Человек с душой редкой чистоты

Путь от 17-летнего революционера до 37-летнего консерватора


100 лет назад читинские газеты с прискорбием сообщили, что 27 ноября 1919 года скончался известный писатель и общественный деятель Николай Олигер. Похоронили его 29 ноября на кладбище Покровского женского монастыря, что располагался на углу улиц Ангарской и Баргузинской.

Читающим современникам Николай Олигер был хорошо известен. А вот затем его имя на десятилетия было вычеркнуто из отечественной истории. Впервые о нём вспомнили в 1959 году: известный краевед Евгений Петряев написал: «В Чите затеряны могилы крупного микробиолога И.С. Дудченко, писателя Н.Ф. Олигера, археолога Н.И. Попова, краеведов Д.М. Головачёва и Г.А. Стукова…».

Разочаровавшийся революционер
Николай Фридрихович (после начала войны с Германией изменил отчество на Фёдорович) Олигер родился в Омске 20 ноября (2 декабря по новому стилю) 1882 года в семье военного аптекаря Фридриха Карловича Олигера и Наталии Августы, урождённой Шёнберг. 17-летним Николая исключили из гимназии за революционную деятельность. Родители отправили его в Саратов, где он поступил в механико-химическое техническое училище. Но вскоре его и оттуда исключили, более того, вернули в Омск, где с декабря 1901 по июнь 1902 года он просидел в тюрьме. После освобождения два года был под негласным надзором. В разное время он служил конторщиком пароходного общества в Порт-Артуре, секретарём редакции газеты «Сибирский вестник». Стал членом РСДРП и осенью 1904 года, оказавшись на Кубани, с головой ушёл в партийную работу. Он, как и многие его соратники, жил ожиданием грядущей революции.

В некрологе, напечатанном 28 ноября в газете «Русский Восток», издававшейся в Чите, некто «Г. Кубанский» рассказал об этом времени: «Русское общество переживало тогда, как известно, «весну» Святополк-Мирского. Да и сам Н.Ф. Олигер был достаточно молод и к тому же принимал деятельное участие в политической жизни юга России. Тем не менее уже в то время Николай Фёдорович определённо выявил то своё лицо, с которым он сейчас и сошёл в могилу – это честность в мышлении, чуткость в художественном творчестве и необыкновенную мягкость в отношениях к людям».

В декабре 1904 года Николая за участие в антиправительственной демонстрации арестовали в Екатеринодаре. В 1905 году выпустили, и он отправился в Петербург. Там-то он и заработал туберкулёз и одновременно получил мощную дозу разочарования в революции. И стал писать. Его рассказы начали печатать. Ярчайшим его произведением той поры стала повесть «Смертники», которая не раз издавалась и в XXI-м веке.

Писатель и патриот
В конце 1911 года, в связи с обострившимся туберкулёзом Николай Фридрихович уехал в Одессу, в 1912 – за границу, жил во Франции, на юге Италии. В феврале 1913 года он поселился на Капри, встречался с писателями Иваном Буниным и Максимом Горьким, певцом Фёдором Шаляпиным. Он с головой ушёл в писательскую работу.

В конце февраля 1914 года Николай Фридрихович уехал за границу, жил в Ницце и её окрестностях. Но вскоре началась Первая мировая война. В одном из его рассказов «Фаликон» он ярко изобразил момент общего воодушевления, пережитый русским обществом в начале Второй Отечественной войны, как называли её тогда в России. Тогда-то он и изменил своё отчество.

В начале 1915 года он добровольно отправился на фронт, был уполномоченным Второго сибирского передового врачебно-питательного отряда Всероссийского городского союза и Сибирского общества помощи раненым. Весной 1916 года был контужен.

