С марафоном по осени

Часть I


Октябрь. Пронзительная синева неба, сменяемая зябкой серостью ненастья, и безнадёжно жухлая листва под ногами. С утра бежим на работу, вечером – по магазинам, домой, к семьям, телевизорам, компьютерам... А завтра будет то же самое... И послезавтра... Рутина осенних будней и забот. Бесконечный бег миллионов мужчин и женщин по осени не только года. Марафон. Сегодня самое время рассказать историю появления самой знаменитой «осенней» и любимой уже не первым поколением зрителей картины «Осенний марафон»... Побежали!

В авангарде «бега»
Первый, кто ударился в «забег», был его автор – Александр Володин, штатный драматург и сценарист студии «Мосфильм», уже отметившийся фильмами, которые стали впоследствии классикой: «Звонят, откройте дверь», «Дочки-матери», «Смятение чувств». В 1978 году Володин написал новый сценарий и носился по студии, предлагая «драматическим» режиссёрам его поставить. Но едва прочтя странную историю доброго, талантливого, но «бесхребетного» 46-летнего мужика, разрывающегося между двумя женщинами с не менее странными второстепенными персонажами, сразу отказывались... И жанр был непонятный: то ли комедия, то ли мелодрама, в которой ко всему прочему ещё и обличается пагубное пристрастие к высокоградусным напиткам... В общем, не разбери чего. Да и название сценария тоже не способствовало творческому энтузиазму.

«Горестная жизнь плута» 
Именно так именовалась новая работа Володина, а её главного героя сценарист писал отчасти с себя, поскольку находился в этот период жизни в похожей ситуации. «Бузыкин – это я», – не раз заявлял драматург.

Кроме личной творческой незаинтересованности режиссёров, была ещё одна причина нежелания снимать кино по такому сценарию – во второй половине 1970-х «Мосфильму» требовались приключения, фантастика, боевики про «голубых беретов». Короче, что-нибудь остросюжетно-динамическое, но никак не «разбери чего» мелодраматическое. В конце концов, Володин «докатился» до мосфильмовского отделения комедийных фильмов. «Шабаш! Хватит! Пусть будет вместо мелодрамы комедия. Хоть работа не пропадёт...» – решил сценарист и толкнул дверь кабинета. Начальником творческого объединения комедийных фильмов уже третью неделю был режиссёр Георгий Данелия. С опаской писатель подал «Плута».

«Бузыкин – это я», – уже во время работы над фильмом заявил режиссёр, переживая такие же метания в личной жизни, что и главный герой...

Тогда же, в июле 1978-го, Данелия даже не собирался снимать картину. Поставить фильм он порекомендовал двум молодым режиссёрам: Юрию Кушнерёву и Валерию Харчеву. Сценарист отверг эту пару: ребята маловато сделали в кино. Тогда Данелия договорился с Павлом Арсеновым («Смятение чувств», «С любимыми не расставайтесь», в середине 1980-х – «Гостья из будущего»), и тот согласился. Через некоторое время Володин пришёл забирать сценарий из объединения. Расстроенный драматург заявил, что с кино больше иметь дела не желает. Как выяснилось, он случайно встретился с Арсеновым и понял, что фильм тот снимать не собирается.

Володин так разозлился на киношников, что решил сделать из сценария пьесу для театра. «Жаль, – сказал Данелия. – Сценарий-то хороший. Могла получиться отличная картина». «А чего ж тогда сам-то не снимешь?» – проворчал Володин. Режиссёр подумал: «А действительно, почему?». И решился. Правда, сценарию не поздоровилось. Многое пришлось переписывать, делать из мелодрамы комическое. Но Данелия увлёкся. В начале сентября 1978 года на обложке сценария «сияла» печать «Утверждён к запуску в производство».

Интеллигентный бабник!

На главную роль слабохарактерного и любвеобильного эгоиста Андрея Павловича Бузыкина претендовали: Александр Калягин, Леонид Куравлёв, Николай Губенко, Станислав Любшин и ещё около полусотни актёров. Каждый «Бузыкин» был хорош по-своему, но требовался «интеллигентный бабник». 


В итоге выбор был совершён благодаря... самоуправству. Ассистент режиссёра Елена Судакова на свой страх и риск пригласила из Ленинграда Олега Басилашвили, даже не предупредив шефа... Ситуация вышла, по словам Данелии, идиотская. Он сидел в своём кабинете. Тут заходит Басилашвили: «Здравствуйте, я приехал на пробы». Данелия, чтобы не обидеть актёра, растерянно произнёс: «Да-да, пожалуйста...». И обращаясь к ассистентке, незаметно помахал ей кулаком. Камеру достали, включили свет, актёр сказал несколько фраз... Данелия хотел решительно отказать Басилашвили – уж больно Олег Валерианович казался вальяжным и пафосным.

