Принимать ли Хакасию в состав России?

Маргарита Лянге: «Национальный вопрос напрямую связан с сохранением страны и нашим будущим»


Когда москвичей спросили, принимать ли Хакасию в состав России, многие ответили: не надо – нам и Крыма хватает. О шуточном опросе и совсем нешуточных ответах на него напомнила на семинаре конкурса «СМИротворец» в Красноярске Валентина Сосновская, журналист «Черногорского рабочего» из Хакасии. Смешно? Не до смеха. А уж то, о чём говорила Маргарита Лянге – президент Гильдии межэтнической журналистики и член совета при президенте РФ по межнациональным отношениям – и вовсе следовало бы конспектировать и разбирать каждому мыслящему человеку. Чтобы беда не выглянула из угла, в который сами мы заглядывать не привыкли, главред «ЧО» Николай Черняев всё законспектировал и делится с мыслящими вами.


Маргарита Лянге – член Совета при президенте РФ по межнациональным отношениям, заместитель председателя Совета Ассамблеи народов России, президент Гильдии межэтнической журналистики, журналист ГРК «Радио России», главный редактор сайта «Национальный акцент». Автор ряда научных публикаций на темы государственной информационной политики, этнического экстремизма.


Мы очень мало знаем друг о друге
Горизонтальная информационная связанность страны очень низкая. Была дикая ситуация в Петербурге, когда полицейские задержали граждан России, проверяли документы и заявили, что республики Тыва не существует, что у них поддельные паспорта.

Это о чём говорит? Выросло поколение людей, которые вошли во власть – в данном случае в правоохранительные органы, не имея нормального представления о своей стране. Они искренне считали, что нет такой республики.

Чья это вина? Если эти знания не вложила школа, ответственность на себя сегодня должны взять СМИ. Задача – хотя бы географическую, этническую карту страны в головы людей вмонтировать. Иначе будет худо.

Беда где-то рядом
Вот официальные данные ВЦИОМа за 2011 и 2013 годы. Если вы вспомните, в 11-13 годах у нас нет никаких потрясений, нет никаких межэтнических напряжённостей открытых. Ни на одной из территорий России. А посмотрите, что происходит с цифрами.

2011 год. 39% россиян считают, что межнациональные отношения стали напряжённее, 40% – какими были, такими остались. 11% – стали более терпимыми.

2013 год. Тревогу испытывают уже 49% респондентов. Что такое 49%? Каждый второй житель нашей страны готов к каким-то проблемам в сфере межэтнических отношений. Он ощущает: что-то не так. Даже такой вопрос был: а вы готовы в условиях напряжённости выступить в защиту своей этнической общности? И люди говорили: да.

Что у нас произошло в 11-13 годах, чтобы на 10% выросли тревожные ожидания? Были какие-то громкие, ярко выраженные конфликты с этническим маркером? Нет. Ни-че-го. Каким образом мы смогли попасть в эту ситуацию? Вопрос потребовал большого анализа, действий, и отношение власти к национальному вопросу изменилось.

Манежка как точка отсчёта
Не всегда национальный вопрос в новейшей истории признавался достойным такого пристального внимания, как сейчас. Был период, когда вообще считалось, что его нет, что есть только экономические проблемы, и когда мы начнём жить в шоколаде, у нас не будет никаких напряжённостей между людьми. Якобы всё дело в экономике – нужно убрать из поля дискуссии национальный вопрос и заняться только экономическими вопросами.

Многие люди во власти придерживались такой точки зрения. Судя по действиям, даже президент на каком-то этапе настороженно относился к этой теме. В 2004 году именно он ликвидировал остатки министерства по делам национальностей.

И это объяснимо. Довлел негативный опыт 90-х. Берите суверенитета сколько хотите – ставился знак равенства между национальным вопросом и сепаратизмом. И конечно, на этапе выстраивания государства, собирания всех тех осколков, из которых состояла страна к концу 90-х, национальный вопрос начал восприниматься как деструктивный.

