Пахари войны

Танкисты-забайкальцы Герои Советского Союза


История бронетанковых войск Забайкальского военного округа началась, когда в начале 1920-х годов во время освобождения края от белогвардейских и иностранных войск красные партизаны захватили у них первые трофейные машины. В свою очередь, белогвардейцы сами отбили их как трофеи у Красной Армии на западных фронтах, часть переправили на восток страны, где также им нужно было сражаться против вновь созданной и экипированной В.К. Блюхером Народно-революционной армии Дальневосточной республики. Были ли эти танки изобретениями англичан, французов или русских военных инженеров Ф.А. Блинова, Я.В. Маина или А.А. Поровщикова – неизвестно.


Нечасто испытываешь такую гордость за родной город, которую испытали читинцы, когда по центральным каналам шли репортажи о том, что утром 13 января в Читу прибыл поезд с лаосскими танками Т-34. Железнодорожный состав, несущий на платформах 30 боевых машин, остановился здесь на короткое время, но его было достаточно, чтобы новое поколение горожан отдало им честь и торжественно проводило в дальнейший путь. Хотя Чита в своё время не была удостоена (что несправедливо) высокого звания «Город воинской славы», она неслучайно оказалась остановкой, где прошла торжественная встреча. Наш город с середины 1930-х годов – кузница танковой славы страны, страница боевой доблести в её истории. А легендарные Т-тридцать-четвёрки и их экипажи – символы Великой Отечественной, настоящие труженики и пахари войны, которые определили триумфальный исход нашей Победы. Накануне Великого праздника 9 мая вспомним страницы истории машин и людей – героев-танкистов, наших земляков.


«Рено» и первый русский танк
Одним из первых отечественных танков стала боевая машина «Остин-Путиловский-Кегресс», выпущенная в 1919 году на Путиловском заводе и тогда же вступившая в бой на стороне Красной Армии под Петроградом с войсками Юденича. Однако маловероятно, что она тут же попала на Забайкальский или Прибайкальский фронты, руководимые Сергеем Лазо. Большая доля вероятности в том, что в Забайкалье прибыл первый серийный танк «Рено-русский», выпускавшийся на Сормовском заводе в 1920–1921 годах как копия французского «Рено ФТ-17». Но вот парадокс, для создания этого лёгкого однобашенного танка владельцем крупнейшей во Франции автомобильной компании Луи Рено как бы невзначай был использован проект русского «Вездехода» Александра Поровщикова. В результате новой русской модернизации боевая машина с экипажем из двух человек имела противопулевое бронирование, скорость свыше 8 км/час и запас топлива, в среднем рассчитанный на 120 километров. Однако сведения, что танки в годы Гражданской войны массово присутствовали на полях сражений страны, не являются достоверными. Бронированные машины поступили на вооружение Красной Армии уже значительно позднее, после окончания военных действий. Главное конструкторское бюро вскоре представило их новые образцы – машины Т-12 и лёгкого танка сопровождения пехоты Т-16, который вскоре улучшили и переименовали в Т-18/МС-1. Есть сведения, что они воевали на КВЖД во время вооружённого конфликта с китайцами.


Танк «Рено-русский». 1920-е гг.

Танкист Брежнев
В первой половине 1930-х годов в нашей стране были созданы первые НИИ и конструкторские бюро, в задачу которых входило создание новых видов вооружения. К этому времени Забайкальская группа войск набирала силу и в 1935 году была преобразована в Забайкальский военный округ. Его первым танковым подразделением явилась передислоцированная из Ленинграда легкотанковая бригада, вооружённая машинами БТ-5. Из химических подразделений была сформирована 25-я бронетанковая бригада, имевшая в своём составе новые Т-23 и Т-24. А в созданном танковом центре близ Читы в Песчанке в боевых учениях уже участвовали БТ-7 и первые высокоманевренные машины Т-26, что было очень важно в условиях степей и горно-таёжных районов.

