Выходила на берег...

Наши звали их «катюшами», немцы - «сталинским органом»


Принцип реактивного движения известен с древних времён. В своих опытах его использовал ещё знаменитый древнегреческий математик Герон, живший в Александрии в первом веке нашей эры. Школьникам до сих пор показывают изобретённую им игрушку- шар, вращающийся под воздействием исходящего из него водяного пара.

Твердотопливные пороховые ракеты появились в Китае в десятом веке н.э. На протяжении нескольких столетий подобные ракеты применялись для производства фейерверков, подачи сигналов и освещения. Но работы над созданием боевого реактивного снаряда начались в разных европейских странах в основном в 20-е годы 20-го столетия.

В России приоритет в этом принадлежит русскому инженеру-химику Н.И. Тихомирову. Опыты над применением бездымного пороха в ракетах велись ещё в дооктябрьский период, а в 1921 году по его просьбе советское правительство разрешило открыть лабораторию по созданию «мины нового типа». Спустя семь лет прошли первые испытания. Дальнейшие успехи привели к основанию в 1933 году Реактивного научно-исследовательского института (РНИИ) снарядов. Его начальник академик И.Т. Клейменов через три года работы письмом в ЦК ВКП(б) сообщил: «В результате испытаний выяснилась полная возможность применения реактивных снарядов для массового огневого нападения. Особенностью этого типа снарядов являются простота и лёгкость пускового станка, дающего возможность быстро подготовить залпы огромным числом снарядов».

С использованием нитроглицеринового пороха боевая мощь снарядов РС-82 и РС-132 значительно усилились, и с середины 1938 года они начали поступать на вооружение Красной Армии.

В 1939 году в воздушных боях на реке Халхин-Гол с японскими летающими самураями лётчики- истребители Звонарёв и Федосеев с самолётов И-16 выпустили с дальней дистанции 13 реактивных снарядов по группе вражеских истребителей И-97 и сбили три машины. Изумление и страх японских лётчиков были неописуемы: как можно поразить цель, не сближаясь с нею на расстояние пулемётного огня. В дальнейшем звено из пяти советских самолётов уничтожило ещё 14 самолётов врага без потерь для себя.

В августе 1939 года прошли успешные испытания пусковой установки конструктора И.И. Грая. 16 направляющих длиной в 5 метров располагались вдоль машины ЗИС-6 (восемь спарок).

К началу войны в РНИИ под руководством поборника реактивной артиллерии Ю.А. Победоносцева изготовили семь пусковых установок. Эта первая реактивная батарея под командованием капитана И.Ф. Флёрова 14 июля 1941 года и произвела исторический залп по скоплению немецких войск на ст. Орша. С этого дня и начался отсчёт шествия многозарядных реактивных миномётов БМ-13 («катюш»).

В Германии тоже проводились опыты с реактивными снарядами. Руководитель советской газодинамической лаборатории Б.С. Петропавловский, заменивший на этом посту в 1930 году Н.И. Тихомирова, в докладе руководству большевистской партии писал: «Работы с пороховыми ракетами, проводившимися одно время (1927-1928 годы) довольно интенсивно фирмой «Юнкерс», в настоящее время (1931 год) оставлены, так как, по-видимому, в Германии не могли решить задачу использования для снаряжения ракет бездымным порохом».

Немецкие конструкторы пошли по пути создания больших самолётов-снарядов с прямоточным воздушно-реактивным двигателем (ФАУ-1 и ФАУ-2). Но после первых ошеломляющих ударов советских «катюш» конструкторы вернулись к решению проблемы реактивного снаряда. И такой (калибром 158,5 мм) был создан. Однако по техническим параметрам он уступал нашему РС-82. Советский снаряд имел общую массу 42,5 кг, немецкий – 28 кг. Масса боевой части составляла 21,3 кг против 5,6 кг. Дальность полёта советского снаряда – 8,5 км, немецкого – 6,7. Стрельбу немцы вели из шести и десятиствольных установок, смонтированных на бронемашинах (наши солдаты именовали их «андрюшами»). Снаряд был очень трудоёмок в производстве и не получил массового применения.

В конце 1944 года немецкие конструкторы создали новый 80-миллиметровый снаряд, скопировав его с захваченного советского РС-82, но довести до боевого применения не успели.

Автору этих строк посчастливилось видеть «катюшу» в боевом действии. Первый год моей службы в рядах Советской Армии (1958-1959 годы) пришёлся на учёбу в школе артиллерийских мастеров, которая находилась на станции Харанор. На одном из полигонов мне и довелось видеть работу «кати». Это, полагаю, были последние её «песни».

Юрий Курц,
писатель-баталист
«Читинское обозрение»
№18 (1346) // 06.05.2015 г.


Все материалы рубрики "70 лет Великой Победе!"

Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).