Кино, война, реальность без компьютера

Часть II


Часть I

…Мы продолжаем тему той эпохи «военного» отечественного кинематографа, когда при полном отсутствии компьютеров, отвечающих за визуальные спецэффекты, рождались шедевры с потрясающим реализмом, продолжаем разговор об истории железных «артистов» советских кинокартин – военной технике, а также секретах трюковых и комбинированных съёмок боёв ВОВ. Итак, о самых горячих и взрывных «парнях».

О «бабахнутых» «актёрах»
...Если проблема с «актёрами»–танками (нашими и вражескими) в советском кинематографе была с блеском решена, то с орудиями, прежде всего трофейными, ситуация, начиная ещё с 1960-х годов, и по сей день остаётся сложной. Причина: большинство настоящих немецких орудий вскоре после войны были отправлены на переплавку, единицы, что остались для съёмок фильмов, вскоре пришли в негодность, другие «разбрелись» по музеям и мемориалам. Поэтому в кино нередко можно видеть советские пушки с «немецкими» расчётами.

Надо заметить, что не всякое «игровое» орудие способно выдержать даже ослабленный заряд холостого выстрела. Поэтому стреляют в кино чаще всего при помощи пиротехнических патронов, соединённых с электрическим запалом и заряженных бездымным порохом. Стрельба такими патронами ведётся при съёмках кадров с крупными (до 3 метров) и средними планами (до 10-15 метров), а также сцен, снимаемых в темноте. Однако в ясную погоду, особенно зимой на фоне снега, стрельба холостыми с бездымным порохом не даёт нужного зрительного эффекта: едва видимая вспышка. В этих случаях бездымный порох заменяют дымным или смесью магния с азотнокислым барием.

Другая проблема киношных пушек – маломощные заряды не откатывают ствол назад, не подбрасывают орудие при выстреле. Здесь оружейники-пиротехники идут на различные ухищрения. Так, полную иллюзию боевого выстрела с отдачей можно добиться, залив в гаубичный ствол ведро воды. Но так способны «стрелять» орудия калибром свыше 122 мм. В остальных случаях приходится пользоваться устаревшими, но действующими орудиями послевоенного производства. При этом максимально «гримируя»: делают их закопчёнными, с вмятинами, царапинами, если надо, то и с пробоинами.

Результат «творчества» орудийно-миномётных и авиабомбовых «актёров» – поражающие кинозрителя взрывы различной мощности на местах сражений. Это сегодня российские кинематографисты нередко прибегают к относительно недорогой и абсолютно безопасной компьютерной графике. Вспомните, к примеру, помимо небольших настоящих, гигантский «цифровой» взрыв немецкой тонной авиабомбы на территории брестской крепости в одноимённой картине А. Котта. А в «золотую эпоху» советского военного кино, скорее всего, рванули бы настоящий боеприпас, максимально соблюдая, конечно, технику безопасности.

Что в кадре взрывается?
Для этой цели пиротехники изготавливали специальные заряды, оболочкой которых служил хлопчатобумажный или хлорвиниловый мешок. В него помещали взрывчатое вещество: дымный порох, аммонит, аммонал, динамон, тротил. Готовый фугасный заряд укладывали в заранее вырытую воронку. Концы электрозапала соединялись с проводами, идущими к пульту управления. Затем заряд засыпался просеянным, хорошо пылящим земляным грунтом, а, если надо, то прессованным снегом или комьями грязи и глины. В нужный момент взрыв в кадре «расцветал» во всей красе.

Лидерами по количеству взрывов в кино можно по праву считать фильмы «Горячий снег», «Батальоны просят огня», «Они сражались за Родину». В последнем было израсходовано пять тонн тротила (для сравнения: чтобы взорвать машину, достаточно всего двухсот граммов)! Однако чемпионом во взрывном киноделе является попавшая в книгу рекордов Гиннесса эпопея «Освобождение». В масштабной киновойне Ю. Озерова было поднято на воздух свыше 20 тонн взрывчатки!

Если требовалось наличие одновременно целого ряда взрывов, следующих один за другим в кадре, то пиротехники использовали две несложные методики: в первой вся замаскированная взрыв-начинка подрывалась несколькими «адскими машинками» вручную несколькими ассистентами. Вторая методика подрыва была более «филигранной» и отличалась большей чистотой «работы».

От всей этой взрыв-начинки тянулись замаскированные электрические провода-детонаторы. Вели они к пульту управления зарядами, гордо имеющемуся у заграничных пиротехников-коллег как Nailboard («нэйлборд»), что в дословном переводе означает прозаическое русское «гвоздистая доска». Советские киношники-пиротехники чаще называли своё нехитрое устройство просто «гвоздодёром». Собственно, весь «пульт» - это и есть обыкновенная деревянная доска с вбитыми гвоздями (см. фото). Каждый из них соединялся проводом с нужным набором зарядов. Ещё один гвоздок находился в руках пиротехника-оператора. Им он замыкал контакт, приводя в действие взрыватель и… Снималась вся эта «красота» всегда несколькими камерами (до десятка) и разных ракурсах, чтобы после монтажа зритель мог увидеть сцену со всех сторон.

