«Ленин» из Петровского Завода

«Михаил Прокопьевич Кузнецов является живым примером той истины, что так называемая периферия тоже богата талантами»


В далёком от Забайкалья Ставропольском крае для деятелей культуры учреждены тринадцать именных премий губернатора в размере двухсот тысяч рублей каждая. Их ежегодно присуждают за выдающиеся творческие заслуги. Одна из этих премий – в области театрального искусства – носит имя нашего земляка Михаила Кузнецова, уроженца города Петровск-Забайкальский.

Из когорты народных

Почётное звание «Народный артист СССР» было учреждено в сентябре 1936 года. За весь период существования Советского Союза этого звания было удостоено немногим больше тысячи выдающихся деятелей театра, кино, музыки, цирка, эстрады, телевидения, радиовещания.

Встречались среди них и артисты, появившиеся на свет в Забайкальском крае. Автору этих строк известны лишь четыре таких человека. Если ошибаюсь, пусть читатели меня поправят.

Первым обычно называют Юрия Мефодьевича Соломина. Художественный руководитель Государственного академического Малого театра России, полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством», звание Народного артиста СССР он получил в 1988 году. Его младший брат, не менее знаменитый читинец Виталий Мефодьевич Соломин (1941–2002), имел звание на ранг ниже – Народный артист РСФСР.

В числе Народных артистов СССР по праву оказались и два представителя Агинского Бурятского округа. Первым, в декабре 1959-го, после декады бурятского искусства в Москве, это высокое звание получил Лхасаран Лодонович Линховоин (1924–1980), уроженец села Ага-Хангил (Могойтуйский район) – солист, а одно время художественный руководитель Бурятского театра оперы и балета, на сцене которого он исполнил более тридцати оперных партий, с труппой которого выступал в 38 странах мира. Нельзя не вспомнить и ученика Линховоина, другого замечательного бурятского оперного певца Кима Ивановича Базарсадаева (1937–2002), чьё имя носит Агинская школа искусств. Он родился в селе Хойто-Ага Агинского района, а звание Народного артиста СССР ему присвоили в 1981 году.

Четвёртый коренной забайкалец, ставший в мае 1971 года (на 17 лет раньше Юрия Соломина) Народным артистом СССР, – это Михаил Прокопьевич Кузнецов. К сожалению, его имя на малой родине не слишком известно. В Год театра самое время вспомнить о нём.

Его «Лениниана»
В 1963 году 39-летний режиссёр Лев Кулиджанов, уже снявший знаменитый фильм «Когда деревья были большими», на московской киностудии имени М. Горького работал над историко-революционной картиной «Синяя тетрадь» по повести Эммануила Казакевича, который был широко известен по повести «Звезда» и роману «Весна на Одере».

Действие фильма происходило летом 1917-го, когда ушедший в подполье В.И. Ленин вместе со своим соратником Григорием Зиновьевым скрывался от властей в шалаше на озере Разлив и писал программную работу «Государство и революция».

На пробах артистов присутствовала персональный пенсионер союзного значения Лидия Александровна Фотиева. В последние пять лет жизни вождя пролетариата она была его личным секретарём. Кстати, Фотиева прожила 93 года и скончалась в 1975-м. На кинопробах она признала портретное сходство одного из актёров и «благословила» его на роль Ленина. Этим актёром оказался наш земляк Михаил Прокопьевич Кузнецов.

Роль Дзержинского в «Синей тетради» исполнил Василий Ливанов, любимый сегодняшними зрителями за роль Шерлока Холмса в телесериале Игоря Масленникова. Нелишне напомнить, что в роли доктора Ватсона блистал другой наш земляк – Виталий Соломин.

Ливанов вспоминал, что в «Синей тетради» режиссёр Лев Кулиджанов «старался показать Ленина, Дзержинского, Зиновьева, Свердлова живыми людьми, а не говорящими памятниками. Они не вещали, они разговаривали. И мой Дзержинский был совершенно непривычным, не «железный Феликс» в кавалерийской шинели, а франт в чесучовом костюме и шляпе из панамной соломки, каковым он и был. Конечно, некоторая идеализация этих персонажей присутствовала и у Казакевича. Поэтому очень умные (без кавычек) коммунистические цензоры обнаружили в фильме большой подвох. В контексте с теми реалиями, которые были уже известны, стало ясно, что эта картина о благих намерениях и о том, что эти намерения породили. «Синяя тетрадь» продержалась в одном-единственном кинотеатре «Россия», по-моему, с неделю. Потом картину сняли и тихо забыли о ней».


