Роман-расследование, какого не бывало

Большое, 700-страничное повествование, заинтриговало, начиная со своего заглавия: «Клянусь любить Гулю!..»


Летом 2019 года, сдав в печать сороковую по счёту книгу из вынянченных мною как редактором или же редактором-составителем, я решила завершить этот род деятельности, начатый 25 лет тому назад, в 1994 году. И даже дала себе слово «ни одной чужой рукописи в дом не заносить».

В те же самые дни, когда я произносила про себя этот давно ожидаемый моими детьми и внуками зарок, забайкальский журналист и писатель Максим Стефанович привозит из Карымского района, где проживает, свою новую объёмную рукопись. И доверяет её мне прочитать, высказать своё мнение.

Большое, 700-страничное повествование, с ходу поделённое мною на две части, заинтриговало, начиная со своего заглавия: «Клянусь любить Гулю!..».

– Чья это клятва? Кому и зачем дана? – хотелось узнать. И стало ясно, что на моей редакторской стезе появилась сорок первая книга. А вдруг – самая лучшая, небывалая? Или – одна из лучших?.. И, отодвинув в сторону свой вчерашний зарок «Больше не редактировать!», я с головой ушла в работу. Именно «с головой», всецело погрузившись в доверенный мне материал.

Моя редакторская работа – классическая, то есть многослойная, с троекратным прочтением текста. Вначале я просто пытливый читатель, затем во мне просыпается литератор с профессиональным критическим уклоном (и тут даёт о себе знать, служит хорошую службу давний опыт работы в центральном органе критики и библиографии Союза писателей СССР, в журнале «Литературное обозрение»); важен и строгий писательский взгляд на рукопись, позволяющий понять «подноготную» автора: его замысел, присущие ему способы выражения мысли, обрисовку характеров, образов; не в последнюю очередь – язык, стиль, жанровые особенности произведения и так далее.

В романе «Клянусь любить Гулю!..» Максима Стефановича, помимо захватывающей основной сюжетной линии, рассказывающей о жизненном пути героев, содержится и огромный документальный пласт материала, ещё никем не поднятого и не использованного. Благодаря ему мы теперь не приблизительно, витая в облаках, а с протокольной точностью узнаём, что из себя на самом деле представляли такие явления – вехи российской истории, как Гражданская война, продразвёрстка, коллективизация сельского хозяйства, всевозможные партийные и кадровые чистки – как высших, так и низовых, пролетарско-крестьянских органов.

Что касается репрессивного молоха Страны Советов, то в его силках побывала и родная бабушка автора – Татьяна Алексеевна Стефанович. (Журналисты Читы, дружившие с семьёй, должны помнить её – добрую, приветливую, умевшую слушать и слышать человека, и никого не выпускавшую из своего дома без подкормки чаем и вкуснейшими пирожками собственной выпечки. Светлая ей память!).

Из тех же колымско-магаданских лагерей проистекала и судьба дедушки автора – Виктора Ивановича Стефановича. Их памяти внук Максим – что особенно милосердно, благородно – и посвятил свой потрясающий душу, полынно-горький и весьма талантливый сказ…

…Переворачиваю его заключительные страницы и бросаюсь к телефону, чтобы через Елену Викторовну Стефанович высказать своё восхищение титаническим трудом и явным творческим успехом её сына Максима. И… не могу говорить, поскольку заливаюсь вдруг нахлынувшими слезами.

Они – от радости, конечно же. Потому что прониклась я влиянием, действием книги, какой в литературе Забайкалья не бывало, пожалуй, со времён «Даурии» Константина Седых 1948 года, удостоенной Государственной Сталинской премии. И это действительно так. Романа, подобного написанному Максимом Стефановичем, не было не то что в забайкальской литературе. Не бывало его и в России, не говоря уже об СССР.

Говорю это – при всем уважении к замечательным творениям корифеев края, начиная с Жамьяна Балданжабона, Василия Балябина, Георгия Шелеста, Геннадия Донца, … и кончая Сергеем Зарубиным, Василием Никоновым, Оскаром Хавкиным, Георгием Граубиным, Николаем Кузаковым и многими-многими другими.

По своему глубокому убеждению скажу больше: и названные литераторы, будь они живы, свои собственные пальмы первенства щедро и вполне заслуженно сегодня отдали бы прозе Максима Стефановича.

Дело остаётся за немаловажным: за изданием этого романа-расследования, романа-открытия. (Боже! Как не поклониться величайшей государственной эпохе советского книгоиздательского дела! В 1948 году «Даурия» молодого комсомольского вожака Кости Седых была издана одновременно в Чите и в Иркутске. Большими тиражами, которые вскоре были переведены на иностранные языки и разошлись по странам и континентам…).

Конечно, если бы жив был издатель Геннадий Богданов, он понял бы, что речь идёт о выходе в свет произведения из области литературных открытий, за которым читатель вскоре будет гоняться. Привлекла бы Г.Г. Богданова и детективная составляющая сюжета рукописи. И он непременно издал бы её в рассрочку платежа, как это широко практиковал. Увы, время эквилибристических издательских инициатив Геннадия Георгиевича безвозвратно миновало. И пишу я об этом с грустью. Потому что ещё со времён Белинского и Гоголя издатель не только широко открывал типографические двери для талантливых авторов. Он охотился за стоившими того рукописными фолиантами, чтобы первым выпустить их в свет.

И всё же, исполненная Веры, Надежды и Любви, я ещё полагаюсь на культуру края, которую никто не освобождал от заботы о творческой молодёжи. (А Максим Стефанович молод).

Надеюсь и на расчётливость Разума благодетелей-спонсоров. Уважаемые господа-товарищи! При хорошем тираже потраченные вами средства на издание книги Максима Стефановича окупятся. Потому что читатель – и забайкальский, и дальневосточный, и сущий на других землях – посчитает за честь приобрести эту ценнейшую книгу. Особенно несказанно обрадуются ему школьные учителя и преподаватели высших и средних учебных заведений. Общеизвестно, какие трудности они испытывают, излагая молодёжи предмет донельзя раскуроченной 70-летней истории СССР. Немало всякой билиберды перелопачивают они, пока докопаются до истины и до сути вопроса. А тут им автор даёт целую гору добротного документального материала.

Так слабо ли, почтенные благодетели, сделать выпуск книги «Клянусь любить Гулю!..» вашим именным издательским почином? Ждём отклика на электронный адрес газеты «Читинское обозрение» (
chitobozrenie@mail.ru).

За сим, уподобляясь героям рукописи Максима Стефановича, позвольте, дорогие читатели этих строк, заверить вас: без изданного романарасследования «Клянусь любить Гулю!..», обладающего всеми достоинствами большой художественной литературы, всем нам, совести нашей – «век воли не видать» и не знать душевного покоя.

Все материалы рубрики "Читаем"

 

 

Е.Ф. Куренная,
член Союза писателей России,
лауреат Международной литературной
премии им. писателя В.К. Винниченко;
обладатель золотой медали Русского
Географического общества
(за редактирование)
г. Чита, 17 мая 2020 г.

Фото Максима Стефановича
«Читинское обозрение»

№23 (1611) // 03.06.2020 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).