... больше, чем журналист

Политический обозреватель Ольга Китова: только журналисты могут помочь народу


Политический обозреватель общероссийского еженедельника «Новый вторник», лауреат международной премии свободы прессы (единственная в России) Ольга Китова прилетела в Читу в командировку. Это почти как столичный ревизор вдруг свалился на головы забайкальских властей! Осадное положение в городе не объявляли, но круговую оборону чиновники поторопились занять. И ведь не зря!  Вряд ли кто из наших читателей усомнится в этом...

Увы, о знаменитой «КоЗе» я только слышала, и о статьях Ольги Китовой тоже. Но когда готовилась к разговору, поняла: её и сейчас интересно читать, поэтому тогдашние читатели до сих пор помнят её. Вот вам и газета, которая живёт один день. 

– Я прекрасно помню то чудесное время, когда работала в «Комсомольце Забайкалья». Было очень интересно работать! Середина 80-х, после знаменитого пленума, избравшего генсеком Михаила Горбачёва, середина 90-х, когда оказались похоронены все наши надежды, когда вопреки желаниям народа разрушили Союз, оказалось эпохой великих перемен. Точнее, началом эпохи. И она приведёт к такому финалу, о каком и подумать тогда было невозможно. Уж свезло нам, журналистам, так свезло...

А о чём можно было писать в спокойное советское время в нашем Забайкалье? 

– О многом. О молодёжи в посёлке, маявшейся по выходным от безделья и невозможности чем-то себя занять, – и после выступления газеты находились деньги на ремонт Дома культуры. О деревне, в которую мы с фотокором Женей Епанчинцевым добирались из Тупика чуть не полсуток на машине по руслу замёрзшей реки, чуть не ушли под лёд, был уже март. Деревня поразила тем, что в ней не было детей! Их увозили к началу учебного года в интернат и возвращали родителям только к лету. 

На пару часов раньше нас туда пришла последняя машина с запасом продуктов до следующей зимы – северный завоз. И к ночи вся деревня была в стельку. Потом началась пальба и появились первые раненые... И тут-то случайно выяснилось: помощь можно будет попросить только вечером следующего дня. Оказывается, радиосвязь с «большой землёй» только несколько минут раз в сутки.

Назад мы летели в Тупик уже на вертолёте, река вскрылась. И я сразу же пошла в райком партии. Очень быстро эта проблема была решена, в райцентре установили круглосуточное дежурство в эфире. О такой действенности даже не на публикацию в газете – до неё! – сейчас остаётся только вспоминать и мечтать...

Однако больше запоминались читателям другие статьи – например, о катастрофе пассажирского самолёта под Читой. Власти долго хранили тайну и раскрыли её забайкальцам только много лет спустя. 

– Статья называлась «Рейс «Москва – Вечность», печаталась в трёх номерах «Комсомольца Забайкалья», и её прочитали, кажется, все. Только спустя годы после гибели самолёта мы узнали и смогли рассказать населению, в том числе родным и близким погибших, почти всю правду о том, что же случилось тогда, в 1973 году.

Ольга Петровна, Вы же не наша, не местная? А как к нам попали, почему уехали? 

– Мы приехали сюда служить. Сын как раз успел окончить здесь школу, мы всегда хотели дать ему хорошее образование, чтобы он учился в Москве. После смерти мужа меня уже ничто не связывало с Читой, хотелось ближе к родным.

Вы работали в знаменитой «Общей газете» Егора Яковлева. А потом оказались вдруг в Белгороде. Не понравилось в столице? Не получилось? 

– Получилось. Не понравилось. Егор взял меня в главный отдел – политики. И очень быстро выяснилось: политика в столице сводится к пережёвыванию одного и того же. Причём всеми газетами одного и того же! Вот сегодня мы все слушаем премьер-министра Виктора Черномырдина – завтра он во всех газетах. Третье лицо в государстве даёт пресс-конференцию – завтра во всех газетах Егор Строев... Когда я обмолвилась, а зачем писать всем одно, на меня коллеги посмотрели как на сумасшедшую. 
Неинтересно, скучно... Меня позвали в «Белгородскую правду», и я решилась-таки поехать.

Вы оказались для «Белгородской правды» ценным приобретением, но... проблемным. Любой газете здорово иметь в своих рядах депутата областной Думы, но вот уголовника-рецидивиста... Как Вам это удалось?

– Что именно? Стать депутатом или уголовником?

И то, и другое.

– Да очень просто. Я отработала год, и как раз были выборы. Читатели меня уже знали по моим статьям и решили, что я должна в них участвовать. Таких массовых фальсификаций, как сейчас, когда могут обеспечить победу и со 120% голосов, тогда ещё не было. Да и мои избиратели устроили тотальный контроль на участках. Победила я легко. Хотя вместе со мной баллотировались шесть или семь мужиков, и один из них должен был возглавить областную Думу.

Губернатор Евгений Савченко просил меня уйти в другой округ и не мешать будущему главе Думы. Я сделала губернатору встречное предложение: пусть тот уйдёт в другой округ, а мне он не мешает. Выяснилось потом, это был первый случай, когда губернатора ослушались. Тем более, он ведь и просил чрезвычайно редко – приказывал.

Я горжусь, что выполнила свои предвыборные обещания. Правда, их было всего два. В течение 5-7 лет (в разных районах по-разному) не платили детские пособия – в тех условиях они очень многое значили. В одном районе детские пособия выдавали... водкой. У меня ушло два года, чтобы разобраться в этом деле. Выяснилось: детские пособия областная администрация даже и не собиралась платить! Мне с огромным трудом удалось добиться, чтобы расходы на пособия включили в бюджет. И мы начали делать текущие выплаты, и одновременно погашать долги.

А как губернатор был рад!