Кадр из фильма «Синяя тетрадь»

Но исполнение Кузнецовым роли Ленина запомнилось. Через два года, в 1965-м, когда режиссёр Юрий Вышинский на «Ленфильме» снимал картину «Залп «Авроры» по сценарию, написанному им совместно с известным прозаиком Борисом Лавренёвым, он тоже пригласил Михаила Прокопьевича на роль Ильича.

Фильм повествовал о подготовке и проведении Октябрьского вооружённого восстания 1917 года в Петрограде сквозь призму событий на легендарном крейсере «Аврора». Несмотря на широкомасштабный постановочный размах и созвездие прекрасных актёров (Ефим Копелян, Кирилл Лавров, Бруно Фрейндлих, Павел Луспекаев, Зинаида Кириенко, Владимир Зельдин), фильм не стал событием в советском кинематографе. Он повторял штампы советского историко-революционного кино вплоть до названия картины – «Залп «Авроры». Ироничный ленинградский писатель-моряк Виктор Конецкий, автор сценария кинокомедии «Полосатый рейс», в своё время обсмеял журналистов за неправильное употребление военного термина «залп», ставшее штампом: «Залп из одной пушки – это как очередь из кремнёвого пистолета». Ведь залп – это одновременный выстрел из нескольких орудий.

К слову, постановщика Юрия Вышинского нельзя причислить к первой шеренге отечественных режиссёров.

За исполнение роли вождя в «Залпе «Авроры» Кузнецов был награждён орденом Ленина, а в 1971 году ему было присвоено звание Народного артиста СССР.

Однако тема «Ленинианы» в творчестве Михаила Кузнецова не исчерпывается двумя кинофильмами. Он не раз исполнял роль В.И. Ленина в различных театрах, где ему довелось служить. Он был Лениным в спектакле «Юность отцов» по произведению Бориса Горбатова (город Горький, 1944 год), дважды – в «Кремлёвских курантах» по пьесе Николая Погодина (Томск, 1946; Ставрополь, 1967), в «Семье Ульяновых» Ивана Попова (Томск, 1950), в «Именем революции» Михаила Шатрова (Ставрополь, 1958), в «Третьей патетической» Н. Погодина (Ставрополь, 1959), в «Цветах живых» Н. Погодина (Ставрополь, 1962), в «Шестом июля» М. Шатрова (Ставрополь, 1965).


Народный артист РСФСР М.П. Кузнецов в роли В.И. Ленина
в спектакле «Третья патетическая». 1940-е - 1950-е гг.


Причём, как помнят зрители, последние спектакли Кузнецов играл без грима: отпускал бородку и усы, брил голову и превращался в живого Ленина.

Из ТРАМа – в драму
Когда осенью 2013 года отмечали 100-летие со дня рождения первого и единственного на Ставрополье Народного артиста СССР Михаила Кузнецова, председатель регионального отделения Союза театральных деятелей РФ, Заслуженный артист России Владимир Мнацаканович Аллахвердов писал в газете «Ставропольская правда»:

«Несомненно ясно, что М. Кузнецов обладал необыкновенной органикой и филигранной актёрской техникой, позволявшей ему в одно мгновение перейти от смеха к слезам и заставлять зрителей верить всему, что он делал. И ещё: ему были присущи невероятная работоспособность, ответственность до изнурения и бессонниц, высочайшая требовательность к себе и партнёрам. Конечно же, счастливы те, кому удалось видеть Михаила Прокопьевича на сцене, и вдвойне счастливы те, кому повезло работать вместе с ним. Пусть же все они помянут его добрым словом за те прекрасные мгновения, которые он подарил всем нам».