В военных фильмах нередко приходится видеть, как люди подрываются на минах: на месте взрыва от поверхности земли отрывается клуб рассеянного дыма и пыли, в воздух летят земляные комья, а у основания взрыва вспыхивает пламя. Для имитации такого эффекта применяется «хитрая» смесь порохового заряда и аммонала с магнием и бертолетовой солью (именно последние дают вспышку и огонь).

«Актёры» «мелкого калибра»
Говоря о киносмертоносных «артистах», нельзя не упомянуть о «массовке», которая сопровождает каждый «военный» фильм: пулемётах, винтовках, автоматах, пистолетах.

Чаще всего стрелковое оружие являлось точной имитацией настоящего и, если требовалось, могло стрелять. Впрочем, советские кинематографисты нередко пользовались и вполне боеспособным оружием, которым щедро и безвозмездно снабжало Министерство обороны СССР. В таких случаях приходилось оформлять ряд специальных разрешительных документов. Копии личного стрелкового оружия могли быть не только металлическими, но и деревянными и даже резиновыми, а затем и пластиковыми.

Когда пуля не «дура»
Стрельба во время съёмок, как правило, ведётся холостыми патронами. Исключением можно назвать, вероятно, единственный фильм в мире, где по актрисе Елене Кузьминой стреляли... настоящими пулями! Это было в картине Михаила Ромма о советских военных разведчиках «Секретная миссия» (1950 г.). Поскольку технические возможности цеха комбинированных съёмок студии не давали нужного «пулевого» эффекта, а время, отпущенное на производство фильма, поджимало, режиссёр пригласил на съёмки снайпера-фронтовика.

Елена Кузьмина, исполняющая одну из главных ролей в фильме – офицера гестапо Марты Ширке и советской разведчицы Марии Глуховой, дала соответствующую подписку, и вскоре настоящие пули засвистали вокруг мужественной актрисы, «мчащейся» в декорации студии «Мосфильм» в автомобиле «Опель». Снайпер стрелял так метко, что когда шесть пластиковых лобовых стёкол авто, после съёмок шести опаснейших дублей, сложили вместе, пулевые отверстия сошлись один к одному (см. фотоиллюстрацию).

…и патрон «не дурак»
Модели автоматов, винтовок, пистолетов стреляют небольшими пиротехническими патронами. По ходу сюжета фильма может завязаться ближний бой, и тогда актёрам нередко приходится стрелять в упор. В таких случаях заряд патрона уменьшают, порох заменяют пороховой мякотью в количестве 0,5-1 граммов. При этом часть тела актёра, на которую направляется ствол оружия, защищается спрятанным под одеждой толстым куском кожи, резины или пластинкой из жести.

В сценах с «обычным» попаданием «пули» в тело используются пиротехнические имитаторы (киношники называют их «посадками»). Они установлены на специально подготовленные на теле броневые пластинки с резервуарами, заполненными веществом, похожим на кровь. В зависимости от видов оружия (пистолет, пушка, крупнокалиберная винтовка или картечь) используются разные по площади посадки.

Водяные, прыгающие…
Все видели не раз, как в фильмах пули молотят по поверхности воды. Чтобы создать такой эффект, используют электродетонаторы в бумажных гильзах, пропитанных парафином, которые затем погружают на необходимую глубину и в нужный момент «стреляют» при помощи системы тонких проводов. Эффект удара пули об воду идеален, а зритель даже не догадывается, что «шарахнуло» на самом деле под её поверхностью. При съёмке крупных планов детонаторы «бьют» с глубины 30-35 сантиметров, общих – с 15-20.

…и трассирующие
Одними из эффектных сцен кинобоя смотрятся те, где огненными полосами вспарывают пространство трассирующие пули. Съёмка таких пуль производится на войсковых стрельбищах с использованием для этого крупнокалиберных пулемётов, ведущих огонь боевыми патронами. Этот же эффект может имитироваться с помощью световой конструкции в павильоне, как правило, в ночных сценах.

А теперь с поля боя – в воздух!
…Об этом уже в третьей части нашего рассказа – о комбинированных, трюковых съёмках в фильмах о войне и о тайнах работы крылатых «актёров».


Все материалы рубрики "Синескоп"

 


Сергей Балахнин,
режиссёр, киновед

Иллюстрации автора
«Читинское обозрение»
№25 (1613) // 17.06.2020 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).