 г.

«В особом павильоне был устроен завтрак от… купцов, после чего снялся группой с Эповым и всеми моими молодцами-урядниками. По моей просьбе они едут со мной дальше до Иркутска, так свыкся с ними, что положительно трудно расстаться… Странно, но мне до вечера было жаль, что уже покинул Приамурский округ; единственное напоминание о нём мне служат Эпов и урядники».

Все материалы рубрики "Страницы истории"

 


Александр Литвинцев
«Читинское обозрение»
№28 (1564) // 10.07.2019 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).