Озорная стерва

Какое же это прибыльное дело – грабить одиноких старушек


Остап Бендер владел ста способами отъёма денег у граждан. Ирина Шевцова из с. Маккавеево не стала изобретать сто первый. Зачем голову ломать? Проще использовать старый проверенный: хватай и беги! Одной из её жертв стала я. Расскажу об этом подробно – другим в «науку».

Сначала Ирина испробовала этот способ на тех, кто рядом: подругах, родителях, бабушке с дедушкой. Близкие пожурили, подруги отвернулись. Развернуться в селе негде, затеряться тоже – все на виду. Да и вообще, захотелось красивой жизни. И отправилась она в Читу. Сняла квартиру и вышла на охоту. Да неудачно: совершив три кражи, попалась. Отсидела месяц, родители сжалились – возместили ущерб, суд Центрального района её освободил. Но она уже вошла во вкус. Через год, в 2015-м, вновь взялась за своё ремесло и размахнулась широко.

В мае, находясь в дорожной клинической больнице, взяла телефон у Л. Соколовой и, воспользовавшись услугой «Мобильный банк», перевела 1,5 тысячи рублей на свой. Через девять дней, злоупотребив доверием заведующей парикмахерской «Алина» И. Непомнящих, не оплатила ни работу, ни материал (волосы) на общую сумму 15 тысяч рублей. То же Шевцова проделала в салоне красоты «Афродита» с И. Зверевой и О. Гурулёвой за наращивание ногтей, нанеся им ущерб в 9 тысяч 275 рублей, не считая работы. Передохнув в июле, находясь в роддоме №2, похитила из тумбочки Е. Фоминой золотые украшения и банковскую карту, присвоив 58 тысяч рублей. Таким же путём изъяла из тумбочки Н. Житковой 1300 рублей.

Скоро шальная девочка поняла: самое прибыльное дело – грабить одиноких старушек. Они, дурочки, копят деньги себе на похороны. Обзавелась адресами тех, кто сдаёт комнаты. Вряд ли я была её первой жертвой. Слишком уж «профессионально» она меня ограбила.

Поскольку похороны мужа дорого обошлись мне и сыновьям, я решила копить на свои, чтобы потом не обременять детей. За три года удалось сэкономить из пенсии 50 тысяч рублей. Внучке, которая жила со мной, пришла пора устраивать жизнь. Чтобы не оставлять бабушку в одиночестве, нашла через Интернет 20-22-летнюю девушку, представившуюся студенткой.

В июле на пороге моей квартиры появилась дебелая девица. Держится вежливо и непринуждённо. Тут же выкладывает на стол паспорт с маккавеевской пропиской, три тысячи рублей. Такую цену я назначила, хотя дешевле пяти в Чите никто не сдаёт.

Знакомимся. Ирина, учится на четвёртом курсе в медакадемии, отец – военнослужащий, мать работает на Маккавеевской фабрике. Но её воспитывали бабушка с дедушкой, потому что отца то и дело перебрасывают с места на место. Тяжёлый вздох: «Ещё так долго учиться!». Попросила ключи от квартиры, чтобы снять дубликат: «Работаю в ночном кафе официанткой, буду приходить поздно или вообще утром».

Вот бы проверить через Интернет, что за птица ко мне залетела! Но я росла на севере Забайкалья, где дома закрывали на палочку, вставленную в защёлку. Я привыкла доверять людям.

У неё не оказалось подушки – я ей выделила свою. И зажили мы дружно. Стоило мне что-то уронить или пролить на пол, она тут же бежала поднимать или подтирать, приговаривая: «Вам нельзя наклоняться». Если днём она уходила куда-то, спрашивала: «Вам что-нибудь купить?». Странным показалось мне, что моя квартирантка сидит целыми днями дома. Говорю ей: «На дворе прекрасная погода, съездила бы на озеро или на речку. Ведь каникулы скоро кончатся». Чтобы не скучала, дала ей почитать детективный роман Дэна Брауна «Точка обмана». Не символично ли?

Дня через три она обратилась ко мне с просьбой: «Не могли бы Вы дать мне взаймы три тысячи? В субботу приедет мой отец и привезёт деньги. Мы, девчонки, уволились из кафе. Нам снизили зарплату. Ищем новое место работы, но не получается. Везде требуются дневные официантки». Ладно. Даю деньги. Мне и невдомёк, что это приём, чтобы узнать, где деньги лежат.

Проходит неделя, другая, отца всё нет, она рассказывает истории одну страшнее другой.

Друг детства (вместе ходили в детсад, учились в школе) ехал на мотоцикле и попал в аварию. Всю ночь с друзьями дежурили у его постели в клинической больнице, под утро он умер. Сейчас собирают деньги на похороны. У него осталась старенькая мать.