«На машине я подвёз Олега до Покровских ворот, – воспоминал Данелия. – Распрощались, он вышел из машины, а я по привычке посмотрел в зеркало заднего вида и обомлел: Это совсем другой человек! Кепка у него набок съехала. Грустный такой, нерешительный, дорогу перейти не может: рыпнется вперёд – и тут же назад. Ну, Бузыкин же натуральный! Я позвонил Судаковой: всё, берём Басилашвили. «Я так и знала», – ответила она. Оказывается, Лена сказала Олегу, что я обязательно посмотрю на него, как только он выйдет из машины. В этот момент Басилашвили и сыграл Бузыкина. Так они меня и надули...».

Эн. Е., Варвара, алкоголик-патриот и Алла
Эн. Е. – Нина Евлампиевна Бузыкина (в жизни актриса Наталья Гундарева) на съёмочную площадку явилась со сценарием, который весь был исчёркан точными оценками и замечаниями. На что Данелия ядовито отреагировал: «Если вы захотите снять фильм, я вам эту возможность предоставлю в своём объединении. Вы же законченный, закоренелый режиссёр».

«Бузыкин – это... не я, но... я переживаю тоже, что и его жена», – могла сказать во время знакомства со сценарием фильма о своей героине Гундарева, ибо муж актрисы метался так же, как и герой «Марафона».

Галине Волчек, утверждённой на роль бездарно-хамоватой, прокуренной в доску, явно «поддающей» переводчицы Варвары, Данелия позволил даже произносить в картине текст «от себя» (знаменитое хрипатое: «Бузыкин, хочешь рюмашку?»). Уже после выхода «Марафона» к Галине Борисовне подходили зрители: «В жизни вы такая приятная. Что же режиссёр в кино из вас такое страшилище сделал?».

«Бузыкин – это... не я, но... переживаю тоже, что и его Эн. Е.», – грустно могла сообщить Галина Волчек, когда ей стало известно, что её первый муж, актёр Евгений Евстигнеев, погуливал на стороне...

Евгений Леонов был «прикреплён» к фильму ещё на стадии написания сценария. По задумке режиссёра Леонов должен был сыграть соседа Аллы (роль досталась Николаю Крючкову), но потом Данелия предложил актёру воплотить более колоритный образ алкоголика-патриота Харитонова.

Марину Неёлову Данелия увидел случайно в режиссёрской дипломной работе одного из своих студентов, который был её мужем. Играла Марина работницу метрополитена. «Девчонку надо обязательно снимать», – подумал тогда Данелия.
«Бузыкин – это... не я, но... образ его возлюбленной – это я», – могла утверждать Неёлова.

К моменту съёмок «Осеннего марафона» актриса переживала такую же ситуацию, как и её героиня – машинистка Алла. Поэтому ей хотелось в первой же сцене сыграть всю несчастную судьбу героини. Режиссёр пытался её сдерживать. Наметился конфликт. Дело дошло до того, что общаться им приходилось через сценариста Володина: «Скажи этой артистке играть так, как мне надо, а не так, как она хочет». «Я попробую выполнить дурацкие требования режиссёра, раз у нас в съёмочной группе такая диктатура», – отвечала через Володина Неёлова. Так они проработали месяц. Потом, правда, подружились.

Немец в порядке бреда
Курьёзом и проблемами обернулись поиски кандидатуры на роль коллеги Бузыкина – иностранного переводчика Хансена. Своего знакомого журналиста из ФРГ Норберта Кухинке предложил Данелии, как он сам говорил, «в порядке бреда» его приятель Юрий Кушнерёв. Он привёз немца на машине к «Мосфильму» и вытащил на улицу «курнуть». Данелия рассмотрел волосатого иностранца и в восторге подошёл к машине... Так господин Кухнике, корреспондент престижных журналов «Шпигель», «Штерн», и попал в съёмочную группу «Марафона». Но проблемы с «интуристом» (и какие!) только начинались...

P.S. «Бузыкин – это... точно не я!» – всегда подчёркивал Басилашвили, ибо до, во время и после съёмок фильма был примерным семьянином, не изменял жене и был далёк от той лжи, в которой погряз Бузыкин. Актёр не мог взять в толк, почему его герой так мучается. Да и вся история казалась надуманной. И только через несколько лет Басилашвили многозначительно поведал Данелии: «Я только сейчас начал понимать, про что мы сняли кино...».

Негр в «Марафоне», грибы и фильм ужасов! «Хорошо сидим!» – правда об «алкачах», «трезвиватэлях» и «ходоках». Как Данелия был «фашистом», «подлецом» и новый жанр изобретал. Этот страшный забег-побег в Швецию! Другой финал: не вошедшая в фильм запрещённая сцена. «Марафон» и... «нобелевка». До встречи во второй части нашего синескоп-марафон-забега!

Все материалы рубрики "Синескоп"

 


Сергей Балахнин
режиссёр, киновед
Иллюстрации автора

«Читинское обозрение»
№41 (1369) // 14.10.2015 г.


Вернуться на главную страницу

 

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).