Михаил Кузнецов родился 2 (15) сентября 1913 года в Петровском Заводе. Как сообщал ставропольский краевед Виталий Никитин, «Михаил Прокопьевич был сибиряком, родом из того самого Петровска-Забайкальского, куда были сосланы декабристы. Дед его был из яицких казаков, переселившихся в Сибирь, и в семье сохранялись традиции казачества: собранность, строгость, требовательность к себе и детям. Отец Кузнецова яростно противился его увлечению театром, желанию учиться, и парень ушёл из дома. И уже в восемнадцать лет он играл на сцене Иркутского театра рабочей молодёжи (ТРАМе)».

Театры рабочей молодёжи (ТРАМы) – это отдельная, особая страница российского сценического искусства. Первый ТРАМ открылся 21 ноября 1925 года в Ленинграде. «После тяжёлой рабочей смены, – писала В.М. Миронова, – молодые комсомольцы-активисты, участники кружков художественной самодеятельности Маратовского рабочего клуба, собирались на репетиции в аллеях парка Парижской коммуны, в помещении крайкома комсомола. Первая постановка самодеятельных артистов – «Бузливая когорта» Ивана Скоринко. Её осуществил в 1929 году профессиональный режиссёр Г. В. Брауэр, специально приглашённый из Москвы».

В скобках добавим: не пройдёт и десяти лет, как 36-летний режиссёр Георгий Викторович Брауэр, уроженец Санкт-Петербурга и немец по национальности, был осуждён Особым совещанием при НКВД СССР по трём пунктам пресловутой 58-й статьи и расстрелян в Бийске. На момент ареста (февраль 1938-го) он работал художественным руководителем дома культуры в селе Быстрый Исток, расположенном в 250 километрах к югу от Барнаула. Такое было время…

В 1931 году Иркутский ТРАМ был признан профессиональным театром. Ныне это Иркутский областной театр юного зрителя имени драматурга Александра Вампилова. В его историю золотыми буквами вписаны первые артисты: Пётр Лавров, Васса Климанова, Надежда Кушникова, Таисия Козлитина, Владимир Шестерников, Иннокентий Коршунов, Николай Евтюхов.

Но вернёмся к Михаилу Кузнецову. В 1920-1929 годах он учился в средней школе в Петровск-Забайкальском, и там же, в школьной самодеятельности, к нему пришло увлечение театром. Как оказалось, на всю жизнь.

Одна из петрозаводских старожилок поделилась в Интернете воспоминаниями: «К 10-летию ВЛКСМ в городе, на берегу пруда, построили двухэтажный клуб. На втором этаже была библиотека. В этом клубе ставили постановки со знаменитыми доморощенными актёрами, устраивали вечера танцев, показывали фильмы, на которые было невозможно купить билет».

Одним из этих «доморощенных актёров» стал Михаил Кузнецов.

Города и годы: Иркутск, Горький, Томск, Ставрополь
В 1931-м его приняли в труппу иркутского театра, о котором говорилось выше. Там он набрался творческого опыта и в 1933-м перебрался в центральную Россию – в город Горький (ныне Нижний Новгород).

Как говорят документы Государственного общественно-политического архива Нижегородской области, в годы Великой Отечественной войны в городе Горьком функционировало семь театральных коллективов. Герой нашего рассказа служил в передвижном драматическом театре имени легендарного лётчика Валерия Чкалова. Его художественным руководителем был драматург и сценарист Владимир Захарович Масс (1896-1979), который с середины 1920-х годов вместе с писателем Николаем Эрдманом сочинял пародии, басни, интермедии для Ленинградского мюзик-холла и джаза Леонида Утёсова. По предложению кинорежиссёра Григория Александрова они написали сценарий первой советской кинокомедии «Весёлые ребята», но в 1933-м, во время съёмок этого фильма, оба автора были арестованы и сосланы на три года. Отбыв ссылку, они ещё на долгие годы были лишены права проживания в Москве и других крупных городах.

Как писала в своих воспоминаниях дочь Владимира Захаровича – Анна Владимировна Масс, «в 1939 году, хлопотами руководства театра Вахтангова, отца перевели в Горький на должность художественного руководителя Областного колхозного театра имени Чкалова. Это был совсем ещё молодой театр, возникший из студии, созданной на базе агитбригады. Артистам не хватало профессионализма, но его компенсировали энтузиазм и желание учиться. В лице нового художественного руководителя они обрели то, о чём можно было только мечтать: над ними взяли шефство вахтанговцы. Они охотно откликнулись на просьбу отца и начали посылать в Горький своих режиссёров и актёров для педагогической работы. Приезжали проводить занятия Борис Захава, Иосиф Толчанов, Освальд Глазунов, Павел Антокольский. Горьковчан приглашали в Москву на смотры и семинары.