Но мнение поменялось. Особенно после Манежки. Стало ясно: недовольство в обществе растёт. Можно ли дальше игнорировать такую область, как межнациональные отношения?


Справка «ЧО»
Массовые беспорядки в Москве 11 декабря 2010 г. начались с убийства выходцами с Северного Кавказа болельщика «Спартака» Егора Свиридова. На Манежную площадь вышли, по разным оценкам, от 5 до 50 тысяч человек, протестующих против того, что следствие «покрывает убийц». Митинг перерос в столкновения с милицией. Манежка обернулась серией межэтнических столкновений в городах России.


Время действовать
Сегодня целый ряд документов организуют нашу национальную политику, определяют, куда мы идём и зачем мы это делаем. Прежде всего – Стратегия государственной национальной политики до 2025 года. Учреждено Федеральное агентство по делам национальностей, есть программа действий. Сейчас удовлетворённость межнациональными отношениями в регионах – индикатор эффективности работы властей.

Сегодня порядка 80% опрошенных считают, что у нас всё нормально с межнациональными отношениями. Тревожные ожидания сходят. Однако и этому может быть дано объяснение. Внешние угрозы. Нас так прессуют, что мы, конечно, собираемся в единый кулак. Так наш человек устроен.

Искажать так искажать
Итак: даже в 2011 году, после Манежки, уровень тревожности в обществе был на 10% ниже, чем в 2013 году. Почему в 13-м году выросли показатели? Чем это объяснить?

Контрольный вопрос в исследовании был такой: а вас лично касаются те ожидания нехорошие, лично с вами что-то произошло? Ответ какой был, как думаете? Нет. Спрашивают: а с чего же вы тогда решили, что у нас всё плохо в межнациональной сфере, что вы готовы защищать даже силовым путём интересы своей этнической группы? Фактически это преддверие гражданской войны – да к тому же по этническому признаку – самое страшное, что может быть. Кто сформировал такой уровень тревоги? Ответ: СМИ.

Угол искажения той действительности, которую формируют СМИ, был таков, что мы все вместе напугали население, ввергли в стрессовую ситуацию, в готовность к нехорошим действиям внутри страны.

Сделали мы это специально? Нет. Мы гады последние, хотим развалить свою страну, осознанно наращиваем напряжённость? Нет. А как же тогда, любя свою страну, мы смогли напугать людей? Ответ прост: мы не умеем работать с этой темой.



Почему мы не они
У нас очень сильные традиции журналистики. Наша журналистика в корне отличается от англосаксонской. Есть понимание, что мы не просто какое-то зеркало, которое только отражает события. Зеркало не может не искажать, оно может искажать больше, меньше, но не искажать совсем оно не может. И степень искажения – это степень гражданской ответственности, образованности, порядочности самого журналиста.

Наша журналистика не началась в 20-м веке. Она не началась в 91-м году. Она идёт ещё от Пушкина, от Чернышевского. И мы с вами абсолютные наследники российской журналистики. У неё очень развито внимание к маленькому человеку, его проблемам, его защите, к описанию, к очерковости.

Этому есть объяснение чисто территориальное. Модель журналистики, когда я просто зеркало, можно себе позволить на какой-то маленькой территории: отразил – отошёл в сторону и всё. А у нас? Огромные просторы. Поэтому наша журналистика не новостная изначально, а рассуждающая, анализирующая.

Но не только по нужде у нас так вышло. Этого желает и наша аудитория. Люди хотят рассуждений, анализа, мысли, художественной ценности. И в советское время так было. Когда мы на каком-то этапе попытались отказаться от себя, мы очень сильно потеряли.

Наших народов микс
Сейчас говорят: как так – не было межэтнической журналистики в советское время, а дружба народов была! Неверно. Была национальная политика в стране, и она осуществлялась достаточно жёсткими, в том числе административными, но очень эффективными инструментами. Да, в СМИ о национальном вопросе можно было говорить один раз в год – в День Конституции: комсомолка, красавица, татарка, передовик производства – такие парадные истории мы умели делать. Но сама проблема решалась государством по-другому.

