Георгий Граубин: больше, чем поэт

11 июня ему исполнилось бы 86 лет


«Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан». Крылатую фразу Николая Некрасова будто бы продолжает вся деятельность Георгия Рудольфовича: он и поэт, и подлинный гражданин.

С любовью к Чите
Значительную часть жизни я провела в доме, где в соседнем подъезде жил с семьёй Георгий Рудольфович Граубин, в другом – Николай Дмитриевич Кузаков, в этом же дворе, но с противоположной стороны – Георгий Шелест. В те годы соседские отношения были очень тёплыми, дружественными. Все знали друг друга. Младшее поколение вечерами выходило к волейбольной площадке, мы играли, качались на качелях, а то и просто собирались под большим деревянным грибком, пели песни, делились школьными новостями. У моих родителей сложились приятельские отношения с Георгием Рудольфовичем, Григорием Григорьевичем Кобяковым, который бывал у Граубиных и приходился им родственником.

Во второй половине 80-х я училась на вечерних курсах, осваивая профессию экскурсовода. К выпускному экзамену мы должны были разработать самостоятельно текст экскурсии по городу. Чтобы интереснее сделать вступление в тему, решила использовать соответствующие стихи. Наиболее подходящими показались граубинские. В них звучала одновременно лиричность, патриотичность, гордость за Читу. А главное – простота, безыскусственность.

Позвонила Георгию Рудольфовичу. Он благосклонно отнёсся к моей просьбе и предложил своё посвящение к 135-летию нашего города «Именинница Чита». И с тех пор все свои экскурсии я начинаю несколькими строчками:

Дорогие мои земляки!
Как нам с вами
Читой не гордиться:
Этот город у синей реки –
Забайкальская наша столица.
Есть не хуже Читы города,
Есть ко многим
сердечная тропка.
Только где есть ещё Ингода,
И Кенон, и Титовская сопка?
Знает много
торжественных дат
Забайкальская наша столица:
Ведь рабочий она и солдат,

И истории нашей страница.

Дальше – больше. Многое взяла из поэмы «Вехи». О том, например, как первопроходцы шли к забайкальской земле:

Навстречь неласковому
солнцу, 
Хоть был мороз
сибирский лют,
Шли на восток
землепроходцы –
Охочий и рисковый люд.
Шли до неведомой границы
Необозначенных морей,
Чтоб приискать
в пути землицы

К великой радости царей...

О Московском тракте, по которому экскурсионный автобус выезжает к часовне Александра Невского на смотровой площадке у подножья Титовской сопки:

Ещё не строилась чугунка,
Транссиб рудой 
в карьерах спал,
А на Московском
тракте гулко
На всю Сибирь звенел металл.
Гремя уныло кандалами,
Совсем не в качестве гостей
К нам шли горами и долами
Сидельцы
мрачных крепостей...
Сначала это были тати –
Люд ненадёжный, воровской...
О декабристах – узниках Читинского острога:
Потом иных сюда погнали,
Кто был за волю, за народ.
Они, в борьбу вступая, знали
Свой горький жребий наперёд.
О появлении в Чите железной дороги:
А через горные дороги,
Из-за уральского хребта,
Уже железная дорога

Шла в эти гиблые места...

По окончании экскурсии объявляю, чьи стихи были прочитаны. При имени Граубина улыбаются. Знают.

И поэт, и гражданин
12 февраля этого года по российскому радио прошла информация следующего содержания: в 1979 году в Свердловске произошло событие, из ряда вон выходящее. В одной из лабораторий, работающей над проблемами, связанными с сибирской язвой, из-за недосмотра «вырвалась наружу» эта самая зараза. Погибло много людей, особенно «косило» мужчин. Этот факт и всё, что было с ним связано, были строго засекречены. Родственникам умерших выдали справки с указанием совсем иных причин смерти. С тех, кто знал о том, что произошло в действительности, были взяты подписки о неразглашении тайны. Но одна женщина, тяжело переболев сибирской язвой, к счастью, выжила. Все 35 лет молчала, а теперь, когда рассекретили это событие, она подаёт в суд заявление с требованием о выплате компенсации.

Может, для кого-то из радиослушателей эта информация прошла незамеченной. А я мысленно возвращаюсь в июнь 1988 года. В двух номерах газеты «Забайкальский Рабочий» опубликована статья Георгия Граубина «Тайна Сенной пади». Речь шла о том, что строящаяся в Сенной пади Читинская биофабрика таит в себе тяжёлые для горожан последствия, если будет пущена в эксплуатацию. Короткое слово «биофабрика» непонятно что означало, мало кому о чём говорило. Оказывается, на этом предприятии предполагалась выработка вакцины против сибирской язвы, чумы крупного рогатого скота, ящура. Но для того, чтоб внедрять эту вакцину, надо иметь материал для испытаний. А это уже – смертельно опасное производство.

В комплексе предусматривались трупосжигательные печи, котельная с мощными котлами. Дым от котельной, вытяжка загрязнённого воздуха из лабораторий и цехов, десятки газующих машин, доставляющих корнеплоды и животных и вывозящие загрязнённый навоз, огромное количество золы – всё это «выбрасывалось» в никуда, то есть в воздушный бассейн над городом. Не говоря уже о возможных аварийных ситуациях, которые могли спровоцировать непредсказуемые для населения последствия.

Граубин обращался к читинцам с призывом остановить строительство биофабрики. И предлагал, пока не поздно, перепрофилировать направление деятельности объекта на безвредное и безопасное. Народ знал, любил своего писателя, верил ему. Общественность откликнулась и поддержала.