Ныне на Аллее славы нашего Мемориала персональная стела посвящена одному из лучших танкистов-забайкальцев, будущему генсеку страны Леониду Брежневу. Под портретом строки: «В 1935–1936 годах служил в танковых частях Забайкальского военного округа в посёлке Песчанка под Читой. Обучался в бронетанковой школе». Корреспонденты военных газет, хвалившие его за умение, знания и упорство в достижении цели, не могли тогда и предположить, что чернобровый красавец-лейтенант в будущем станет первым лицом нашего государства, в годы, которые современными политологами оцениваются как наиболее благополучные в развитии страны. Танкист Брежнев и его товарищи утюжили гусеницами песчаные дороги окрестностей Читы, шли по дну реки, соревновались не только в умении вождения машин, но и в меткой стрельбе из боевого орудия. И чем больше утюжили и лучше стреляли, тем было больше шансов заиметь нагрудный знак «За отличное вождение танков», получить звание «Стахановец» или попасть делегатом на съезд или конференцию в Москве.


Статья из газеты «На боевом посту», 6 окт. 1936 года

Война танков и самолётов
Однако мирные учения скоро перестали быть мирными. Ещё в 1935 году японское командование сфабриковало фальшивые карты монгольской территории, на которых граница проходила по самой реке Халхин-Гол в безлюдной местности. Они решили прощупать военную мощь страны Советов, заранее разрекламировав свою победу. И сегодня ещё на степных монгольских холмах можно встретить единичные, проржавевшие остовы первых советских колёсных и гусеничных броневых машин. Эту «довоенную войну» называют войной танков и самолётов. Всего летом 1939 года на 74-километровом фронте сражалось 498 бронированных машин. Одно только Баин-Цаганское сражение продолжалось три дня, в которые танкисты и лётчики ходили в атаки по нескольку раз в день. Было время, когда подбитые танки десятками стояли на полигонах бывших боёв, но в 1990-е годы они были проданы монгольскими степняками предприимчивым приграничным маньчжурским дельцам. Правда, и сейчас близ реки Халхин-Гол на сопке Ремезова и рядом с ней можно найти осколки разорвавшихся танковых снарядов и нечаянно наступить на порыжевшую берцовую или локтевую кость погибшего советского или японского воина, а, слегка копнув, тут же вытащить из песка полусгнивший советский противогаз или смятую японскую фляжку. А тогда, в 1939 году, наши земляки-танкисты надеялись вернуться домой. Увы, в жестоких боях выжить удалось не всем, погибли свыше двух тысяч солдат, ушедших на поле боя из Забайкалья. 12 июля был сражён комбриг Михаил Яковлев, ведущий в бой 11 танковую бригаду Забайкальского военного округа. В одной из напряжённых атак он сошёл с танка с гранатами в руках и поднял в бой группу пехоты 5-й стрелковой пулемётной бригады. Его тут же ранило, но он продолжал вести за собой цепи бригады. Звание «Герой Советского Союза» ему было присвоено посмертно 29 августа. Тело комбрига фронтовые друзья привезли в Читу и похоронили на Старочитинском кладбище, которое в 1960-х было пущено под нож бульдозера. Позже имя героя было присвоено танковой бригаде и улице в Чите. Всего же в списке 43 Героев Советского Союза-халхингольцев больше половины имён воинов-танкистов.


Автор у остова колёсного танка БА-27. На местах сражений у р. Халхин-Гол.


Останки советского бойца на сопке Ремезова. Халхин-Гол. 1939 г.


Михаил Яковлев

Подвиги забайкальцев
Все годы Великой Отечественной войны на забайкальской границе висела реальная и напряжённая угроза вступить в сражения с японскими войсками. Забайкальский фронт не только охранял наши рубежи, но и постоянно оказывал помощь советско-германскому фронту и готовил боеспособные резервы для действующей армии. В 61 танковой дивизии ЗабВО осваивал боевой опыт 142 полк под командованием майора, Героя Советского Союза Григория Борисенко, прошедшего ад боёв на КВЖД и Халхин-Голе, где он горел в танке, но со страшными ожогами смог пересесть в другой и уничтожить две батареи противника. С июня 1943-го он со своими боевыми товарищами уже комбригом дрался на Курской дуге, затем шёл по Европе и брал Берлин. И не было на воюющих фронтах воинских подразделений, где бы ни сражались танкисты-забайкальцы, прошедшие боевую школу близ Читы в Песчанке, в наших сопках и степях, закалённые на сорокаградусном морозе и суховейной полынной жаре. В жестоких боях они не только уничтожали противника, прикрывали пехотинцев бронёй своих машин, но и наравне с ними вступали в рукопашные бои, ранеными покидали госпитальные палаты, снова устремлялись в бой и одними из первых врывались в города побеждённой Европы.