Исчезла система, когда люди ездили в разные регионы и по квотам поступали, происходило естественное смешение этносов.

У меня на курсе в институте было 250 человек – без преувеличения, весь Советский Союз от Сахалина до Молдавии. Мы перемешивались. Это способствовало узнаванию друг друга. Я помню недовольства на первом курсе, когда представители разных этносов учились жить вместе в общежитии. Не нравилось, как пахнет еда, не нравились ещё какие-то повадки… Но к пятому курсу мы были единым целым.

Советская армия перемешивала практически всё мужское население, и не было такого, как сейчас, когда молодой человек служит рядом с домом. Перекидывали человеческие массы в диаметрально противоположные стороны. Многие молодые люди оставались жить там, где служили.

Перемешивала наших людей система распределения после института. Крыша над головой, подъёмные, гарантированная заработная плата на другом конце страны. Государство очень разумно управляло процессом миграции.

Поэтому, когда говорят, что в Советском Союзе не было даже строки в бюджете на национальную политику, это неправда. Давайте не будем лукавить. Колоссальные средства требовались, чтобы перекидывать массы мужчин с запада на восток, с юга на север регулярно. Это сколько стоит? Сколько стоит дать бесплатное высшее образование представителям всех народов, стянуть людей из разных регионов? Сколько стоит обеспечить молодого специалиста крышей, подъёмными? Это всё – разве не национальная политика?

Запас прочности иссякает
Люди узнавали друг друга, и потом эти прочные связи человеческие оставались на всю жизнь. И мы, мне кажется, за счёт этих человеческих связей и продержались.


Все очень ждали в 90-е, что мы сейчас передерёмся, вцепимся друг другу в глотку, а мы этого не сделали. Потому что у нас был запас прочности. Мы на этом запасе советском почти 20 лет протянули. Но он заканчивается, нужно дровишек подкидывать. Приходит новое поколение, для которого уже на новом уровне, новым языком нужно этот запас дружбы народов формировать.



193 народа в России. 238 официальных языков. Люди живут совершенно по-разному. Разные культуры, разные привычки, разная кухня. При этом есть много общего. Где нам узнать друг о друге? Единственный канал – медиасреда: социальные сети, Интернет, СМИ. И СМИ здесь – единственная структурированная общность, которая отвечает за всё, что происходит.

Поддержание мира и согласия в обществе за счёт знания происходит. Когда ты чего-то не знаешь, тебе бог знает что кажется.

Спасти себя
Национальный вопрос напрямую связан с консолидацией общества, сохранением страны. Неслучайно национальная тема выбрана как ключевая, чтобы вбрасывать не самые полезные идеи. Нам навязывают: мы такие разные, такие разные, что лучше вообще разойтись – зачем нам жить вместе?

Не секрет, какие деньги на это тратятся. Когда набирают людей, хорошо говорящих по-русски и умеющих работать в соцсетях, и не у нас, а где-нибудь в Канаде или Соединённых Штатах, то понятно, чем эти люди будут заниматься. Они нам профессионально, с примерами расскажут и покажут, что ничего общего внутри страны у нас нет... Помните историю с дочерью российского офицера, которая якобы правду рассказывает, как её папа Крым захватывает? Ну… вычислили дочку. Оказалась афроамериканцем на базе в Катаре.

Национальный вопрос напрямую связан с нашим будущим. Нам рассказывают, что у нас так много национальных проблем, с коренными народами всё плохо – по разным линиям пытаются вбить клин.

Одна из линий – финно-угорские народы. Большинство этих народов живут в северо-западных регионах нашего государства, в Поволжье, они имеют несколько республик в составе Российской Федерации, и то пытаются нам рассказать, что их угнетают, что им надо выходить из состава России. На одном из всемирных конгрессов бывший президент Эстонии с трибуны сказал: пора, мол, финно-угорским народам спастись под европейским зонтиком!



Мощное давление на тюркскую линию. Последние новости какие? Казахстан переходит на латиницу. Этот процесс попытались провести 25 лет назад, но ещё сильна была наша связка, и вопрос даже обсуждать не стали. А сейчас – прошло, принял президент Казахстана такое решение. Что оно означает? Разрывается постепенно наше общее информационное пространство.

