Жизнь, отданная детям

К 90-летию Марии Ивановны Яшиной


– Не верю, что мне 90 лет, – смеётся Мария Ивановна Яшина, воспитавшая много поколений учеников. До сих пор они, ставшие бабушками и дедушками, звонят любимой учительнице, дарят цветы, особенно в День рождения, который полнится светом октябрьского солнца.

Деревья с облетевшей листвой не задерживают лучи, и они освещают ровным светом всю комнату: уютную, с книгами и фотоальбомами. Именинница сидит в кресле с букетом в руках, а на губах играет счастливая улыбка: помнят же! Вон сколько поздравлений она получила! А теперь в гости зашли представители администрации её родного Железнодорожного района и вместе с цветами, подарками и добрыми пожеланиями вручили поздравительную открытку с юбилеем от президента!

Родилась Мария Ивановна в Мордовии, в крестьянской семье. Когда девочке исполнился годик, родители переехали в Читу, так что она с полным основанием считает этот город родным. Отец устроился в локомотивное депо, мама вела домашнее хозяйство, воспитывала детей.

– Трудное было время, голодное, постоянно хотелось есть, особенно в войну, – вспоминает Мария Ивановна. – Школьников часто отправляли работать в совхоз, убирать урожай. Мы иногда по месяцу пропускали занятия. Но я училась хорошо, много читала. Правда, после 9 класса перешла в вечернюю школу, чтобы днём работать, помогать семье.

А потом был День Победы: яркий, тёплый, солнечный!

– И такая радость вокруг! Все побежали на площадь, смеются, обнимаются... Так хорошо было!

Это одно из самых радостных воспоминаний моей собеседницы, хотя светлых моментов было немало. Сколько удовольствия доставляла ей учёба на историческом факультете педагогического института! Девушка всегда интересовалась историей, с упоением читала книги о «делах давно минувших дней»…

Годы учёбы пролетели незаметно, и вот уже дипломированный специалист переступает порог школы села Александровка, чтобы учить местную ребятню. Было страшновато, но она справилась. Более того – через полгода уже работала завучем, а потом и вовсе директором. Возможно, именно с этой школой и была бы связана вся её жизнь, но молодая учительница влюбилась и вышла замуж. Избранник работал машинистом локомотивного депо в Чите.

В родном городе Мария Яшина долго не могла устроиться на работу: учителей истории хватало. Но тут открыли школу-интернат для детей железнодорожников, работающих на линии. Во многих населённых пунктах не было средних школ, поэтому ребят определяли в интернат.

– К нам приезжали со всех станций. Я работала воспитателем и преподавала историю – в основном старшеклассникам. Мне говорят: у вас ученики в комсомол вступают, а вы беспартийная. Я вступила в партию, вместе с ними работала. Всякие дети были. Но потом, спустя годы, все они говорили: ой, как хорошо, что вы нас заставляли учиться.

Мария Ивановна очень любила свою работу. Да иначе в школе и не задержишься: дети прекрасно чувствуют истинное отношение к себе. К тому же очень важно, чтобы педагог хорошо знал свой предмет: без этого ни авторитета не завоюешь, ни интереса к своим урокам не привьёшь. Зато все усилия окупаются сторицей. А сколько сил, молодого задора черпает учитель в общении с «младым племенем»!

– Стареть некогда. Мы в походы ходили, в театр, в кино, ездили по путёвкам в другие города. Особенно запомнилась поездка с моими десятиклассниками на Байкал. А ещё мне очень нравились ранние подъёмы. К 7.00 уже приходила в интернат и почти весь день проводила со школьниками. Я не представляла, как быть вне школы, без уроков и педсоветов...

На семью времени почти не оставалось, но это обычное дело для учителей. Муж и дочь не роптали, наоборот, помогали в меру своих сил, всячески поддерживали. А после ухода на заслуженный отдых Мария Ивановна всерьёз занялась дачей, начала баловать своих родных аппетитными пирогами, блинчиками, калачами, словно пыталась наверстать упущенное. И всё же школа никогда не отпускает: бывшие ученики напоминают о себе звонками, фотографиями, которые она часто просматривает, листая многочисленные альбомы. Вот обаятельная блондинка в строгом костюме окружена старшеклассниками: её первый выпуск. Она помнит каждого из них, без раздумий называя фамилии: Гончарова, Омельченко, Скворцов…

– Я очень долго общалась вот с этой ученицей, – Мария Ивановна указывает на брюнетку с серьёзным взглядом. – Потом она уехала из Читы, и наша связь прервалась.

– А с Таней ты до сих пор общаешься, – подсказывает дочь Людмила.

– Да, – соглашается именинница. – Я довольна, что она до сих пор приходит. Только это уже другой выпуск, 75-го года.

И вновь разговор перетекает на учеников: умных, талантливых, пытливых и не очень, вредных порой, но таких замечательных, потому что это были её ребята. Классный руководитель ухитрялась посещать многие семьи, чтобы узнать, в каких условиях живут девчонки и мальчишки, когда разъезжаются по домам, беседовала с их родителями. Она ездила в Соловьевск и Маргуцек, в Хилок и Могзон.

– А как же?! Я ведь была для них и учитель, и воспитатель, и мать, и отец, а интернат был отдельным государством.

Много воды утекло с тех пор... Нет любимого мужа, с которым прожили душа в душу, выросла и даже успела выйти на пенсию единственная дочь, разлетелись по городам и весям ученики... Но по-прежнему в глазах Марии Яшиной плещется синее море – такое же яркое, как её жизнь, посвящённая самому благородному делу на земле: воспитанию подрастающих поколений.

Все материалы рубрики "Люди родного города"

 


Оксана Сидоренко
Фото автора
«Читинское обозрение»
№43 (1527) // 24.10.2018 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).