Уже со Звездой Героя на груди приехал после войны в наш город командир танкового батальона 20-й танковой бригады (1 танковый корпус, 8-я гвардейская армия, 1-й Белорусский фронт) капитан Александр Булгаков. Он ушёл на фронт из алтайской деревни в июне 1941-го. За годы сражений был награждён орденами Красного Знамени, Красной Звезды, Отечественной войны и другими наградами. Звание «Герой Советского Союза» танкисту было присвоено за прорыв в ночь на 20 июля 1944 года при форсировании в Польше реки Западный Буг. В Чите его именем названа средняя школа №7, учительский коллектив и дети которой шефствуют над его могилой.


Александр Булгаков

Среди забайкальцев-танкистов, Героев Советского Союза – почти забытое имя Владимира Жданова, который жил и работал в Чите с сентября 1955 по октябрь 1961 года. Этот легендарный человек имел звание генерал-лейтенанта танковых войск, которое заслужил на войне в сентябре 1944-го за успешное продвижение наших войск в ходе Ясско-Кишинёвской операции к реке Прут. Свою службу Жданов начал ещё в Гражданскую, участвовал в боях с вооружёнными формированиями на Северном Кавказе, затем получил блестящее военное образование. На фронте с 1942 года. Командовал танковыми корпусами, освобождал Сталинград, юг Украины, болгарские, венгерские и югославские города. В октябре 1944 за освобождение Белграда Жданову присвоено звание Народного героя Югославии. В ходе боёв воин-танкист проявил не только полководческие, но и высокие моральные, человеческие качества. Перед наступлением на Белград генерал-подполковник Народно-освободительной Армии Югославии Дапчевич обратился с просьбой к нашему командованию не использовать тяжёлую артиллерию, поскольку за годы войны столица сильно пострадала от налётов Люфтваффе и американских бомбардировок. Жданов и его боевые товарищи не понаслышке знали о руинах наших городов, а потому в уличных боях в Белграде использовали только танки Т-34 и полевые орудия, пытаясь сохранить для будущих поколений старинные памятники города и его инфраструктуру. Но тогда воины-освободители и думать не могли, что спустя полвека одна из древних и красивейших столиц Европы в 1999 году во время войны в Косове будет бомбиться силами НАТО, в том числе странами–бывшими союзниками по борьбе с фашизмом. По информации властей СРЮ, за время бомбардировок общее число погибших гражданских лиц составило свыше 1700 человек, в том числе почти 400 детей.


Владимир Жданов

Крушение над Белградом
Кавалер двух орденов Ленина, трёх орденов Красного Знамени, ордена Суворова 1-й степени, двух ордена Суворова 2-й степени, ордена Кутузова 2-й степени, ордена Красной Звезды и медалей – генерал-майор Жданов в Чите занимал должность 1-го заместителя командующего войсками ЗабВО. Вместе с Владимиром Ивановичем сюда приехала его жена Татьяна Вольская и её сын от первого брака Василий. Семья жила в одном из красивых каменных особняков, расположенных между улицами Горького и Ленинградская. Этот огороженный тогда простым деревянным забором, с нетронутой красотой забайкальского леса участок читинцы так и называли – «генеральский». Так случилось, что Василий учился в 4-й школе в одном классе с моим старшим братом Виктором. Фронтовики Владимир Жданов и наш отец Григорий Епишев познакомились на родительском собрании. Тогда отец служил в Смоленке в войсках ОСНАЗа, а брат жил на городской квартире. Понимая, как тяжёло ребёнку без родителей в чужом городе, Владимир Иванович пригласил сына офицера на время учёбы жить в свою семью. Родители вспоминали этот поступок с большой благодарностью, а когда 19 октября 1964 года генерал трагически погиб в прогремевшей на весь мир авиакатастрофе под Белградом, в нашей семье был траур.


