Война в объективе

Часть I


Незадолго до Дня Победы, лет 30 назад, в Читинском клубе кинолюбителей, будучи ещё почти мальчишкой, делающим первые шаги в кино, я впервые увидел и взял в руки невесть как сохранившееся оружие эпохи Великой Отечественной. Особое оружие. Непривычно тяжёлое... Невероятно тяжёлое в сравнении с современными лёгкими цифровыми камерами, с ручкой, оканчивающейся скруглённым, но остриём, способным в крайнем случае пробить каску врага. Но главное – три ствола-объектива на турели. Они видели войну и Победу. Видели глазами отважных, забывающих о смерти ради кадра страшной и великой правды людей. Сегодня я говорю о фронтовых кинематографистах и их верном оружии – кинокамере «Аймо» и впоследствии её полном двойнике – аппарате СК…

Месяцы беспрерывной киновойны
Если собрать и склеить воедино всю военную хронику, что была снята за весь период Великой Отечественной войны, то этот фильм длился бы беспрерывно 81 сутки! Почти три месяца... 3,5 миллиона метров плёнки боёв, огня, смерти, поражений и побед великой страны – бесценной исторической хроники, за которой 258 ныне в основном неизвестных героев – фронтовых операторов. Благодаря им мы видим ту войну.

Экранный «дебют» войны
...22 июня 1941 года в 03 часа 15 минут немецко-фашистские войска пересекли границу и напали на СССР. Радио и газеты страны немедленно разнесли эту страшную новость. Но слов было мало. Врага и то, что он творил, надо было видеть и знать в лицо. И ещё более важное – видеть, как ему дают отпор. Уже на следующий день на фронт выехала первая группа военных кинодокументалистов. Через неразбериху первых дней войны ещё необстрелянные операторы насколько возможно быстро смогли доставить отснятое в Москву. Уже 8 июля люди увидели первые фронтовые кадры в распечатанном десятками тысяч копий и разосланном по всем кинотеатрам, клубам, Домам культуры и сельским кинопередвижкам СССР «Союзкиножурнале» №63. С этого момента репортажи с фронта стали основным содержанием «Союзкиножурнала», который выходил дважды в месяц почти до самого конца войны.

Киношники были не готовы
Несмотря на оперативный отклик на начало войны, наша кинохроника по-настоящему оказалась не готова к съёмкам на фронте ни в организационном, ни в творческом, ни в техническом плане. Подавляющее число «военных» операторов имели опыт съёмок лишь «победных» штабных учений Красной Армии. Сказывалось и то, что в отечественной довоенной хронике существовало немало определённых жанрово-тематических стереотипов – съёмка наиболее эффектных событий из жизни страны: пышные военные и спортивные парады, яркие советские праздники, правительственные приёмы, визиты важных иноземных персон, торжественные пуски заводов-гигантов, ГЭС (тот же ДнепроГЭС) и т.д. и т.п. Иными словами, интересного, но «официоза». Такие съёмки были заранее строго отрепетированы. Каждый кадр тщательно продумывался. Всё снималось в основном большими, неподъёмными одним человеком, стационарными камерами (до 85 кг и более), установленными на штативах. Ставился специальный свет. Работать было комфортно. Но! Вылезти с подобным съёмочным «агрегатом» да ещё на штативе (о специальном освещении и речи не идёт) в условиях боя – гарантия получения пули при первой же попытке съёмки. Нечего было говорить и о «сценарии» происходящего и выгодных точках съёмки сражения – боевые действия были слишком стремительны и непредсказуемы.

Чем снимать войну?
Деятельность будущих советских фронтовых операторов стопорила ещё одна проблема. Тяжёлая. Техническая. В СССР не было своих лёгких, репортажных кинокамер... Совсем! До войны закупали в единичных экземплярах у американцев лёгкую, ручную, ныне механическую «Аймо» («Eyemo» – фирма Bell & Howell). Распоряжением самого Сталина пришлось срочно выписывать дополнительную партию этих дорогостоящих съёмочных аппаратов. (Была ещё советская камера КС – абсолютно точная копия американской, но выпускалась штучно и была дорогой).