Чиновники сопротивлялись, потому что к тому времени был смонтирован железобетонный каркас из мощных колонн – одна из самых затратных статей сметы на строительно-монтажные работы. И всё-таки строительство биофабрики было приостановлено, а потом, с наступлением 90-х, и вовсе заброшено. Прошло всего два с половиной десятка лет, а на том самом месте появился огромный торговый комплекс. Город расстраивается именно в том, северном, направлении. Как же прав был писатель, призвав тогда всех нас к обсуждению этой темы.

Может быть, Георгий Рудольфович как-то узнал о трагедии, произошедшей в Свердловске? Почему именно ему, и никому другому, пришла в голову мысль защитить Читу и читинцев от загрязнения воздушной среды над городом? Почему он поднял вопрос о несоответствии санитарно-защитной зоны вредного производства от окружающей жилой застройки? Ведь в областном центре достаточно служб, контролирующих и отвечающих за подобные проблемы. Но строящаяся биофабрика не попала в их поле зрения. Для меня это до сих пор остаётся загадкой.

Есть ещё один факт из истории столицы Забайкалья, о котором много лет не прекращаются споры. Это год рождения нашей Читы. В книге Граубина «Серебряный капкан» читаем: «Некоторые историки называют Бекетова градоначатцем: мы уже видели, сколько он заложил острогов, будущих городов. А вот от чести быть основателем Читы он бы отказался. Как человек совестливый и не имеющий к этому никакого отношения. С чувством неловкости прохожу я мимо гостиницы «Забайкалье», на южной стене которой красуется большое панно. Среди других фигур там есть и условный портрет Петра Ивановича Бекетова. И надпись: «1653. Казаки Петра Бекетова, заложив Читинский острог, положили начало нашему городу».

Далее автор поясняет, как строилась гостиница, как его попросил художник Владимир Калашников написать текстовую информацию для панно. Позже, вникнув во все перипетии и споры насчёт этой даты, изучив документы, повинился в своей ошибке: «Неудобно признаваться, но эту нелепицу сочинил я. Причём совершенно искренне». До сих на боковом фасаде здания остаются эти строчки.

Кстати, по инициативе Граубина и при его активном участии был создан клуб краеведов. На первом же заседании он предложил собрать воедино, систематизировать все имеющиеся материалы, любую информацию о возникновении Читы, её развитии, этапах становления. Призвал краеведов включиться и активно работать над этим.

Зарубки на сердце
Выступление против строительства биофабрики наверняка повлияло на дальнейшие события в судьбе писателя.

26 марта 1989 года должны были состояться выборы народных депутатов СССР. От Читинской области на одно место были выдвинуты две кандидатуры: детский поэт Г.Р. Граубин и детский доктор А.И. Хворов.

Кому-то в «местных верхах» очень не хотелось, чтоб депутатом стал Граубин. В СМИ началась травля в его адрес. В одной из газет появилась клеветническая статья, сработанная явно не тем автором, чьим именем была подписана, причём совсем незадолго до выборов, чтоб не оставалось времени для защиты и оправданий. В редакцию посыпались письма.

Сотрудники проектной организации, где я работала, на общем собрании решили отправить обращение к тогдашнему первому секретарю обкома КПСС Н.И. Малькову с требованием прекратить эту нечестную кампанию против уважаемого литератора. Где-то в партийных архивах это письмо, как и многие другие, наверное, хранится. 

Тем не менее, случилось так, что «прошёл» А.И. Хворов. Вскоре, в лихие 90-е, депутатский корпус прекратил своё существование. Но глубокие зарубки на сердце писателя, конечно же, появились.

Тайга в четыре этажа
Больше всего имя Георгия Рудольфовича ассоциируется именно с книгой «Четырёхэтажная тайга». На мой взгляд, если б он написал даже только одну её, хватило бы признания и популярности почитателей его таланта на всю жизнь. Этому поистине энциклопедическому изданию о нашей забайкальской природе пока что нет равных. Если даже в будущем что-то новое и появится на эту тему, всегда будут сравнивать это новое с «Четырёхэтажной тайгой».

Всё произведение, от корки до корки – одна большая экскурсия в природу Забайкалья. Раньше как-то не приходило в голову расселять растительный и животный мир по этажам. За эту замечательную подсказку образно сравнить тайгу с многоэтажным жилым домом, включая и «подвал», густонаселённый живыми существами и корневой системой, мы, экскурсоводы, особенно благодарны писателю.

...Как же нам всем нужны такие книги, вводящие в мир прекрасного, подтверждающие слова академика И.П. Бородина: «Естественные сокровища природы – это такие же уникумы, как картины Рафаэля. Уничтожить их можно, но воссоздать нет возможности». Подросток, прочитавший эту книгу, не будет жечь костры в лесу, заламывать ветки, топтать зелёные ростки, сбивать ногами грибы. Беречь природу – значит любить Родину, быть гражданином России –вот основная концепция этого «учебника».

Пройдёт много лет, сменятся поколения, но останется природа с её чудесами. И изучать тайгу, убеждена, будут по книге Георгия Граубина.

Людмила Арзамасцева
Фото Евгения Епанчинцева
«Читинское обозрение»
№22 (1350) // 03.06.2015 г.


Все материалы рубрики "Год литературы" и "ЗОЛОТОЙ ФОНД" ЗЕМЛИ ДАУРСКОЙ" 


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).