Вся жизнь – урок

Почему в слове «мышь» на конце мягкий знак? Потому что мышь мягкая?


Трудно теперь представить учителем 16-летнюю девочку. А Людмила Семёновна Малышева именно в этом возрасте встала у школьной доски. Отсюда добросовестно заработанный педагогический стаж – 60 лет. Через её руки прошли не только дети, но и учителя Забайкалья. В гости к Людмиле Семёновне мы заглянули аккурат перед её 90-летием.

Тяга к учёбе у Люды проявилась рано – в шесть лет уже сидела за партой. В те годы в ученики брали только с девяти лет, так и пошло в семье Кореневых: старшие учились за одной партой с младшими. Семья крестьянская, большая.

– Деда, Егора Ивановича Коренева, сослали на Нерчинские рудники (уж не знаю, за что), потом он перебрался в Шелопугинский район. Был единственным грамотным человеком на всю округу, отца грамоте обучил, – вспоминает Людмила Семёновна.

Умницей была и она – сказались дедовские гены. Учитель так и сказал Федосье Васильевне (маме девочки): «Васильевна, дочка у тебя способная. Пусть учится». Люда оправдала слова педагога.

Школа была окончена на пятёрки, потому и вызов прислали из Сретенского педагогического училища. Другие бы обрадовались, но не Людмила, которой хотелось сдавать школьные экзамены. «Я даже плакала по этому поводу».

После обучения в педучилище послали по распределению в маленькое село Даякон Шелопугинского района. Время военное – учителей страшно не хватало.

– Помню первый урок. Меня поставили вместо учителя, которая уехала в Москву на какое-то совещание. Я весь день проиграла с детьми в лапту! Мне тогда было 16 лет, без паспорта. Учительница! Но потом взялась за детей.

После Даякона молодую учительницу перевели в детский дом в Шивие. Воспитанники были с ней ровня…

После войны в родные места стали возвращаться фронтовики, среди них был молодой боец – Василий Малышев. Люду он приметил сразу.

– Полтора года за мной ухаживал! Все соседи, директор школы уговаривали: где такого парня найдёшь. Считали, что издеваюсь над ним.

Василий дарил подарки: кофточки, костюмчики, даже преподнёс котиковую шубу – шик по тем временам. Однако моральные устои Людмилы не позволяли выйти замуж даже после полутора лет ухаживаний, а парень, конечно же, нравился. Но под натиском окружающих сдалась – молодые поженились.



– Муж меня так любил, так берёг... Его нет со мной уже 25 лет. Он – офицер, служил в ПВО. Своё здоровье подпортил на фронте, да и в мирное время служба была тяжёлой…

Василий Мефодьевич был на хорошем счету на службе, переводился, куда Родина прикажет: Бурятия – Чита – Ерофей Павлович – Чита... Перевод в областной центр стал последним, офицер посчитал нужным служить в Забайкалье: жене нужно работать, детям учиться. К тому времени в семье Малышевых уже были две дочки: Таня и Валя.

– Я всегда занималась только работой, муж освобождал меня от домашней рутины. С сорока лет всегда делаю маникюр, – показывает алые подточенные ногти Людмила Семёновна. – Мы ездили всей семьёй в баню, где отсиживали одну очередь, а потом я ещё сидела в очередь на маникюр. Дочки с мужем ждали в машине. Девочки тайком говорили, что папа ворчал, а мне ничего не говорил. Терпел.

Такая забота и любовь во все времена редкость.

Именно Василий Мефодьевич настоял, чтобы жена поступила в институт. Людмиле тогда было 35.

– Помню, писала сочинение на тему «Комсомол в советской литературе». Написала на пятёрку, – улыбается Людмила Семёновна, которой суждено было стать Отличником народного просвещения.

Куда бы она ни отправилась за мужем, её везде зазывали работать в школе преподавать в начальных классах (опыт, знания, талант привлекали). Однажды в Чите к ней на урок пришли представители районо.

– Тема была: имена существительные мужского и женского рода с шипящими на конце. В конце урока спрашиваю детей: ребята, скажите, что напишем в слове «мышь» на конце и почему? Руку тянет слабая ученица: «Мы напишем мягкий знак, потому что у мыши сзади мягко». Все посмеялись, ответ я перевела в шутку, и мы ещё раз отработали правила.

Представители районо результатом остались довольны. После «мышиного урока» в школу стали звонить и уговаривать Людмилу Семёновну пойти работать методистом в городской отдел народного образования. И она согласилась стать учителем для учителей.

Перевод совпал как раз с переходом на новые программы образования в начальной школе.

– Было тяжело. Каждого учителя в области надо было переучить, показать, как работать по программам, новым учебникам. Все курсы, семинары я проводила сама. В день по десять часов читала лекции.

Уже на пенсии опытный педагог стала работать в аттестационной комиссии при областном отделе образования. Там учителя получали высшую категорию.

Яркая личность в педагогике не могла быть не замечена клубом ветеранов педагогического труда, в котором в разное время насчитывалось до ста человек.

– Согласилась, и меня сразу определили в совет клуба заведующей культурно-массовым сектором. В клубе состояла больше двадцати лет.



Вся её педагогическая деятельность измеряется периодами «более 20 лет», «20 лет» – так сложилась школьная арифметика педагога. И будь у неё силы, кажется, она бы снова вернулась к детям, учителям – вести уроки жизни.

23 января Людмиле Семёновне исполнилось 90 лет. С юбилеем её поздравила губернатор Наталья Жданова, от имени которой ветерану передали подарок и благодарственное письмо.



Все материалы рубрики "Люди родного города"

 

 

Ольга Чеузова
Фото из архива
Л.С. Малышевой

«Читинское обозрение»
№4 (1488) // 24.01.2018 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

Введите число:*

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).