«Мне по жизни везло на хороших людей»

Она бодра, энергична, иногда иронична. Хотя ей, как и другим из её поколения, судьба досталась нелёгкая


От неё исходит энергетика человека сильного, органичного, знающего, чего он хочет, имеющего за плечами огромный жизненный опыт. 1 ноября Нине Васильевне Улыбиной исполнится 80 лет.

Горькая память детства

Небольшой рабочий посёлок Киселёвск Кемеровской области. На этой земле в 1938 году в семье Головиных родился второй ребёнок. Девочку назвали Ниной. Через два года появился на свет младший братик. Глава семейства работал в горноспасательной службе, в любое время суток срывался из дома по сигналу тревоги. Мать вела нехитрое крестьянское хозяйство: две коровы, лошадь, гуси. В общем-то, как вспоминает Нина Васильевна, жили неплохо. Но вот грянула война, отца призвали на другой же день. А в 43-м пришло письмо, в котором сообщалось: он, раненый в ногу, лежит в одном из прифронтовых госпиталей. Мать собрала пожитки и поехала к мужу. Это было их последнее свидание. Вскоре госпиталь отправили в тыл, но по дороге эшелон попал под бомбёжку, и среди многих других отец погиб. После похоронки мать почернела от горя и слёз. Но, поняв, что надеяться не на кого и ждать некого, впряглась в домашние дела по полной.

Беда не приходит одна. Брат матери тоже ушёл на фронт, простившись с тремя детьми и беременной женой. При родах последняя умерла, сиротами остались четверо ребятишек, включая новорождённую девочку. Взяли к себе и этих бедолаг. Итак, в семье семеро ребят мал мала меньше. Мать стала искать работу. Её взяли в горноспасательную службу техничкой. Кроме того, семье погибшего фронтовика выплачивали 112 рублей. Зарплата уборщицы да пособие от военкомата – весь доход семейства. Выручали коровы: молоко от одной оставляли для себя. Другую доили и выменивали молоко на соль, сахар и ещё что-нибудь из продуктов. Обувь, одежда в течение дня переходила от одного к другому, а то и к третьему. Старший брат бежал из школы снять обувь и передать сестре, чтобы та не опоздала в школу. Девочка плакала, ей так не хотелось носить тяжёлые, некрасивые мальчишечьи ботинки. Но у других детей и таких не было. Некоторые умудрялись срезать резину с транспортёров, когда нагруженные породой, они ползли к бункерам-накопителям. Из этой резины шили тапки. Но, бывало, за порчу ленты транспортёра задерживали и судили.

Когда Нина училась во втором классе, мать купила ей брезентовые туфельки в магазине. На улице подружки затеяли игру в прятки, укрывались в зарослях картошки. Среди этой ботвы девочка потеряла одну туфельку. Сколько ни искала, не могла найти. Домой боялась идти. Заплаканную, её увидела жена начальника горнорудного предприятия, пожалела. Предложила помыть полы в квартире, за это дала денег на новые обувки.

После седьмого класса Нина поступила в сельхозтехникум в Прокопьевске. Но где и на что жить? Решила искать работу. Несовершеннолетнюю, её нигде не брали. Наконец, устроилась при шахте сатураторщицей. Газировала углекислым газом воду, которую заливали во фляжки и раздавали перед спуском в забой шахтёрам. За одного из них вышла замуж, родила сына. Через семь лет разошлись.

Приезд в Читу
Ещё в Киселёвске подружилась с девушкой, которая приезжала из Читы к своим родственникам, жившим по соседству с Головиными. Переписывалась с ней. Подруга позвала в Читу. Недолго думая, собралась в дорогу и в 1966 году оказалась здесь.Та же подруга приютила на первое время у себя, устроила официанткой в ресторан «Забайкалье». Тогда он находился на углу улиц Калинина и Профсоюзной. Требования были строгие: постоянный медосмотр, чистое бельё, аккуратные причёски. В 1967 году перед всесоюзным литературным праздником «Забайкальская осень» сдавали в эксплуатацию гостиницу «Забайкалье» и ресторан при ней. Лучших официантов перевели туда. Начинали с того, что мыли окна, убирали комнаты, чистили от строительного мусора коридоры. Обслуживать первых посетителей было одно удовольствие. Это были поэты, писатели, литераторы со всего Советского Союза.


