Разбор по... жаров

Кем и чем недовольны наши первые лица, а кем и чем - москвичи


Минувшая неделя выдалась горячей для всех: тех, кто живёт на земле, и тех, кто сидит в высоких креслах. Кому-то теперь приходится разгребать завалы сгоревших домов, а кому-то – документов. Пожарные же никак не могут прогнать огонь из лесов. Вертолёты с «вёдрами» кружат над Читой неустанно, люди с лопатами, отработав рабочую смену, выходят во вторую – на борьбу с огнём.

Прилетел вдруг начальник...
Пожар, взявший Читу в огненный плен, стал поводом для прилёта чиновников из Москвы. Первым к нам прибыл главный инспектор по пожнадзору МЧС Борис Борзов. Не один, а с командой специалистов. И словно развёл пелену смога в небе над Читой. Гореть не перестали – столбы дыма на сопках до сих пор, но масштабы пожарищ стали заметно меньше, а воздух –  чище. Чья заслуга?



В правительстве утверждают, что – пожарных. Для тушения задействовали не только прилетевшие на помощь вертолёты-самолёты, но людей из резерва Рослесслужбы и МЧС. В заслугах огнеборцев перед Отечеством сомнений нет. Но ложка дёгтя всё же имеется. Горящую с воскресенья на понедельник гору Светлую тушили не только вертолёты, но и люди с вёдрами. Обычные добровольцы, часто не имеющие опыта, но с большим желанием спасти себя и ближних. Один из них, Илья, рассказал нам о том, как воскресным вечером во время тушения пожара к нему подошёл пожарный и спросил: «А что делать-то? С какой стороны начинать тушить?».
– Я ему ответил, что это он должен меня учить. Кто из нас прибыл туда в обмундировании?

К сожалению, мы не нашли ни одного человека в погоревших посёлках и дачных товариществах, который бы сказал, что его дом тушили, но не смогли спасти пожарные. Опросили полсотни погорельцев, но все как один говорят, что их дома и соседние спасали они сами.

Имитация взаимодействия
Предполагаю, что своей негативной оценкой вновь вызову гнев вице-премьера правительства края Геннадия Чупина. На совещании с полпредом президента Николаем Рогожкиным он жаловался на работу СМИ, дезинформирующих людей. Неправду пишут журналисты про пожарных! Что на это сказать? Отметим от себя качество взаимодействия служб всех уровней с нами, журналистами. После совещания с главным инспектором Борзовым, на которое «ЧО» по какой-то причине не пригласили (а мы всё равно узнали и приехали), был организован пресс-подход. Это такая форма общения с прессой, когда чиновники выходят к журналистам и отвечают на вопросы. Борзов к нам вышел, ответил на два вопроса, один из которых задал пресс-секретарь МЧС, и ушёл, не попрощавшись. Незаданные вопросы повисли в воздухе.

Встреча журналистов с первым заместителем председателя правительства края Алексеем Шеметовым была организована в форме брифинга. 30 минут, и ни секундой больше. Задать свой вопрос я успела, но ответ не успокоил:
– 110-е постановление РФ по возмещению ущерба пострадавшим, мягко говоря, устарело. Суммы, оговоренные в нём, ничтожно малы, и условия получения выплат абсурдны. Пострадавшие из Большой Туры столкнулись с этим. Не хотели бы вы инициировать пересмотр этого документа?
– Не готов ответить. Это нужно обсуждать.

Осталось непонятным: с кем? И будет ли это обсуждаться вообще? 

То же самое было и во время пресс-подхода Рогожкина. Пять вопросов – и точка. Как после этого говорить о качестве работы СМИ, если представители власти экономят время на общении с прессой? По разумению чиновников, мы не должны слышать глас народа, работать надо лишь, уткнувшись в бумаги, официальные заявления.

Путин сказал? Сделаем!
Николай Рогожкин на рабочем совещании отметил, что МЧС и правительство плохо работали на предупреждение. Подтверждаем: даже смс-профилактика началась только 14 апреля после обеда. И то выборочно. Из моих коллег в редакции предупреждающие сообщения получаю только я. Почему не разослать всем и дней эдак на десять пораньше?
– Плохо информировали граждан, не работали с населением и СМИ, – говорил Рогожкин. 

И перечить ему в этом не брался никто. 



Несмотря на это, убедить полпреда в хорошей работе МЧС вице-премьер и иже с ним смогли быстро. По документам у Геннадия Чупина всё в порядке. Но только забайкальцев, потерявших нажитое десятилетиями добро, документальная идиллия вряд ли убедит. Ведь именно они точно знают, как в жизни, а не на бумажке, всё происходило. Жаль только, что им, простым людям, перед президентом не отчитаться и не доложить реальную обстановку. Сделать это забайкальцы попытались, отправив на прямую линию с президентом множество обращений. Владимир Владимирович услышал и распорядился – до сентября построить дома всем, у кого сгорела единственная крыша над головой. И даже тем, у кого жильё не было оформлено в собственность.

Константин Ильковский, губернатор края, заверил, что дома будут построены:
– Президент сказал – значит, надо выполнять.