– Очень. Ведь я заставила его вынуть сотни миллионов рублей, которые он считал своими. Ему и в дурном сне не могло присниться, что эти деньги матерям придётся отдавать!

А второе обещание Ваше?

– Компенсации на покупку книгоиздательской продукции учителям – их тоже не платили годами. Деньги были небольшие, но на них можно было купить несколько книг в месяц – нищета была такая, что и те деньги были подспорьем. Другое дело, что тратили их скорее на хлеб, чем на походы по книжным магазинам. Но это уж учитель сам решал, а дело властей – отдай, раз положено! И когда эти долги стали им возвращать, было очень приятно.

Получается, Вы стали главным врагом губернатора? Ведь потом, как я читала, были ещё и совсем «недетские» Ваши расследования по ГОКу, по хладокомбинату, проданному губернатором на Виргинские острова...

– Увы, мне всё время приходилось считать украденные деньги и бороться за их возвращение в бюджет – населению. 

ГОК, богатейшее предприятие Белгородской области, там добывается открытым способом руда. Вырытую яму можно увидеть с Луны, если б было кому смотреть. Естественно, он давно уже стал частной собственностью, и прибыль приносил не области и стране, а кучке капиталистов. И вот им губернатор Евгений Савченко разрешил – тайком, этого практически никто не знал! – не платить некоторые налоги. Это продолжалось уже семь лет! Случайно я узнала об этом, когда губернатор внёс в областную Думу законопроект о списании долгов по налогам (что было, кстати, абсолютно незаконно). Общая сумма недоимки составляла уже четверть миллиарда рублей – немалая сумма сегодня, а тогда просто огромная. И нужно было бумаги привести в порядок. К сожалению, всегда при голосовании в областной Думе я оказывалась в одиночестве, меня решались поддерживать лишь два-три депутата.

И что удалось в итоге? Получилось деньги вернуть?

– Да, но не все. Первые 100 миллионов от ГОКа пришли, когда я уже сидела на скамье подсудимых. Посадили, не того, кто разрешил не платить налоги, не того, кому он разрешил. Посадили журналиста, который это предал огласке и требовал отдать украденное народу.

А что с комбинатом? Вернули?

– Нет. Я проиграла. Исправно приносившее доход области предприятие тоже было продано губернатором за смешные деньги в оффшор на Британские Виргинские острова. И стало оно кормить не всех белгородцев, а несколько семейств. 

Да у нас то же самое! При прежнем губернаторе в Китай как начали вывозить лес составами, так без остановки и вывозят. При Ильковском землю чуть не отдали китайцам. Только в тюрьму журналистов ещё не сажали. 

– Ну, я тоже «легко» отделалась, тремя арестами. И срок мне решились дать только условный. А в самой последней судебной инстанции в стране за два дня до его окончания меня полностью реабилитировали по всем трём уголовным делам, которые сфальсифицировал прокурор области по заданию губернатора. Потом, правда, через суд пришлось добиваться от прокурора официальных извинений. Положенных мне по закону. Но теперь у меня в домашнем архиве есть и такой документ. 

А цель Вашей командировки к нам? И расскажите немного о своей газете.

– Называется газета «Новый вторник», раньше это был «Деловой вторник», выходит раз в неделю вкладкой в главных региональных изданиях страны. Тираж – 1,2 млн экземпляров.

Приехала подготовить материалы. Прежде всего – о социально-политическом положении в крае. Только что «кышнули» выдвиженца «Справедливой России», теперь на кресло губернатора претендуют «Единая Россия» и КПРФ. Пока они полгода будут выяснять отношения, населению придётся продолжать свою битву за выживание. 

Нищета в крае потрясающая – такого увидеть я всё-таки не ожидала. И ясно, что это не результат пары последних лет, а итог многолетних «усилий». Причём приходится констатировать: этот год будет тяжёлым, все расходные статьи обрезаны до неприличия – экономить решено на образовании, здравоохранении... В общем, на населении. 

Вот Вы всё о плохом. А Константин Ильковский, уходя, завещал нам писать о хорошем. Равиль Гениатулин и вовсе не забывал напоминать: собака лает – караван идёт! Мы, журналисты, как можем помочь своим землякам?

– Один-единственный совет могу дать: писать правду. Всегда писать только правду. Если у вас рука зудит и фантазии лишек, тогда оставьте журналистику и творите романы.

Первое, что я сделала, когда приехала в командировку, просмотрела подшивки местных газет. Ещё вчера они изо всех сил прославляли одного губернатора – Ильковский заявил, Ильковский посетил, Ильковский то, сё... А уже сегодня у них Жданова указала, Жданова подписала... Ещё чуть-чуть, и они провалят ей выборную кампанию. 

Ну, не все же у нас официантами, исполняющими заказы, подрабатывают!

– Дай Бог. Я рада. Только как тогда могло случиться, что в Чите снесли детский бассейн «Дельфин» и стена в стену с 4-й школой выстроили «гнездо разврата», откуда во время полицейских облав малолетних проституток выгоняют? 

А ведь печать осталась, пожалуй, единственной надеждой населения, единственным её оружием. Партии у нас всё больше на бумаге, депутаты бизнесом своим озабочены... И то – разве ж можно оставить без присмотра миллиарды? Посмотрите на зал заседаний Госдумы – он же пустой, ходят «дежурные» и нажимают при голосовании «правильно» кнопки... Увы, реалии таковы: только журналисты сегодня могут помочь своему народу. В конце концов, не зря ведь нас называют четвёртой властью.
В России и поэт больше, чем поэт, и журналист должен быть больше, чем журналист.

Все материалы рубрики "Гости нашего города"

 


Беседовала Елена Сластина
Фото Евгения Епанчинцева

«Читинское обозрение»
№12 (1392) // 23.03.2016 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).