Дочери кузнеца

Две веточки большого древа Блинниковых, они до самой кончины сберегли нежность друг к другу


Растапливая печь или прихватывая за ручки горячую кастрюлю, Надежда Андреевна всегда приговаривала: «Я жара не боюсь, я же дочь кузнеца». Она и её сестра-близнец Любовь родились в один час и в один день, 14 сентября 1926 года, в селе Верх-Гирюнино. Его уже нет на карте Забайкальского края, а тогда оно относилось к Жидкинскому району Сретенского округа Забайкальской губернии.

Когда в 1937 году будет образована Читинская область, а через год населённый пункт Балей обретёт статус города, село окажется в границах вновь образованного Балейского района. Из девятерых детей кузнеца Андрея Герасимовича и Анастасии Семёновны Блинниковых только эти близняшки доживут до глубокой старости. К рождению близнецов, да ещё девочек, тогда в деревне отнеслись по-разному: одни посчитали это дивным явлением и в девочках видели дар Божий, другие считали, что они принесут семье несчастье.

Причиной ли тому древние поверья, но беда всё-таки случилась. Кузнец Блинников, сам из казачьего рода, 17 июня 1930 года оказался в вихре событий, которые документы советских карательных органов зафиксируют как «ликвидация Ундино-Талангуйской повстанческой бригады». Тогда отряды ОГПУ подавят восстание крестьян, приисковых рабочих и бывших красных партизан (в том числе из казаков) Жидкинского, Нерчинского, Оловяннинского, Шилкинского районов, выступивших против насильственной коллективизации. Как рассказывала своим дочерям Анастасия Семёновна, отец не был активным участником тех событий, да и не стремился: был слеп на один глаз, но прискакали повстанцы и мужчин заставили седлать коней и «встать в строй», «все пошли, и он пошёл». Уже 28 июня его арестовали и наказали условно тремя годами лишения свободы.

Жизнь шла своим чередом, Андрей Герасимович работал кузнецом, приносил много рыбы, сахара и мёда, семья не бедствовала. Но в 1938 году кто-то припомнил 1930-й и написал донос. Его арестовали, жену с малолетними детьми стали выселять из дома и, чтобы ушли поскорей, развалили печку… Тогда старшей Александре было 17, сыну Павлу – 14, близняшкам Надежде и Любови исполнилось по 12 лет, ещё четверо были совсем малышами. Семья оказалась на грани нищеты. Не было даже мыла, поэтому и стирали, и мылись щёлоком, который готовили из золы.


Павел, Александра, сёстры-близнецы Надежда и Любовь
Блинниковы. Станция Кагановича, 1940 г.


Вскоре выдали справку, что Андрей Герасимович умер от болезни, но на самом деле он был расстрелян в Читинской тюрьме 14 ноября 1938 года по приговору УНКВД, вынесенному накануне, 29 октября. В 1958 году семье сообщат о его реабилитации, а о том, что на самом деле он был расстрелян, оставшиеся из всей семьи сёстры, Надежда Андреевна Беспечанская и Любовь Андреевна Кожина, узнают лишь в начале 2000-х.

После ареста отца к Блинниковым отнеслись по-разному. Кто-то с презрением, а кто-то – с сочувствием. Дети хорошо учились, старались быть в гуще всех школьных дел, а мама старалась на работе. Никогда семейные беды даже не пытались связать с именем Сталина. А начавшаяся война как-то сгладила недоверчивое отношение к родственникам «врагов народа» в забайкальской глубинке, общее горе пришло в каждую семью.

В 1942 году, когда сёстры учились в 7 классе, во время урока в класс вошёл военный и сказал: «Доучиваться будете после победы, надо заменить ушедших на фронт». Тех, кто хорошо учился и проявлял разные способности, отправили на работу в финансовые органы. Надя стала трудиться в районном финансовом отделе (райфо), а Люба с подругой Тосей Никитиной – в отделении Госбанка.

Шёл самый трудный военный 1942 год. Одним за другим умерли малолетними Гена, Юра и Галя. Анастасия Семёновна тяжело перенесла потерю, от недоедания слабым рос самый маленький Марк. Без выходных работали сёстры Надежда и Любовь. В холодных помещениях уже не согревала поношенная одежда, полуголодные, ели лепёшки из перемёрзшей картошки, которую отыскивали на полях, но молодость брала своё – унывали редко.


Надежда Андреевна Беспечанская с сыновьями
Александром, Сергеем и Виктором. Чернышевск, 1958 г.


Сёстры получали совсем небольшую зарплату, но при этом добровольно подписывались на займы, платили военный налог, налоги на холостяков, одиноких и малосемейных граждан, искренне принимая лозунг «Всё для фронта, всё для победы». Понимали, что на фронте, где сражался брат Павел, трудней. В 1942 году он ушёл добровольцем на фронт, командовал взводом разведчиков в составе 169-й стрелковой дивизии, писал письма домой, а в них были такие строки: «Вырос ростом больше всех, вступил в партию и выполняю скромные задания по разведке», «…без «языка» приходим редко», «мы дерёмся, как тигры, и у нас на фронте говорят: «или голова в кустах, или грудь в орденах». Действительно, Павел воевал отчаянно, о его подвигах писали фронтовые газеты.