Богатые, но беспечные наследники
Когда пытаются вбить клинья по национальному вопросу, вроде как заботятся о народах – якобы, чтобы они сохранили язык, культуру, чтобы они не исчезли, не ассимилировались. По большому счёту всем наплевать.



Надо понимать: мы с вами – богатые наследники. Не всегда разумные, но очень богатые. Нам от наших предков досталась самая большая территория на планете Земля. В прошлом столетии самым главным ресурсом, за который шла война, были нефть, газ – углеводороды. В нынешнем столетии ресурс, за который будет биться мир, – вода. Где самое большое озеро в мире с пресной водой? Мы опять сами богатые!


Никого из внешних «опекунов» не интересует ни наша культура, ни мы сами. Им интересны наши ресурсы. Вопрос по существу стоит так: кто будет распоряжаться этими ресурсами – наши дети или не наши дети? И готовы ли мы сегодня активно поучаствовать – осознанно или нет – в освобождении нашей земли от нас же самих?

Чем больше линий напряжения, тем мы слабее
Мы можем быть и сильнее. Мы можем, осознавая всё это, спокойно обсуждать нашу межнациональную жизнь, проблемы – и не только праздники и фестивали, а обычную жизнь, нашу разность и нашу общность.

Уникальный опыт нашей страны показывает, что мы всегда были и будем многонациональным государством. Хотя по международной классификации, вы удивитесь, мы мононациональное государство, поскольку более 80% населения относят себя к русским! А сами себя мы считаем государством многонациональным. Этот феномен много говорит о нашем самовосприятии. Это очень важная вещь.

Сегодня более 80% россиян считают, что в области межнациональных отношений всё нормально. Ситуация выравнивается. И нам говорят: давайте переключимся на что-то другое. Но это самый коварный показатель – удовлетворённость межнациональными отношениями. Из года в год держатся на своих местах показатели, связанные с ЖКХ, дорогами, а национальные отношения – единственный показатель, который ведёт себя абсолютно непредсказуемо.

Замалчивать или обсуждать?
Ничего замалчивать нельзя, ни одно преступление с этническим оттенком. Да и в век Интернета – невозможно. Если мы будем молчать, тему будут раскручивать: а) те, кому за это заплатили; б) те, кто хочет нагреть свой рейтинг. И такие есть. Они не думают о том, что мы все плывём в одной лодке, и если бесконечно делать дырки в дне, в конце концов все утонут. Рассуждают так: пусть об этом думают наверху – те, кто должен, а мы будем заниматься своим маленьким делом, свой рейтинг повышать. Так рождаются провокационные заголовки, которые только подогревают ситуацию. Их авторы получают свой маленький дивидендик здесь и сейчас, не думая о потом.

Недавний пример. Заголовок в достаточно серьёзном информагентстве: «Бомжам разрешили усыновлять детей». Какие мысли рождает такой заголовок? Что ж такое в нашей стране происходит, как же мы дожили до того, что бомжам даём усыновлять детей?

На самом деле несколько лет стоял вопрос о том, чтобы разрешить усыновлять детей семьям на Севере, которые ведут кочевой образ жизни. А у нас таких достаточно много. 28 тысяч человек официально. Чум по нашему законодательству не является жилищем постоянным. И была проблема. Дети оказываются в интернатах по каким-то причинам, а родственники не могут их оттуда забрать – права не имеют. Они кочуют с оленями, у них нет постоянного жилища. Наконец-то эту ерунду разрешили, Госдума приняла поправку. Но как это подали СМИ! Зачем?

Почему плохие новости в фаворе
В том, что самая хорошая новость – это плохая новость, ничего страшного. Это естественная природа человека. Природные рефлексы. Просто в нашем информационном обществе они доведены до крайности.