Революции 1917 года, ни Февральскую, ни особенно Октябрьскую не принял. И отправился на Дальний Восток. Но не по железной дороге, а морем. В Государственном архиве Забайкальского края, где хранится папка с его документами, есть и такой документ: «Российское Вице-Консульство сим удостоверяет, что Никола Фёдорович Олигер, вследствие отсутствия пароходов, не имел возможности выехать из Коломбо в Россию ранее 31 декабря 1917 года». Лишь в новогоднюю ночь корабль отправился с тёплого Цейлона в холодную Маньчжурию. В начале марта 1918 года Николай Олигер уже был в Харбине, где вновь занимался журналистикой и политической деятельностью. Ближе всех ему были конституционные демократы (кадеты) – первыми объявленные большевиками «врагами народа». Его избрали членом краевого бюро партии Народной Свободы, как стала называться партия кадетов после Февраля 1917 года. С сентября 1918 года Олигер – редактор ежедневной харбинской газеты «Призыв». В конце того года он переехал в Читу, где утвердилась власть атамана Григория Семёнова. Единственной партией, поддержавшей его, были кадеты. Поселился Николай Фёдорович в гостинице «Селект», в которой в то время жило много высших военных, чиновников и журналистов. Жил он в комнате №58.


Гостиница «Селект»

Не стал «пиарщиком» атамана
В марте 2002 года мной была напечатана статья «Забытый писатель или «пиарщик» атамана», в которой впервые после долгого перерыва было рассказано о судьбе Николая Олигера. Тогда, узнав, что он был первым руководителем созданного весной 1919 года осведомительного отдела при штабе Семёнова, я назвал его «пиарщиком» атамана. Только в этом году мне удалось узнать, что всё было не так однозначно. Во-первых, в этом отделе Николай Олигер работать не стал. Он трудился в его предшественнике – «Бюро печати», но совсем недолго.

29 мая 1919 года в газете «Русский Восток» было напечатано его письмо, в котором он сообщал: «Довожу до сведения сибирских и уральских газет, получивших в конце марта и в начале апреля с.г. подписанный мною циркуляр об учреждении Бюро Печати при Штабе Отдельной Восточно-Сибирской армии и получивших затем информационные бюллетени от этого Бюро, что с 15 сего мая я никакого отношения к указанному Бюро Печати не имею».

Удалось найти и упомянутый «циркуляр», или, как сегодня сказали бы, пресс-релиз: «Бюро Печати (...) будет обращать внимание на освещение действительного положения вещей, на подкреплённое авторитетными фактическими данными опровержение ложных и волнующих слухов, и на точное изложение мероприятий, предпринятых военными властями в деле насаждения порядка и законности».

В условиях гражданской войны, а, значит, и идеологического и пропагандистского противостояния, это было как минимум наивно. Нужен был именно пиар, причём порой самый «чёрный». И писатель ушёл. Он стал работать в той самой газете «Русский Восток». Либералы эту патриотическую газету считали реакционной, хотя она была, скорее, консервативной. Так Николай Олигер за 20 лет прошёл путь от 17-летнего революционера до 37-летнего консерватора. Здесь было напечатано много его статей, а также рассказов.

Человек душевной чуткости и интеллигентности
Зима в 1919 году наступила рано и была суровой. Его туберкулёз не позволил Николаю Фёдоровичу выдержать и это испытание.

Уже упоминавшийся «Г. Кубанский» в некрологе памяти Олигера написал: «Жаловаться Николай Фёдорович не любил, но легко себе представить, как действовал на его душу – типичного русского интеллигента, в лучшем смысле этого слова, кошмарный большевизм». Заканчивал этот автор пожеланием: «Н.Ф. Олигер умер, но не скоро умрёт светлая память об этом талантливом беллетристе и человеке с душой редкой чистоты».

Олигера забыли. Но… начиная с 90-х годов ХХ века, его рассказы и повести вновь стали издаваться в России. Особенно часто печатают его фантастическую утопию «Праздник весны», а также повесть о террористах начала того века «Смертники». Она вошла и в напечатанный в 2019 году сборник «Никто не хотел умирать», наряду с повестями мастеров Леонида Андреева, Владимира Зазубрина и Александра Тарасова-Родионова. А потому городским властям стоило бы подумать о том, чтобы на здании краевой администрации на Амурской, 68, в котором когда-то и находилась гостиница «Селект», поместить мемориальную доску, сообщающую, что в этом здании в 1918–1919 годах жил русский писатель и драматург Николай Фёдорович Олигер.

Все материалы рубрики "Чита вчера: история, лица"

 


Александр Баринов
«Читинское обозрение»
№48 (1564) // 27.11.2019 г.



Вернуться на главную страницy

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).