О чём рассказала старинная фотография

Часть II


Часть I

Шестым в первом ряду сидит подполковник Николай Афанасьевич Белозёров. Он был управляющим Читинским имением земельно-лесной части при Главном управлении Нерчинского горного округа. В Чите он проживал в своём доме на углу улиц Троицкосавской (им. Балябина) и Албазинской (им. Курнатовского).

Николай Афанасьевич родился в Акмолинской области 28 октября 1866 года (Казахстан). После окончания Сибирского кадетского корпуса и 2-го Константиновского училища, в возрасте 18 лет, поступает на службу юнкером, в 1885 году он уже унтер-офицер, а с 1886 года подпоручик во 2-м Западносибирском батальоне. В 1890 году поручика Белозёрова переводят в Восточносибирский линейный батальон. В 1893 году заведует конвойной командою при ссыльнокаторжных. Он уже капитан. И вот в этот момент в его судьбе случилась одна замечательная история.

5 сентября 1894 года он вступил в фиктивный брак со своей знакомой Верой Игнатьевной Гедройц, с которой познакомился в Санкт-Петербурге, причём этот брак был совершён по инициативе невесты. Она была моложе Н.А. Белозёрова на 6 лет и принадлежала к старинному знатному роду литовских князей Гедройцев. Однако, обучаясь на медицинских курсах, она увлеклась социал-демократическими идеями, стала посещать политические студенческие кружки и однажды даже была задержана полицией за участие в похоронах популярного демократического идеолога Н.В. Шелгунова, переросших в митинг с призывами к революции. Тогда её выслали в поместье отца под надзор полиции. Сейчас же ей было необходимо уехать за границу в Швейцарию, где она намеревалась получить высшее медицинское образование, так как в России женщинам это было недоступно. И путём смены фамилии она, ускользнув из-под надзора полиции, осуществила задуманное.


Императрица Александра Фёдоровна (слева) и княжна
Вера Гедройц в перевязочной Царскосельского госпиталя


Белозёров пошёл на это, рискуя карьерой. В дальнейшем они практически не виделись, обменивались только письмами, а сам факт бракосочетания тщательно скрывали. Он продолжал военную службу в Иркутске, затем – во Владивостоке, снова в Иркутске. В аттестации отмечается его ревностная служба, постоянное усердие, энергия и преданность делу. Он ценится как отличнейший работник.

22 декабря 1905 года опять же по желанию В.И. Гедройц, сделавшей себе карьеру и прочно вставшей на ноги, данный брак был расторгнут. В 1907 году ей разрешили вернуть девичью фамилию, она вновь получила титул княжны.

Впоследствии, уже в советское время, в одной их своих автобиографических повестей под названием «Отрыв» Вера Игнатьевна описала облик Николая Афанасьевича в образе молодого инженера Андрея Николаевича Зерова. Его описание проникнуто невероятной симпатией: высокая фигура, широкие плечи, чуть встрёпанные волосы, гигант с сильной походкой и лучистыми глазами. «Смешной, милый», – говорит о нём героиня Вера. Инженер и социалист, который бросает всё и едет строить железную дорогу в Сибири, человек невероятной энергии и благородства. В повести он гибнет, так и не женившись на главной героине. Цитируется его письмо, которое мог написать честный служака о строительстве железной дороги в Сибири: «Стряслось несчастье, взрыв раздавил несколько каторжан. Люди работали в цепях и не смогли спастись. Жизнь человека не ценится...». Пишет это глубоко потрясённый, порядочный человек, каким и был в жизни Н.А. Белозёров.

На фотографии он – подполковник. А В.И. Гедройц (1870-1932) стала одной из первых в России женщин-хирургов и одной из первых женщин в мире профессором хирургии, участница русско-японской и Первой мировой войн, подруга императрицы Александры Фёдоровны, прозаик и поэтесса Серебряного века.

* * *

Рядом с Ф.К. Лундстремом (второй в первом ряду) сидит ещё один известный чиновник земельно-лесной части – коллежский асессор Леонтий Иванович Сакович. Он занимал должность старшего земельно-лесного надзирателя с резиденцией в селе Александровский Завод. Он так же, как и Франц Карлович, имел большой стаж работы в Нерчинском горном округе. Раньше, ещё в чине губернского секретаря, служил в Чите и квартировал в доме Софьи Тихоновны Крыленко неподалёку от квартиры, которую снимал Ф.К. Лундстрем в доме Соломона Даниловича Шериха по Енисейской улице (ныне им. Забайкальского Рабочего). К сожалению, о нём ничего неизвестно, за исключением того, что происходил он из дворян бывшего Великого Литовского княжества. После его отъезда из Читы в Александровский Завод в ранее занимаемой им квартире остался жить его сын, Лев Леонтьевич Сакович, также чиновник Нерчинского отделения Министерства Императорского Двора. На тот момент сыну исполнилось 20 лет. Был он холост, только вступил в службу и ещё не имел чина. А про самого Леонтия Ивановича известно, что его жизнь закончилась в 1939 году в Москве. Погребён он на Введенском кладбище, а на могиле выбита надпись – «лесовод».

* * *

Остальные, изображённые на фотографии личности, пока не определены.

Все материалы рубрики "Чита вчера: история, лица"

 


Геннадий Жеребцов,
председатель Читинского
клуба краеведов

«Читинское обозрение»
№16 (1552) // 17.04.2019 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).