Но и отцу здорово повезло с театром. В этом культурном, красивом, большом городе, областном центре, не столь далёком от Москвы, получив возможность встречаться с московскими друзьями, он почти не чувствовал себя изгоем».


С началом войны театр имени Чкалова выступал на фронте и в прифронтовой полосе, в госпиталях и на аэродромах, в землянках и на передовой. Артисты дали более тысячи концертов в воинских частях Западного фронта, помогали в организации художественной самодеятельности ансамблей песни и пляски на фронте.

Анна Владимировна Масс вспоминала: «Отец возглавил театральную фронтовую бригаду. Ему в помощники назначили его старого друга Павла Антокольского, уже известного к тому времени поэта, тесно связанного с театром Вахтангова. Антокольский потом напишет:

Нам многое увидеть довелось –
Торчащие в снегу печные трубы,
Босые, в мёрзлом инее волос
Солдатские глухонемые трупы…


В репертуаре, кроме большой концертной программы, была комедия Масса «Сады цветут». Эта мирная, совсем не героическая комедия каждый раз восторженно воспринималась бойцами, может быть, именно потому, что напоминала о мирной жизни, которую оборвала война».

Театральные постановки – в них, конечно же, активно участвовал и Михаил Кузнецов – поднимали бодрость духа, вселяли в людей веру в Победу.

В сентябре 1943-го в Москву вернулся из эвакуации театр Вахтангова. В это же время у Владимира Масса закончился десятилетний запрет на проживание в столице. Однако, чтобы жить там без опасения нового ареста, требовалось особое разрешение. Руководство театра Вахтангова написало письмо в правительство, охарактеризовав Масса и Эрдмана как людей, «полностью осознавших свою вину и исправившихся». Свои подписи под письмом поставили также Леонид Утёсов, Рина Зелёная и Николай Черкасов, прославившийся героической ролью Александра Невского в одноимённом кинофильме. В итоге Владимира Масса «простили» и разрешили жить в Москве, а Николаю Эрдману отказали.

Проработав три с половиной года в действующей армии, Горьковский драматический театр имени Чкалова обосновался в Томске. Владимира Масса сменил Павел Антокольский. В репертуаре были спектакли «На дне» Горького, «Лес» Островского, героическая поэма в стихах «Питомцы славы» Александра Гладкова, комедии «Сады цветут» Владимира Масса, «Женитьба Фигаро» Бомарше.

Война перетасовала места дислокации советских театров. Томский театр в августе 1941-го был переведён в Кемерово, а в Томск прибыл Первый Белорусский государственный ордена Трудового Красного Знамени драматический театр – ныне Национальный академический театр им. Янки Купалы. Осенью 1944 года, после возвращения белорусского театра на освобождённую Родину, в Томск прибыл фронтовой театр им. В. Чкалова. К его труппе присоединились артисты, вернувшиеся из Кемерово и из Нарымского окружного театра.

Воссозданный Томский областной театр открылся 30 апреля 1945 года спектаклем «Давным-давно» по пьесе Александра Гладкова. Первые постановки осуществил известный поэт и режиссёр Павел Антокольский.

На томской сцене Михаил Кузнецов, награждённый медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», выступал до 1951 года. Несколько лет он являлся даже депутатом Томского областного Совета депутатов трудящихся. В Томске наш 37-летний земляк получил звание «Заслуженный артист РСФСР». В Томске родился его сын Георгий.



Периферия богата талантами
В 1951 году уже сложившимся мастером сцены Михаил Кузнецов с семьёй переехал на Северный Кавказ – в город Ставрополь и до конца жизни был актёром Ставропольского театра драмы, который с 1964 года носит имя М.Ю. Лермонтова.

Супруга актёра – Зоя Михайловна Поздняева (1918–2003) – театральный критик, кандидат филологических наук – с 1964 по 1972 год работала деканом историко-филологического факультета Ставропольского государственного педагогического института, затем по 1979 год – проректором по научной работе.