Когда первобытные люди садились у костра, то первым делом начинали рассказывать плохую информацию. Где болото, где ядовитые растения, где какой зверь появился. Все садились и слушали. Чтобы сохранить себя. У нас рефлекс выработался. Те, у кого этого рефлекса не было, не дали потомства.

Кнопочка в мозгах продолжает реагировать на негатив лучше, чем на позитив. Поэтому много претензий к СМИ и от власти, и от разного рода активистов, представителей культуры: сколько негатива! Победить это можно только осознанным подходом. Даже давая деструктив, криминал, нужно перекрывать всё это позитивом, нормальной информацией, чтобы не ввести общество в депрессивное состояние. 2015 год показал: общий информационный фон таков, что в погоне за рейтингом мы население загнали в депрессию.

Что нам нужно? Спокойное восприятие друг друга. Важно, чтобы каждому новому поколению не меняли матрицу в голове. Информация о межнациональных отношениях должна постоянно крутиться в информационной среде – не от праздника к празднику, а идти общим фоном, вторым планом.

Посмотрите на Украину. За одно поколение мозги повернули совершенно в другую сторону. И люди, можно сказать, с нами одной крови стали воспринимать нас как врагов. Более того, внедрено в сознание, что мы всегда были врагами, ненавидели и уничтожали друг друга на протяжении сотен лет.

Боритесь с мифами в себе
Мы совсем не знаем своей страны. У нас столько стереотипов в голове: что мы несвободная страна, что у нас народы исчезают, языки вымирают. И мы эти стереотипы ретранслируем, не задумываясь.

Один из мифов: коренные малочисленные народы сокращаются. Давайте посмотрим данные последней переписи населения (2010). Да они растут быстрее, чем народы Кавказа! Они их даже опередили!

Миф: вымирают целые народы. Русское географическое общество сто лет назад билось в истерике: исчезают кеты (народ на севере Красноярского края) – их осталось 1000 человек, мы их теряем! И вот перепись 2010 года. Сколько кетов? 1100. Казалось бы, они должны были за сто лет где-то раствориться, исчезнуть, сколько всего произошло, а их столько же, сколько и сто лет назад!



193 «кейса» успешной жизни
Мы наследники не только материальных богатств, но и колоссального культурного пласта. Что ещё дороже, можно поспорить.

Культура – набор традиций. 193 народа – это, выражаясь современным языком, 193 «кейса» успешной жизни – лучших практик от рождения до смерти. Сейчас, когда мы уходим в Арктику, нам колоссально пригодится культура народов, которые живут в Заполярье. Мы без этой культуры – системы питания, одежды, графика работы – не сможем нормально войти в арктическую зону и развивать её.



Кстати, вся эта территория могла принадлежать Великобритании, потому что англичане первыми туда пришли. Наши устюжане были там позже. Но почему эта земля наша? Именно из-за межнациональных отношений.

Британцы пришли сюда с таким же высокомерным отношением, с каким живут сейчас: первый сорт людей – на нашем острове, а на всей планете – люди второго, третьего сортов. Они пришли в одежде, которая не соответствовала местному климату. Они посчитали ниже своего достоинства надеть одежду местного населения. Потому что – ну что это такое, здесь дикари, а мы белые люди… Они не восприняли ненцев как равных, не доверили им показать им дорогу, не снизошли до того, чтобы научиться.

Отношение у русских было совершенно другое – уважительное. Поэтому ненцы сегодня с гордостью говорят: мы прошли с русскими этот путь!

Изначально и наша культура, и само государство строились на том, что все люди равны, все люди братья. Это чисто христианские вещи. Поэтому было очень много смешанных браков. Мы никогда не относились к новым землям как к колониям.

Не только Север – вообще всё наше государство – сцементировано исключительно дружбой народов и взаимопроникновением культур, только отношениями людей. Не военной силой, не экономикой, а именно отношениями. Именно они создали такое большое государство. И только если эти отношения будут нарушены, страна распадётся. Никакая армия её не удержит.

Все материалы рубрики "Темы"


Подготовил
Николай Черняев

Фото Альфира Фахразиева
«Читинское обозрение»
№45 (1477) // 08.11.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).