Через день-два пострадал уже её бойфренд, отравился в кафе, лежит в больнице. Вскоре он упал с лошади, опять на больничной койке...

Чего бы мне не присмотреться? На лице девицы никакой печали, так же пропадает по ночам, наращивает волосы, ногти, пользуется косметикой.

Стала я замечать: уж очень она неряшлива для медицинского работника. Помыла ноги и через несколько минут тем же полотенцем обернула голову после мытья. Думаю: «Бедная девчонка!». Подарила ей большое банное полотенце. И всё же поделилась своими сомнениями с сыном. На что он ответил: «Ну что ты хочешь? Деревня!».

Смотрю, моя девица начала шиковать. Если покупает колбасу, то непременно сервелат, рульку с чесночком, торты, иркутскую клубнику и прочие вкусности. Причём настойчиво угощает меня. Появились у неё дорогие новые вещи: покрывало с изображением Эйфелевой башни, качественное постельное бельё. Но больше всего накупила она разнообразной косметики – одного только лака для ногтей до десятка флакончиков.

Вот бы задуматься: «Откуда деньги, Зин?». Мне и в голову не пришло, что всё это куплено на мои кровные. Заглянуть бы в свой схрон. Где там!

Я и мысли не допускала, что, обокрав человека, можно спокойно смотреть ему в глаза и прикидываться бедной овечкой.

Подошло время платить за коммунальные услуги. Я сунулась в тайник, а денег-то тю-тю. Позвонила сыну. Он говорит: «Ты, мама, наверное, забыла, куда перепрятала».

Три дня мы шарили по всей квартире. Никак не могли поверить, что деньги может взять тот, кто живёт рядом с тобой. Заглянули на банковскую карточку (там было 20 тысяч рублей) – денег тоже нет. Звоним в Сбербанк. Нам отвечают, что они сняты, называют даты, время.

А моя красотка исчезла. Через два дня звонит какая-то женщина: «Вы, наверное, Иру потеряли?». Как можно спокойнее отвечаю: «Конечно, уже хотела объявлять её в розыск». – «Не беспокойтесь, она сегодня приедет. У неё умер дедушка. Она была на похоронах. Здесь нет связи». В 11 часов вечера Ирина заявляется. Рассказывает такие страсти. Дедушку хоронили в ливень, гроб упал, он вывалился, его доставали из могилы. И опять ни слезинки, только печальный вздох: «Весной умерла бабушка, а теперь дед». Поведя плечиками: «Я так промёрзла. Наверное, заболею». И снова я её пожалела. Наливаю в таз горячей воды, бросаю горчицу: «Прогрей ноги».

Назавтра вижу: собирает вещи. Раздаётся телефонный звонок, внучка спрашивает: «Бабуля, полиция не приезжала?». – «Нет». – «Я её с утра вызвала». – «Зачем?». Оказалось, внучка нашла мою квартирантку в Интернете. Никакая она не студентка, а мошенница. Сидит обнажённая до пояса и пьёт шампанское из горла. Она там фигурирует под фамилией Франс. Про себя отмечаю: присвоила фамилию писателя Анатоля Франса; преступники любят маскироваться под знаменитых людей. «В кругу своих, – продолжает внучка, – у неё кличка «Озорная стерва». Думаю: где же ты была, моя дорогая, почему не заглянула в Интернет прежде, чем посылать воровку бабушке?

Звоню сыну. Он приезжает вместе с падчерицей (психолог по образованию), отбирает у квартирантки ключи, идёт в машину звонить в полицию. Наташа становится в дверях. Почуяв неладное, бедная овечка превращается в злобную мегеру: «Выпустите! Мне срочно нужно взять справку в деканате!». Наташа спокойно: «Каникулы. В деканате никого нет». Та возмущается: «Объясните, что происходит?». Наташа отвечает: «Скоро тебе всё объяснят». Приезжает наряд, её забирают.

Целый день до восьми вечера мы проводим в полиции. На наш вопрос, почему так долго идёт допрос, отвечают: «На её счету много эпизодов, только по Центральному району девять, да ещё по два в Ингодинском и Железнодорожном».

В 11 часов вечера полиция провела обыск в моей квартире. После отъезда наряда сын говорит: «Мама, посмотри, на месте ли золотые украшения?». Посмотрела и ахнула – все украдены: обручальное кольцо, перстни, серьги. Позднее обнаружила, что исчезли чайные чашки из японского сервиза. Это не только раритет, а память о нашей с мужем поездке за границу. Исчезли хрустальные бокалы, термос, многое другое из посуды. Пока я отлучалась в поликлинику, аптеку или магазин, она прибирала к рукам всё, что ей понравится, вплоть до вилок. Утащила продукты: курицу, фарш, горбушу, кусочек печени. В общем, обрекла меня на голодную смерть – ведь до следующей пенсии ещё месяц. Хорошо, что выручил младший сын – принёс два больших пакета продуктов. А если бы я была одинока?

