«Операция «Ы»…»

Часть I


В канун Старого Нового года «Синескоп» начинает операцию по исследованию смехо-комедийного, хохмо-феномена «Операция «Ы»…», автором которого является гений отечественного комического кинематографа Леонид Гайдай.

В начале был... Очкарик
1964 год. Вдохновившись успехом комедии, снятой по новеллам О`Генри «Деловые люди», Гайдай решил снять фильм на современную тему. В те годы в советском искусстве шёл активный поиск положительного героя, и режиссёр тоже решил включиться в процесс. Hа «Мосфильме» пылилась куча сценариев про такого именно героя, но Гайдай выбрал тот, который принадлежал перу Мориса Слободского и Якова Костюковского и назывался чрезвычайно заманчиво для режиссёра-комедиографа – «Hесерьёзные истории». 

А Очкариком был... Владик
В начале 1960-х среди советской студенческой братии появилось особое «сословие», в которое входили те, кого родители не могли обеспечить прожиточными финансами, да и стипендия не делала погоды. В страну господствовала эра студенческих подработок. Днём грызлись «сопромат» и теория относительности, а ночью разгружали вагоны... Сценаристы много чего напридумывали и все свои замыслы о главном герое объединили в один персонаж – студента, интеллигента и очкарика Владика Арькова, который попадал в разные комические ситуации и с честью из них выходил. 

Литературная версия сценария включала две новеллы. В первой он перевоспитывал на стройке, где подрабатывал, некоего мрачного жлоба-хама, который с прохладцей относился к своей работе, был невежлив с дамами и т.п. Во второй новелле Владик устраивался репетитором и готовил к поступлению в институт единственного сына любвеобильных родителей – дубинистого оболтуса Илюшу.

Тунеядец и полячка
25 марта 1964-го худсовет «Мосфильма» литературному сценарию дал добро на разработку его режиссёрской версии. Сюжет новелл круто изменился и приобрел ту основу, что знакома нам по фильму. В первой новелле («Hапарник») Владик перевоспитывает тунеядца-15-суточника на стройке, во второй («Весеннее наваждение») влюбляется в девушку Лиду (сюжет этой части будущей картины Гайдай подсмотрел в польском юмористическом журнале «Шпильки»). Поскольку двух новелл было явно маловато для полнометражного фильма, сценаристам было дано задание придумать третью, причём в ней необходимо было соединить нового героя – Владика с уже популярной в народных зрительских массах благодаря короткометражкам «Пёс Барбос» и «Самогонщики» удалой троицей Балбес-Трус-Бывалый, с которой Гайдай пока не собирался расставаться. 

«Операция «У»?
После полутора месяцев работы на свет явилась самая «ударная», по мнению многих будущих зрителей фильма, новелла – «блокбастер» о «расхитителях социалистической собственности», которая поначалу называлась «Операция «У». Но вмешался случай! На следующий день после междусобойчика по случаю завершения написания сценария кое-кто из творцов-создателей, страдая известным синдромом, на предложение «подлечиться» при виде пол-литровой ёмкости с соответствующей жидкостью лишь отчаянно замотал головой. Он поморщился, скривился и произнёс: «Ы-ыыы…». Смотрелось и слышалось это так смешно, что режиссёр изъял из названия новеллы угрожающе-хулиганистое «У» и поменял на «Ы», лишь подкорректировав произношение буквы – вместо «мучительно-похмельной» на интригующее «чтобы никто не догадался».   

Хохмическая музыка
Оператором-постановщиком группы стал проверенный в деле Константин Бровин, с которым Гайдай снял уже три ленты («Пёс Барбос», «Самогонщики», «Деловые люди»).

Как известно, успеху фильма во многом способствует его музыкальное сопровождение. Над ним нередко начинают работать ещё задолго до съёмок первых кадров. Поскольку Гайдай всегда стремился к оригинальным звучаниям своих лент, он пошёл по тому же пути. Правда, композитора поменял.

Если до этого музыку к его комедиям писали сначала Hикита Богословский («Барбос», «Самогонщики») и Георгий Фиртич («Деловые люди»), то теперь за партитуру взялся 38-летний новатор Александр Зацепин, на которого Гайдай вышел случайно. В планах Леонида Иовича было вновь пригласить Богословского, но в дело вмешался коварный случай, да ещё и с участием «зелёного змия». Однажды режиссёр и композитор серьёзно выпили и стали выяснять отношения, чья доля успеха в совместных фильмах больше? Творцы разругались. Вот тогда-то Гайдай и вспомнил про Зацепина: «Саша музыку умеет хохмической делать... Использует всякие гуделки, свистульки, шипелки...». Первое время Леонид Иович испытывал некоторое предубеждение к новому компаньону. Бывало, не без ехидства режиссёр спрашивал композитора: «А эту музычку, поди, взял из другого фильма, где у тебя её не приняли? Халтурку мне толкаешь?». Hо потом недоверие улетучилось, и с тех пор этот творческий тандем стал неразлучным, просуществовав более 25 лет.

Владик – Ленин – Шурик
1 июня 1964-го начались кинопробы. В этот же день бдительное руководство «Мосфильма» спустило режиссёру указание – немедленно изменить имя главного героя: «Ни о каком Владике не может идти и речи...». Оказалось, что Владиками в то время нередко звали Владленов, а Владлен – это ж сокращённо Владимир Ленин! Гайдай с лёгкостью перекрестил Владика в Шурика, а от фамилии студента вообще отказался.