1973 год

Среди ресторанного персонала встретила свою любовь. Двадцатишестилетний Павел Петрович был бригадиром поваров, одновременно учился на заведующего производством. Поженились. Жили на Острове в однокомнатной квартире. За окнами протекала Читинка. Один за другим родились дочь и сын. У мужа было много родственников. На праздники собиралась шумная компания. Купили маленький «Запорожец». В выходные дни, в отпуск всей семьёй ездили на Арей, Шакшу, Арахлей. Ягоды, грибы всегда были на столе. С Карповского ключа возили воду, чай из неё был очень вкусный.

Перешла в ресторан «Аргунь». Здесь стояла за буфетной стойкой, часто подменяла администратора. Соседка по дому, которая работала в пельменно-мороженном цехе Читинского мясокомбината, вскоре устроила в свою бригаду фасовщицей. Через некоторое время Нину Васильевну перевели в птицецех на должность весовщика. Восемь лет отдала этому цеху.

«Мне по жизни везло на хороших людей, – рассказывает моя собеседница. – Одна из подруг, сотрудница «Водоканала», как-то сказала, что им требуются операторы. Меня приняли машинистом насосной установки цеха отведения сточных вод. Работа нравилась. Осуществила свою мечту – перевезла маму сюда. В 1988 году нас вызвали в Ингодинский райисполком и объявили, что вдове погибшего фронтовика выделена квартира и даже предложили выбрать вариант из нескольких адресов. Поскольку основная производственная деятельность у меня была в районе КСК, то решили жить там. Как только зашли в новую трёхкомнатную, улучшенной планировки, квартиру, расплакались. Наконец-то жизнь нас наградила таким подарком!»

Время идёт. Выросли дети. Устроились по жизни неплохо. В 1991 году Нина Васильевна оформилась на пенсию. Купили с мужем участок в 10 соток. Построили домик, баню, теплицы. Завели корову. Муж согласился быть сторожем при дачном кооперативе, скашивал траву вокруг него во избежание пожаров, этой зеленью кормили животину.

С детства любила петь
В 2011 году похоронила мужа. Долго плакала, тосковала. Дачу продала, потому как там всё напоминало о любимом человеке. Решила вспомнить свою юность, когда в художественной самодеятельности при киселёвском шахтёрском клубе пела, плясала. Записалась в клуб «Золотая осень», объединяющий людей пожилого возраста, стала участницей хора «Атаманский» при Читинском городском казачьем обществе «Атаманская станица». Коллектив выступает в городе на различных мероприятиях, ежегодных фестивалях ветеранских хоров, госпитале ветеранов, «Академии здоровья», библиотеке Чехова, на православных праздниках, проводимых на территории храма иконы Казанской божьей матери… Есть приглашения в Карымскую, Адриановку – всё это разнообразит жизнь, даёт возможность поддерживать отношения с подругами, общаться со зрителями. Кроме того, с компанией таких же активисток путешествует по городу в экскурсионном автобусе, посещает бассейн, участвует в соревнованиях по дартсу, волейболу, баскетболу среди пенсионеров в своей возрастной категории, о чём говорит пачка почётных грамот и связка медалей, бережно хранящихся в шкафу. Но самая дорогая медаль – с гравировкой «Дети войны».




Нина Васильевна слева

Все материалы рубрики "Люди родного города"
 


Людмила Арзамасцева
Фото из архива Н.В. Улыбиной
«Читинское обозрение»
№44 (1528) // 31.10.2018 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).