Собирайся, народ!

«Забайкальская осень», до которой не доживём?


Ранним утром первой субботы сентября над Читой закружился вертолёт и с неба гигантскими снежными хлопьями посыпались листовки. Они падали на улицы, дворы, скверы, дома, головы прохожих, обращая внимание ярко написанными словами приглашений на праздник книги «Забайкальская осень – 2015».

К десяти часам утра к центральной площади потянулись горожане. Звучали задорные песни и мелодии. Над улицами под слабыми ветерками колыхались растяжки: «Книга от века растит человека», «Забайкалец без книги, что птица без крыльев», «Кто с книгой не дружит, тот в СибВО не служит», «Есть у праздника книги начало, нет конца».

В ясном небе разносился громовой голос диктора ГТРК, похожий на голос Левитана, читавшего фронтовые сводки  во время  Великой  Отечественной  войны. Это было чуточку изменённое стихотворение поэта Ростислава Филиппова:

Собирайся, народ!
Не за песней пойдём,
Не за славой.
Возле каждого сердца
Давайте поставим заставы,
Чтоб о них обожглись,
Совершая лихие набеги,
Современные все

Не любящие книг печенеги.

Над гостевыми трибунами высился огромный портрет усатого казака в папахе. Сдвинув к переносице лохматые брови и протыкая пространство перед собой огромной шашкой, он вопрошал: «Ты ещё не записался в книголюбы?».

Из репродукторов гремела песня одного из забайкальских поэтов, написанная на музыку Глинки из оперы «Иван Сусанин»:

Славься, славься, Русь моя,
Славься ты, 

книжная наша земля.

На середину городской площади вышел скромно одетый Мастер-книгочей из романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита». К нему подкатила карета, запряжённая четвёркой белых лошадей. Из неё выпорхнула Маргарита-библиотекарь, вознеслась на крышу кареты и запела «Гимн книголюбов Забайкальского края» на мотив «Гимна демократической молодёжи мира»:

Эту песню запевает 
молодёжь,
Книгочеев не задушишь, 

не убьёшь.

Рукописи не горят! – громогласно пронеслось над площадью. Мастер взмахнул рукой. Ударила молния. Откуда-то с неба обрушилась на головы зрителей стая белых голубей, которые при приземлении превращались в книги забайкальских авторов. На трибуне рыдал председатель региональной писательской организации:
Не задушили литературу, не задушат и нас!
Читать или не читать? Это уже не вопрос! – восклицал, прохаживаясь по импровизированной сцене, сооружённой на краю площади, принц Гамлет. По её периметру бегали Волк и Заяц. Первый с криком: «Ну, Заяц, погоди!» пытался догнать косого, который держал в лапах украденный у Волка последний роман известного забайкальского писателя «Именем книгочеев».

Артисты краевого драматического театра разыгрывали сцены в образах любимых литературных героев.
Мой дядя самых честных правил, – обращался к присутствующим Онегин, – когда не в шутку занемог, он книги всех читать заставил и больше выдумать не мог.

Потом запел:
– Любви все возрасты 
покорны,
Порывы к книгам 
благотворны.
К нему подбежал Ленский:
– Онегин, я скрывать 
не стану:

Люблю я книги, не Татьяну.

Подёргивая седыми усами, со сцены басил гоголевский Тарас Бульба:
Хочется мне сказать вам, панове, в какой чести была книга наша и торжество её. И в Москве дала о себе знать. И за границей собирала червонцы славы. Всё нынче пытаются взять басурманы Интернета. Не дадим! Вот в какое время собрались мы здесь. Вот на чём стоит наше товарищество книголюбов. И в столице нашей ещё остались люди, которые любят читать, и на Урале любят книгу, и на Дальнем Востоке, но так любить книгу, как забайкальцы, никто не может!

Под бессмертный марш «Прощание славянки» на площадь выступил Бессмертный полк книголюбов, одетых в костюмы любимых героев разных литературных произведений. В руках они несли портреты писателей всех времён и народов, плакаты и лозунги с весёлыми стихами и изречениями великих философов.

Сними с души вериги – 
Компьютерную хмарь,
Берись скорей за книги

Ты, Интернета тварь!

От шествующих отделялись группы в национальных одеждах и пускались в пляс. Русские выписывали ногами кренделя под «Комаринскую», буряты неторопливо сходились и расходились в круге, молдаване кружились в зажигательном «Жоке», поляки грациозно вышагивали под «Полонез» Огинского.

На площадь въехало несколько «КамАЗов», гружённых только что изданными книгами забайкальских писателей. Полицейскому кордону с немалыми усилиями удалось сдержать толпу, которая было ринулась покупать, хватать, подписывать у счастливых авторов новинки. Некоторые из старых членов забайкальского литературного цеха потеряли сознание от нахлынувших чувств, их отпаивали коньяком и валерьянкой. Обнимаясь, плакали от радости губернатор Забайкальского края и министр культуры.

...Читатель, конечно, догадался с первых строк, что ничего этого в Чите не было. И этот репортажик в стиле «Мистерии-буфф» я придумал, чтобы привлечь внимание к проблеме: можно ли возродить некогда прекрасный праздник книги в современных условиях? Можно! В своё время экс-губернатор Забайкальского края Гениатулин любил говорить: «Всё можно сделать, была бы воля». Самому ему вместе с аппаратной камарильей её часто не хватало. Не хватает и ныне руководству края. Бездарно прошёл Год культуры. Так же, похоже, закончится и нынешний – литературы.

В советское время праздник книги был грандиозно успешен, потому что его подготовкой и проведением занимались обкомы КПСС и ВЛКСМ, которые широко привлекали к этому все профсоюзные, пионерские и спортивные организации, силовые структуры. За все мероприятия отвечали специально назначенные люди. Уже с начала лета в средствах массовой информации публиковались материалы о подготовке к празднику, интервью с писателями и общественными деятелями, представлялось творчество как мастеров пера, так и начинающих литераторов. Все газеты и журналы готовили специальные выпуски к празднику. Открывался он обычно большим книжным базаром, который устраивался на центральной площади Читы. После этого писательские «бригады» выезжали в районы области и там на высоком уровне участвовали в празднике на местах. По возвращении в Читу они отчитывались перед оргкомитетом. Завершался праздник книги торжественным приёмом писателей в обкоме КПСС и литературным вечером, который обычно проводился в областном драматическом театре.

В последние годы попытки проводить праздники книги оказывались провальными только по той причине, что не было должного чувства ответственности и желания этим заниматься. Одно министерство культуры и краевая писательская организация, существующая на общественных началах, не в силах это осуществить. Успех может быть обеспечен только тогда, когда организацией праздника книги, как в советское время, займутся руководящие органы: правительство и Законодательное собрание. До сентября две недели, но что-то их патриотического порыва не замечается.

Все материалы рубрики "Год литературы"

 


Юрий Курц, 
писатель

«Читинское обозрение»
№33 (1361) // 19.08.2015 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).