Сын Георгий (1945–2005) учился на историческом факультете Ставропольского пединститута, работал актёром в местном театре, окончил режиссёрский факультет ВГИКа (мастерская Льва Кулешова), работал на Свердловской киностудии, поставил несколько фильмов. В том числе «Только вдвоём» (1976 год, по мотивам повести Анатолия Тоболяка «История одной любви»), «Сын полка» (1981 год, по одноимённой повести Валентина Катаева), детектив «Найти и обезвредить» (1982), пятисерийный «Отряд специального назначения» (1987, экранизация повести Дмитрия Медведева «Это было под Ровно» о разведчике Николае Кузнецове) и другие.

Забайкальские зрители, возможно, вспомнят снятый Георгием Кузнецовым в 1985 году четырёхсерийный художественный фильм «Иван Бабушкин» по мотивам повести Александра Борщаговского «Сечень» – о профессиональном большевике Иване Васильевиче Бабушкине, чьё имя носит одна из улиц Читы. Фильм рассказывал о его революционной деятельности, работе в качестве корреспондента газеты «Искра», ссылке в Верхоянск, участии в революции 1905 года, когда Бабушкин был членом Иркутского и Читинского комитетов РСДРП, работе в газете «Забайкальский рабочий», руководстве Читинским вооружённым восстанием и гибели. В роли Ивана Бабушкина снялся Алексей Жарков, Виктора Курнатовского сыграл Эрнст Романов, в других ролях были заняты Анна Каменкова, Вацлав Дворжецкий, Аристарх Ливанов, Екатерина Васильева.

Уже упомянутый председатель Ставропольского отделения Союза театральных деятелей РФ Владимир Аллахвердов писал, что «кое-кто из артистов приписывал заслуги Михаила Кузнецова только благодаря исполнению роли Ленина, но, к чести сказать, Михаил Прокопьевич был великий артист, о чём говорят многие его роли. То, как он играл роль деда Щукаря в шолоховской «Поднятой целине», заслуживает отдельного разговора. Играя эту заведомо комедийную роль, как принято считать, он отыскивал в ней такие краски и нюансы, что зрители плакали. А что касается его комедийного таланта, мне пришлось с этим столкнуться вплотную. Мне посчастливилось играть с ним в грузинской комедии «Я, бабушка, Илико и Илларион». Такого Илико надо было поискать! Жаль, что мы не повезли этот спектакль в Тбилиси. Думаю, грузины были бы в восторге!

Обладая таким огромным талантом, он не казался великим. С ним было легко общаться. Он ценил чувство юмора и сам обладал им. К службе (так он называл нашу работу) относился честно и ответственно. Кузнецов из тех артистов, которые готовятся к спектаклю задолго, настраивают свой организм, чтобы затем выложиться без остатка. Таких сейчас можно по пальцам перечесть. Он не терпел фальши и легковесности, карьеризма и пустозвонства. И Кузнецов относился с большим уважением к своей профессии. Это качество не помешало бы многим артистам. Михаил Прокопьевич Кузнецов является живым примером той истины, что так называемая периферия тоже богата талантами и притом незаурядными, достойными такой же славы и известности, как и столичные».

В завершение рассказа назовём некоторые роли из обширного репертуара Народного артиста СССР Михаила Кузнецова: Митрофан («Недоросль» Д. Фонвизина), Швандя («Любовь Яровая» К. Тренева), Фальстаф («Виндзорские кумушки» У. Шекспира), Сергей Тюленин («Молодая гвардия» по А. Фадееву), Хлестаков («Ревизор» Н. Гоголя), Расплюев («Свадьба Кречинского» А. Сухово-Кобылина), Лука («На дне» М. Горького), Геннадий Дубравин («Огненный мост» Б. Ромашова), Счастливцев («Лес» А. Островского), дед Щукарь («Поднятая целина» по М. Шолохову) и многие другие.

…Наш земляк Михаил Прокопьевич Кузнецов скончался 25 февраля 1995 года и похоронен в городе Ставрополе.

Все материалы рубрики "Золотой фонд" земли Даурской"

 


Сергей Забелин
«Читинское обозрение»
№25 (1561) // 19.06.2019 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).