Очкарик по образу и подобию своему
Поскольку образ студента Владика-Шурика Гайдай писал с себя – и характер, и внешность, то и актёра подыскивал соответствующего. В одной только Москве он пересмотрел более полусотни кандидатов, среди которых были актёры, которые вскоре стали знаменитыми (см. фотопробы): №1. Олег Видов; №2. Всеволод Абдулов; №3. Евгений Петросян; №4. Валерий Носик; №5. Александр Леньков, а также Виталий Соломин, Евгений Жариков, Александр Збруев, Иван Бортник, Андрей Миронов...



В итоге худсовет остановился на кандидатуре Валерия Hосика. Рекомендованный режиссёру Hосик под выписанный Гайдаем образ явно не подходил. И тут в съёмочной группе кто-то произнёс фамилию молодого актёра Александра Демьяненко с «Ленфильма». Взглянув на его фото, режиссёр обнаружил внешнее сходство с собой (см. фото) и помчался в Ленинград на личные переговоры с Демьяненко. Оба остались довольны друг другом. А Носику досталась небольшая, но «сочная» роль студента-картёжника.

Как Шурик масть менял
Поскольку Гайдаю так страстно хотелось создать светлый (во всех смыслах) образ главного героя, актёра-брюнета перекрасили в блондина! Впоследствии Демьяненко с ужасом вспоминал, как в течение двух лет красили его беспощадно, безобразно, до волдырей на коже – красок тогда ещё не было, и тёмные волосы вытравляли гидропиритом. Боль при этом была ужасной. Искусство требовало от Демьяненко жертвы, и он нёс её стоически...

Про Федю-амбала сентиментального
На роль 15-суточника Феди пробовался по началу Владимир Семёнович Высоцкий. Потом Высоцкому предложили роль романтического прораба. И здесь ему не повезло – легендарный актёр и певец покинул проект.

Стать жлобом Федей предложили Михаилу Пуговкину. Однако его забраковал художественный руководитель 2-го творческого объединения «Мосфильма» Иван Пырьев, где велась работа над фильмом. Посмотрев пробы, он авторитетно заявил: «Для этой роли такая бандитская физия, как у Пуговкина, не годится!». 

В итоге Пуговкину досталась роль романтического прораба, а на роль верзилы Гайдай привёз из Ленинграда Алексея Смирнова, актёра, несмотря на свою грубую внешность, доброго, стеснительного, отзывчивого и любящего японскую поэзию. Амбалом Федей могли стать: Юрий Волынцев, Роман Филиппов и Станислав Чекан (актёры, впоследствии фигурировавшие в самых удачных лентах Гайдая).

Как Лида сниматься не хотела 
С выбором актрисы на главную женскую роль пришлось попотеть – кандидатур из числа студенток и молодых актрис было не менее двух сотен. Одна из них даже и не переживала. Во-первых, она толком не знала, кто такой Гайдай. Во-вторых, особого желания сниматься у девушки даже не было: подумаешь, короткометражка, да ещё комедийная! Ей же хотелось чего-то драматического, серьёзного, возвышенно-романтического. Звали девушку Наташа Селезнёва. Именно на улыбчивой, курносой, большеглазой симпатяшке и остановился Гайдай, несмотря на то, что у неё была серьёзная соперница на роль Лиды – молодая актриса Алла Будницкая (см. фото).

А когда студентка Щукинского училища Селезнёва прочла сценарий новеллы «Наваждение», желанием сниматься загорелась. Гайдай, помня о том, что Наталье придётся раздеться в кадре, таил некоторые сомнения в девушке: согласится ли? Понять режиссёра можно – в те целомудренные времена в СССР обнажиться женщине на экране даже до купальника было делом рисковым и почти шокирующим… Гайдай пошёл на уловку – незадолго до съёмок намеренно ляпнул: «Наташка, не знаю, стоит ли снимать тебя... Фигура-то у тебя как-то не очень...». Та немедленно вспылила: «Это у меня-то фигура не очень?!» и, скинув сарафан, осталась в одном купальнике. В результате в фильме её героиня разделась настолько естественно, что цензоры не усмотрели в этом ничего зазорного. Хотя от некоторых критиков впоследствии Гайдаю досталось...

Троица: Вицин, Никулин и Моргунов была утверждена ещё до всех актёрских проб.

Съёмки фильма «Несерьёзные истории», ныне известного как блистательная «Операция «Ы» и другие приключения Шурика», начались 27 июля 1964 года.

Табуретка Шурика. Да здравствует нафталин! Как удивляются собаки. Тайна номера тачки Бывалого. Расследование загадки легендарного «Паровоза», который «Постой!». Закидоны погоды, или Широка… Москва моя родная. Операция «Ы» и ленинская революция. Гонорары за фильм и забавные ляпы... Продолжение истории появления легендарного шедевра Гайдая – в следующей «серии» «Синескопа».

Часть II

Все материалы рубрики "Синескоп"


 

Сергей Балахнин,
режиссёр, киновед

Иллюстрации автора
«Читинское обозрение»
№2 (1486) // 10.01.2018 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

Введите число:*

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).