Позже Любовь станет финансистом, а Надежда с июля 43-го – налоговым инспектором (ей тогда не было и семнадцати). Как-то раз на комсомольских собраниях решили заготавливать дрова для рабочих помещений и почти всю войну ездили в лес за дровами, иногда на лошадях. Смеясь, Надежда Андреевна рассказывала, как в первом таком мероприятии конюх решил подшутить: запряг коня так, что на обратном пути, когда на санях была целая гора дров, конь распрягся. И пришлось девушкам и коня, и сани везти самим. Обиды не было, только шутки и смех, зато вмиг все научились управляться с лошадью: и запрягать, и распрягать.

В одну из встреч уже в престарелом возрасте сёстры вспоминали, как пришлось им вместе с другими молодыми работницами спасать из-под внезапно выпавшего снега неубранную пшеницу. «Председатель колхоза, инвалид, только что вернувшийся с фронта, увидел нас в лёгкой одёжке, на ногах у кого развалившиеся ботинки, у кого резиновые сапоги, – не мог сдержать слёз. Мы так и не поняли, отчего он расстроился. Вот ноги сейчас и болят, не ходят!». Пройдя трудовые военные испытания, сёстры Блинниковы будут награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

В конце мая 1945 года на брата-фронтовика принесли похоронку. Позже пришло письмо: «Не плачьте, мама. Таким сыном можно гордиться. Много полегло на поле брани таких же молодых и красивых, каким был Павел». Он погиб во время очередной разведки в бою возле немецкой деревушки на озере Мальцзэе, что недалеко от польской границы. Был похоронен в Польше на кладбище советских воинов в г. Гожув Велькопольский. А в Чите на стеле Мемориала боевой и трудовой славы забайкальцев отмечено его имя.

Осенью 1946-го Надежду Андреевну назначили старшим инспектором многодетных и одиноких матерей. Много семей в Чернышевске осталось без кормильца. «А в семьях очень много детей, может быть, даже двенадцать. Им оказывали материальную помощь «товаром», помню, выдавали отрезы разной материи», – рассказывала Надежда Андреевна. Вскоре встретила фронтовика, прошедшего и всю финскую, и всю Великую Отечественную, награждённого боевыми медалями, Фёдора Сергеевича Беспечанского. Любовь Андреевна тоже выйдет замуж за участника войны, забайкальца Алексея Елисеевича Кожина. Они уедут на станцию Зима Иркутской области. Там Любовь Андреевна продолжит работу в отделении Госбанка, а в 40 лет поступит и окончит финансово-экономический техникум, подтвердит свой высокий профессионализм отличными оценками. Она уйдёт из жизни в сентябре 2006 года.

Долгие годы в 1980-х Надежда Андреевна Беспечанская (Блинникова) работала в отделении связи совхоза «Комсомолец», была его начальником. Считая своё дело очень важным, своим подчинённым говорила: «Нам нужно помнить всегда, что за каждой телеграммой, письмом, посылкой стоит человек». О ней не раз писали в районной газете «Путь Ленина», и в той же газете она сама напишет: «Принимая высокие награды Родины, мы заверили всех, что в дальнейшем будем трудиться также хорошо, ради счастья наших детей, ради мира». А дома, если были какие-то неурядицы, всегда говорила: «Лишь бы не было войны».


Сёстры Блинниковы: Надежда Андреевна Беспечанская и Любовь Андреевна Кожина. Станция Зима, середина 1990х.

Испытав голодные военные годы, Надежда Андреевна очень заботилась, чтобы были сыты дети, внуки, правнуки. «Когда получала пенсию, старалась превратить это событие в праздник для семьи, нам, внукам, устраивала целое приключение: мы с ней и дедушкой Фёдором ехали в их сиреневой «копейке» («Жигули» первой модели Фёдор Сергеевич получил как передовик производства) в соседнюю Ареду за «чем-нибудь вкусненьким». И потом, до самой смерти, обязательно хотела всех одарить, наделяя к празднику денежкой, невесткам – «на помаду», правнукам – «на памперсы». Обязательно подписывала открытки к праздникам чётким, разборчивым почерком – связист же!», – говорит её внучка Ксения.

Сёстры Надежда и Любовь Блинниковы – как две одинаковые веточки одного большого древа Блинниковых. В этих «веточках» хранилась большая сила любви, сила душевного притяжения...

Все материалы рубрики "Страницы истории"

 


Наталья Константинова
Фото из архива семьи
«Читинское обозрение»
№21 (1505) // 23.05.2018 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

Введите число:*

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).