19 октября 1964 года генерал Владимир Жданов и вся советская военная делегация трагически погибли в прогремевшей на весь мир авиакатастрофе под Белградом. Спецкомиссия списала трагедию на случайность, но тогда, в годы холодной войны, да и сейчас трудно отделаться от мысли, что случайность здесь ни при чём вовсе.


В конце 1961 года Жданов получил назначение в Берлин, с апреля 1964-го он – начальник Военной академии бронетанковых войск. Но жить ему тогда оставалось всего несколько месяцев. Авиакатастрофа, унёсшая жизни всей советской военной делегации, летевшей на празднование 20-летия освобождения Белграда от немецких захватчиков, до сих пор остаётся загадкой для политиков и военных историков. Официальная версия гласила, что транспортный самолёт советских ВВС Ил-18 потерпел крушение при заходе на посадку, когда до Белграда оставалось несколько сотен метров. Одной из причин крушения стало то, что лайнер шёл слишком низко и в стороне от посадочной траектории. Он столкнулся с горой Авала в 180 метрах от её вершины и взорвался. На борту было 33 человека. Пассажирами рейса были члены командного состава Советских вооружённых сил, из них три Героя Советского Союза: маршал Советского Союза, 1-й заместитель министра обороны СССР С.С. Бирюзов, его однополчанин, генерал-полковник В.И. Жданов и генерал-лейтенант И.К. Кравцов. В 1945 году они освобождали столицу Югославии и мечтали встретиться с местами сражений, ведь у горы Авала находился командный пункт маршала Бирюзова. Тогда они не только победили, но и остались в живых, но спустя 20 лет какие непонятные разуму силы сделали своё чёрное дело. Невероятно, но именно эта гора стала причиной гибели советского самолёта. Спецкомиссия списала трагедию на случайность, но тогда, в годы холодной войны, да и сейчас трудно отделаться от мысли, что случайность здесь ни при чём вовсе. Погибшие военачальники были похоронены на Новодевичьем кладбище (могила С.С. Бирюзова находится у Кремлёвской стены), а на горе Авала в память о них поставлен памятник. Одна из главных улиц Белграда в течение многих лет носила имя генерала Жданова, в 1997 году ей вернули прежнее название Ресавска.


Семья Героя Советского Союза, генерал-полковника танковых войск Василия Вольского. 1945 г.

Жена военачальника
Личная канва жизни В.И. Жданова также заслуживает внимания. Его жена Татьяна Анатольевна Вольская (девичья фамилия Пыжова) – одна из немногих женщин страны, специалистов бронетанковых машин. Она родилась в 1915 году и совсем молоденькой девушкой вышла замуж за Василия Вольского, блестящего кадрового военного со времён Гражданской войны, дипломата и военачальника. Василий Тимофеевич выучил молодую жену и определил служить в танковых войсках, сам самоотверженно дрался с фашистской нечистью. С первых дней войны он – заместитель командующего Юго-Западного фронта по танковым войскам. Именно ему как командиру 4-го механизированного корпуса в ходе Сталинградской битвы удалось блокировать группы армий «Дон» генерал-фельдмаршала Манштейна. С августа 1944 по март 1945 года Герой Советского Союза Вольский – командующий 5-й гвардейской танковой армией, участвующей в Восточно-Прусской стратегической наступательной операции, которая ускорила поражение нацистской Германии во Второй Мировой войне. Увы, фронтовые раны дали о себе знать, и в самом конце войны генерал выехал на лечение, а в начале 1946 года он скончался в Москве. Татьяна Анатольевна вторично вышла замуж и вслед за мужем-танкистом оказалась в Чите. Она служила в штабе Забайкальского военного округа в должности инженера-полковника танковых войск и была одной из трёх десятков женщин-танкистов страны Советов.

Часть II

Все материалы рубрики "Великая Победа"

 


Ирина Куренная
Художник В. Скроминский
Фото А. Морозова, И. Куренной и
ru.wikipedia.org; worldoftanks.ru;
tankfront.ru; statehistory.ru.

«Читинское обозрение»
№18 (1554) // 01.05.2019 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).