Железно-чугунная «боевая» «Аймо» (см. главную иллюстрацию) имела в полной комплектации на специальной турели три объектива с различным фокусным расстоянием. («Зумов», которые имеются сегодня в любой видеокамере и цифровом фотоаппарате, позволяющих не сходя с места приближать или удалять изображение, тогда не существовало).

«Лёгенькая» «Аймо» и риск оператора
Весила лёгкая «Аймо» далеко не «легко» – около 5 килограммов (в снаряжении с одним объективом – 3,5 кг). Никаких плечевых штативов-упоров не имела. Внизу торчала ручка, и всё. Благодаря этой ручке, кинокамера, учитывая свой вес, могла в критических обстоятельствах, как было отмечено выше, превратиться в грозное ударное оружие ближнего действия (без последующих повреждений корпуса и объективов). К тому же вес камеры прибавляла ещё и кассета с киноплёнкой («бобышка», как её называли операторы) – ровно на половину килограмма. Бобышка вмещала 30 метров плёнки – её хватало всего на одну (!) минуту съёмки. Поскольку работала камера от пружины всего 30 секунд, то её приходилось периодически заводить вновь (ручка походила на увеличенную от механической пружинной бритвы). А теперь представьте – идёт ожесточённый бой или бомбёжка: свистят пули, рвутся снаряды, бомбы, мины, гранаты..., а оператор прямо в гуще этого ада должен вести не только съёмку, но ещё и успевать там же перезаряжать в светонепроницаемом спецмешке плёнку в камере, а отснятую паковать в чёрную фотобумагу. И опять снимать до следующей перезарядки!

Поскольку «Аймо» были страшно дорогими, потеря камеры или её умышленная порча грозили трибуналом. Кроме стандартного набора фронтового оператора (камера, лёгкий штатив, плёнка), в комплект обязательно входил пистолет.

Кинокамера для… «мальчиков»
С первых же командировок на фронт выяснилось, что наиболее эффективно с такой камерой, как «Аймо», могут работать сразу, без подготовки, вовсе не прославленные и знаменитые советские операторы, а их... ассистенты («мальчики»). Дело в том, что именно ассистентам работающие на солидной стационарной аппаратуре маститые «съёмщики» поручали проводить досъёмки всякой «мелочи», которая могла пригодиться при монтаже основного, главного материала фильма (киноочерка, сюжета). В боевых условиях именно эти «мальчики», бывшие у операторов на «побегушках», с привычными лёгкими «Аймо» действовали гораздо быстрее и профессиональней, нежели их старшие коллеги по цеху.

Кто и как шёл на кинофронт?
Подавляющее число кинематографистов, включая работников кинохроники, оказались на войне вовсе не по закону о всеобщей мобилизации. Почти все имели «бронь» (как выяснилось позже, работа в тылу, на эвакуированных студиях была такой же важной и крайне необходимой людям), но на фронт рвалось большинство советских киношников. Шли и стар, и млад. Ушёл в 1941-м на съёмки сражений Великой Отечественной недоучившейся до конца весь четвёртый курс операторского факультета ВГИКа.

Треть мальчишек-операторов, заглянувших объективами в пасть войне, не вернулась. Попал на фронт и старейший русский оператор Пётр Васильевич Ермолов (р. в 1887), участник и кинохроникёр ещё Первой мировой войны! Старый мастер завалил киноруководство заявлениями с требованиями отправить его на передовую, убеждая, что немалый его возраст – не помеха, а операторский опыт, в том числе и фронтовых съёмок, таков, что он ещё даст сто очков любому молодому да прыткому. Так оно и получилось...

Однако, несмотря на предварительную подготовку (включая военное дело), подавляющее число начинающих фронтовых кинематографистов даже не предполагало, какие чудовищные картины войны им предстояло увидеть через визир видоискателя...

«Плачьте, но снимайте»: когда операторы в шоке. Правда и ложь о цензуре в кинохронике войны. Эта страшная, опасная «паническая» съёмка. Оператор наносит личный удар «люфтваффе». Когда «один хороший фильм стоит нескольких дивизий...». Камнями по кинохроникёрам!.. Об этом в следующей нашей встрече, накануне праздника Великой Победы.

Часть II
Часть III

Все материалы рубрики "Синескоп"

 


Сергей Балахнин,
режиссёр, киновед

Иллюстрации автора
«Читинское обозрение»
№18 (1554) // 01.05.2019 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).