Своей бедой я поделилась с приятельницей. Она сначала отругала меня, а потом сказала: «Радуйся, что осталась жива!». Тогда я выбрала из набора лаков розовый, покрасила ногти, сижу и радуюсь...

Через некоторое время звонок в дверь. Открываю. Батюшки! Передо мной озорная стерва. Ни здравствуй, ни прощай – требовательно: «Я пришла за вещами!». Молча захлопываю перед её носом дверь. Как же, думаю, могли отпустить мошенницу, воровку? Для таких людишек наступила эра милосердия? Всё оказалось просто – она попала под амнистию (спасибо Ингодинскому суду).

Едем в полицию, сдаём по акту вещи воровки. Я интересуюсь: «Как же так? Мы передали вам преступницу из рук в руки, а она гуляет на свободе?». В полиции успокаивают: «Мы её снова объявим в розыск». Замечательно! В общем, лыко да мочало – начинай сначала.

До этого дело гуляло по отделу. Им занималась следователь Е. Заусаева, потом его направили в Северный отдел полиции следователю Л. Ивановой, снова вернули в Центральный ОВД Е. Заусаевой, наконец, передали следователю В. Власову. Я написала жалобу прокурору края В. Войкову о том, что меня возмущает неэффективная работа полиции Центрального района г. Читы. Её переправили начальнику УМВД России по Чите полковнику полиции Г. Мосякину. Он переслал её прокурору Центрального района С. Простакишину. Тот передал жалобу своему заместителю М. Фролову. Он вынес постановление об отказе в удовлетворении жалобы о бездействии сотрудников полиции при расследовании уголовного дела: «В отношении Швецовой (в другом месте – Шведовой) избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении».

Позвольте, каком «бездействии»? Меня возмутила неэффективность работы. А это совсем разные вещи. И откуда взялись Швецова и Шведова, если речь идёт о Шевцовой? Чем объяснить такую небрежность? Можно только предположить, что М. Фролов посчитал: «Подумаешь, ограбили какую-то старушонку...». Почти 120 тысяч (такой ущерб причинила мне Шевцова) – для неработающей пенсионерки большая сумма.

Оказавшись на свободе, воровка взялась за своё. 4 ноября в Смоленке из квартиры знакомой Карелиной похитила украшения и планшет на сумму 25000 рублей. 12 ноября в Домне в квартире О. Гусевой украла планшет «Самсунг» стоимостью 20000 рулей, перстень, обручальное кольцо, серьги, цепь – в общей сложности на 70000 рублей.

Радует, что в правоохранительных органах есть люди высокого долга. Это следователь Центрального района Вячеслав Олегович Власов. Когда ему передали девять заявлений от потерпевших, он активно взялся за дело. По-моему, отправился в Маккавеево, взял показания у матери и отчима, у дедушки и бабушки И. Шевцовой, которых она «похоронила», односельчан. Обошёл все ломбарды и скупки в Чите. Он же и нашёл виновницу краж в Домне, подготовил и передал дело в суд.

На суде мы все, пострадавшие, осуждали воровку. Судья Е. Решетникова вынесла суровое наказание: 4 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в колонии. Но... тут же отпустила её на свободу. Шевцова в марте родила ребёнка. Судья предупредила: если осуждённая совершит ещё хоть одну кражу, её посадят.

Через несколько дней после суда пострадавшая О. Гусева сообщила: Шевцова обокрала сожителя – молодого сержанта, пока он летал в Сирию, где рисковал жизнью... Каково?!

Озорная стерва снова за решёткой. Сколько вор ни ворует, а тюрьмы не минует. Вывернется ли и на этот раз?..

Я представила подробную анатомию преступления не только, чтобы осудить мошенницу и воровку, а за тем, чтобы наши доверчивые бабушки были осторожнее при выборе подобных «студенток», желая скрасить своё одиночество.

Все материалы рубрики "Темы"

 


Тамара Пенягина,
ветеран ВОВ, труда,
журналистики, заслуженный работник
культуры Читинской области

«Читинское обозрение»
№47 (1417) // 23.11.2016 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Гостья 15:56 27.11.2016
Да, печальная история. Ничего не скажешь, хороши ж работники правоохранительных органов.
А гражданский иск почему к воровке не предъявили?
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).