Беззащитные и редкие кадры

Что доброго произошло в Год экологии, а чего так и не случилось


Наш край входит в пятёрку регионов, относящихся к бассейну Амура. Во всех пяти работает Амурский филиал Всемирный фонд дикой природы (WWF). Чем занимался фонд в Год экологии?

В прошлом году в Забайкалье был создан заказник Верхне-Амурский в Могочинском районе, а в октябре этого года появился Среднеаргунский заказник в Нерчинско-Заводском. На его территории произрастает большое количество растений, которые занесены в региональную Красную книгу, шесть – в Красную книгу РФ. Проживают там редкие, нуждающиеся в защите млекопитающие, 37 видов птиц, занесённых в Красную книгу Забайкалья, 18 видов птиц, включённых в Красную книгу РФ. Есть и птицы, которые находятся под угрозой глобального исчезновения на планете.

Оба заказника имеют особое значение, отмечает директор Амурского филиала Всемирного фонда дикой природы Пётр Осипов:

– Они находятся в пойме больших рек – Шилки и Аргуни и включают в себя (особенно Верхне-Амурский заказник) нетронутые массивы лесов. Теперь их будут охранять.

Создание заказников проходило непросто: в Забайкалье развивается горнодобывающая промышленность, много лесных аренд. Пришлось исключать из территории заказников ценные леса в междуречье Аргуни и Шилки. Они находятся в аренде под проект строительства Амазарского целлюлозного комбината. Но у специалистов всё-таки остаётся надежда, что рано или поздно эти леса попадут в природоохранную зону.

В Год экологии не появился Джилинский заказник в Улётовском районе. Дело там тоже застопорилось на лесных арендах. В планах создание заказника «Нерчинская степь». Эта территория является узловой для сохранения перелётных птиц. Именно там обитает дрофа, которая осталась в Амурском бассейне только в Забайкалье. Если не создать там особо охраняемую природную территорию, дрофа исчезнет. На создание «Нерчинской степи», по прогнозам Петра Осипова, уйдёт год, а то и больше.

Именно созданию особо охраняемых природных территорий способствует Всемирный фонд дикой природы. Участвует в разработке эколого-экономических обоснований, которые делают наши учёные, финансирует организацию экспедиций для исследования этих территорий.

Не обходит стороной фонд и два забайкальских заповедника – Сохондинский и Даурский. Помощь оказывается в вопросе научных исследований, охраны территории, программ мониторинга.

– Вновь создаваемые особо охраняемые природные территории при нашей поддержке закупают технику (автомобили, моторные лодки), строят кордоны. В этом году была профинансирована на 400 тысяч рублей покупка ГСМ, – рассказывает Пётр Осипов.

В самой системе управления особо охраняемыми территориями, по мнению Осипова, в Год экологии положительных изменений не произошло.

– Мероприятий, касающихся экологии, стало больше, но финансироваться они стали хуже. Не создано программ по обучению специалистов по особо охраняемым природным территориям. В реестре специальностей нет такой специальности. Кадры для заказников и заповедников нужно готовить, сейчас там работают энтузиасты. Что будет, когда они уйдут? – спрашивает Осипов.

Нельзя закрывать глаза и на низкие зарплаты работников заповедной системы, и на риск, сопряжённый с их работой. В Год экологии от рук браконьеров пострадали три инспектора в Приморье. Одного из них тащили на снегоходе несколько сотен метров, он чудом выжил… Так выживала в Год экологии и природа, на защите которой стоит WWF.

Все материалы рубрики "Темы"

 


Ольга Чеузова
«Читинское обозрение»
№49 (1481) // 06.12.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

Введите число:*

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).