Во время совещания глава региона пожаловался полпреду на то, что денег на пожаротушение выделяется мало. Просим 70 миллионов рублей, получаем 27. Но Николай Евгеньевич парировал, что нужно не на пожаротушение больше денег просить, а с людьми работать над профилактикой пожаров:
– У вас же каждый год пожары случаются, вы знаете ваш климат. И должны быть готовы к этому сезону, надо с людьми работать, – учил Николай Рогожкин. – Мы можем свалить всё на людей, природу. Но я не могу осознать, как в одно и то же время в разных районах загораются леса. Причём даже в труднодоступных местах. Я не понимаю, может кто-нибудь объяснить?

Объяснить не смог никто из присутствующих. Тогда полпред предположил, что эти пожары стали диверсией:
– Для этого нужен был специально обученный человек, чтобы поджигать там, где пожар в принципе не мог возникнуть.

Цените кадры
И.о. руководителя гослесслужбы Вячеслав Ланцев (его предшественник Руслан Балагур задержан следствием) тоже поспешил воспользоваться случаем и пожаловался, что в его службе работать некому. Люди уходят из-за низкой зарплаты, штат укомплектовали только перед пожароопасным периодом.

– А почему вы так легко отпускаете уже опытных людей? – спросил Ланцева Рогожкин. – Надо их держать. Нет возможности зарплату поднять – другими способами мотивируйте. 

Заместитель главы Рослесхоза Павел Кукушкин низкую зарплату комментировать не стал, зато сообщил о том, что 80% пожаров в стране происходит в нашем крае, и 70% площадей горящих лесов – так же в Забайкалье. Ссылаться на то, что у нас большой край и много лесов, спорно. Площадь нашего края (431 тыс. кв. м) в четверть больше площади соседней Бурятии (351 тыс. кв. м), но на 300 тысяч кв. м меньше, чем Иркутская область. Лесами наших соседей мать-природа тоже не обделила. Учитывая их некую удалённость (в сравнении с нами) от Китая, можно предположить, что деревьев там больше. Так почему же мы лидеры по количеству и площади пожаров? Только ли потому, что там осадков больше?

Куда прёте!
Эхо лесных пожаров ещё долго будет отзываться в жизни каждого из нас. Погорельцы жалуются на то, что обещанные 50-100 тысяч рублей за утраченное имущество получить оказалось не так-то легко. Нужно предоставить множество документов, а если их нет – сначала судиться.
– Чтобы получить эти компенсации (кроме 10 тысяч), нам сказали через суд доказать право на наше жильё, – рассказывает наша коллега Татьяна Белокопытова, чьё имущество сгорело дотла. – Многие не успели дома оформить в собственность, а некоторые оформили, но не успели прописаться – им тоже теперь идти в суд... В общем, за эти деньги ещё придётся побороться и не один месяц. А людям сейчас жить не на что.

Некоторым пострадавшим приходится доказывать и то, что травмы они получили во время пожара: ожоги, переломы. Имеются медицинские справки, но куда идти с ними – непонятно.

Непонятно и поведение некоторых читинцев. Погорельцы сейчас вне очереди принимаются специалистами медучреждений. И к сожалению, в сидящей в коридоре очереди они не находят понимания. «Ну и что, что погорельцы, прёте тут без очереди!» – слышится в спину.

Лучше не экономить
Из этого страшного урока вывод должны сделать не только руководство МЧС, гослесслужбы и правительство края, но и все забайкальцы. Многие погорельцы теперь понимают, что затягивание в оформлении документов привело к судебным тяжбам. Люди жили годами в отстроенных домах, а документы оформлять не спешили. Да, оформление дома в собственность стоит не три копейки, но всё-таки прежде чем купить ту же мебель и технику, лучше сначала потратиться на документы.

Не стоит экономить и на пожарной безопасности. Одна наша читательница сообщила, что её дом уцелел только потому, что был обработан специальным составом. Он продаётся в специализированных магазинах.
– Помимо обработки дома, нужно соблюдать обязательные правила пожарной безопасности, – говорит начальник отдела надзорной деятельности по Чите ГУ МЧС России по Забайкальскому краю Антон Маркелов. – Основная проблема – расстояние между домами. Оно должно быть не менее 15 м. У нас же люди жмутся домами друг к другу. И мы ничего сделать не можем. С нас полномочия по этому контролю сняли ещё в 2007 году. Теперь это в компетенции органов, выдающих разрешения на строительство.


Константин Ильковский обратился к президенту с просьбой помочь дачникам, пострадавшим во время пожаров в Забайкалье. Сделал он это вчера, 21 апреля, во время заседания совета по вопросу ликвидации последствий ЧС, которое провёл Владимир Путин в Абакане. Губернатор рассказал об огненном шторме, который прошёл в Забайкалье 13 и 14 апреля: «813 человек пострадали и четверо погибли, уничтожено полностью 204 дома, частично – около 30 домов». Константин Ильковский попросил выплатить тем, у кого пострадали дачные участки, по 10 и 50 тысяч рублей: «Народ у нас небогатый, и для них это будет хорошим подспорьем. В результате пожаров было уничтожено 287 дачных домов».


 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).