На заповедных берегах

Корреспондент «ЧО» побывал на самом южном острове России – острове Фуругельма


Начну, пожалуй, с дикой свиньи. Её судьба драматична, от женской её доли веет горькой полынью. Участь кабанихи решали на федеральном уровне, а драма разыгралась в Приморье, на самом южном острове нашей страны – острове Фуругельма в заливе Петра Великого Японского моря. Туда мне удалось попасть во время участия в Школе экологической журналистики «Живая тайга».





Загадка Афродиты

История тянется уже лет восемь. Однажды на берег заповедного острова Фуругельма (назван в честь Ивана Фуругельма, адмирала, военного губернатора Приморской области), будто «родившись из пены морской», вышла кабаниха – чисто Афродита. В ступор впали все – учёные, инспекторы Дальневосточного морского заповедника (остров входит в его состав): как она смогла преодолеть пятикилометровый залив между материком и островом? Пока думали-рядили, кабаниха, отряхнувши бока от солёной воды, блаженно хрюкнув, отправилась осваивать территорию.

К возмущению инспекторов, кабаниха повела себя по-свински: мало того, что явилась сама, так ещё и принесла в подоле двух полосатых милых кабанчиков. И тут невольно задумаешься: что же подвигло её отправиться в дальнее плавание? Несчастная любовь с безответственным отцом ребятишек? Желание растить потомство в безопасной и чистой среде? Сбежала с какого-либо плавсредства при перевозке? А, возможно, она, как и всякая женщина, решила радикально изменить свою жизнь (новая причёска в этом ей не помогла, очевидно). Загадка Афродиты загадкой и осталась.

Освоившись, молодая мать решила, что питаться она теперь станет исключительно птицами-краснокнижниками, яичными кладками, птенцами. А остров богат на пернатых. Птичьи базары на Фуругельме фантастические.

Новоиспечённая хозяйка острова разошлась. Учёные стали писать депешу в Москву о её бесчинстве: запросили разрешение на то, чтобы применить к Кабанихе расстрельную статью. В Первопрестольной вскинули брови: как это – в заповеднике кого-то убивать? Но поняли, что Афродита наносит большой урон, после просмотра фотоулик. Дали добро стрелять.

Но умудрённую жизненным опытом свинью голыми руками было не взять. Инспекторы заповедника не смогли даже зачитать «преступнице» приговор, а вот двое её детишек всё-таки пошли на мясо (мать не сберегла их). Решено было позвать бывалых охотников с собаками. Псы было ринулись по следу кабанихи, да не тут-то было – кругом непролазные заросли островного кустарника. Так и гуляет кабаниха по острову в своё удовольствие, бездетная, одинокая, несчастная...



Материнское горе всё же заставило свинью пересмотреть своё поведение – она перестала разорять гнезда, есть птицу (ну, конечно, редко срывается, как и все женщины на жёсткой диете). Инспекторы её не трогают, разрешив дожить до глубоких седых щетинок на заповедной земле.

Маленькая Дрянь
Бояться свинье некого, ведь на острове нет крупных животных. Однако фауна здесь более чем разнообразна. На водной территории заповедника можно увидеть тюленей Ларга, на суши водятся мышки, енотовидная собака, лисица, колонок. Где-то в травах бесшумно передвигаются японские ужи, узорчатые полозы. В обитатели острова и в список заповедных животных Фуругельма можно включить и... Маленькую Дрянь семейства кошачьих.

Голубоглазая полусиамская бестия поселилась на кордоне давно и тоже стала утверждать свои порядки. Умудрилась кисонька испортить отношения со всеми инспекторами. Любительница тёплых местечек непременно дождётся, когда место на кровати будет нагрето человеком, и с особым цинизмом заставит его подвинуться. Ей же нужно греть свои лоснящиеся бока! Это будет продолжаться, пока совсем не «выкурит» с кровати. Её, конечно, в глаза считают полноправной хозяйкой кордона, а за глаза ругают на чём свет стоит.

Однажды сердобольные инспекторы пожалели кошку, доставили на остров жениха. Своенравная Дрянь стала отбирать у него еду, стала играть на нервах мужчины, отбивая хвостом на его носу горячее танго. Мужчина, не выдержав, покинул остров. Тогда решили свозить Дрянь на случку. Но и тут она оправдала своё имя: выпрыгнула на полной скорости катера в глубокое море. Сотрудник заповедника, фотограф и дайвер Александр Ратников собственноручно помыл её в пресной воде и отпустил с Богом. Больше устроить личную жизнь кошки никто не берётся.

Собачка, живущая под водой
Инспекторы заповедника охраняют морских обитателей. Браконьеры сюда захаживают, чтобы добыть трепанга или гребешка (когда-то, говорят, японские гребешки здесь были размером со среднюю сковородку). Здесь водятся огромные камчатские крабы, морские ежи, попадается и рыба-луна, ёж-рыба, летучие рыбы, японская мохнатоголовая собачка (рыба такая), водятся колючие акулы катран. Вольготно живёт в окрестностях острова кит малый полосатик, дельфины, загадочный сейвал и другие. Для забайкальцев такая заповедная морская фауна – диковинка.



Экскурсовод Александр Куликов, ведущий нас по тропе, вспомнил, что в 20-х годах прошлого века в Китай отсюда вывозилось 10 миллионов штук сельди в год. Но потом рыба резко ушла из этих мест, а на смену ей прибыла сардина иваси, которую, поговаривают, можно было черпать вёдрами. В 40-х годах похолодало, и иваси, блеснув чешуёй, покинули Приморье.

До создания заповедника на острове Фуругельма пробовали разводить голубых песцов, для этого даже создали звероферму. Однако фермеры просчитались – не учли запасливость, прожорливость, жадность и тягу к воровству песцов.

– Кормили их чайками, но те во второй половине лета улетали с острова. Песцов начали кормить нерпой, и та вскоре ушла. Для зверей ловили рыбу, стреляли бакланов. Ничего не вышло, – рассказывает Александр.

Кстати, это провальное мероприятие описал Михаил Пришвин (писатель посетил остров в 31-м году) в произведении «Олень-цветок».

Двоечники
Весьма знамениты птичьи базары на Фуругельме. Инспекторы отмечают на острове почти 400 видов птиц, такого в Приморье больше нигде нет. Здесь существует самая крупная в мире колония чернохвостных чаек. И, если подобраться ближе к поселению, то поймёшь, что громкость зенитной установки – ничто в сравнении с криком птиц, глушащим все звуки в округе. Особая гордость заповедника – желтоклювая цапля, малая колпица (редчайшие птицы мировой фауны, включённые в Красную книгу МСОП). Остров Фуругельма – единственное место в России, где эти птицы гнездятся. Благодатными стали острова заповедника (тоже единственное место гнездования в России) и для тупиков-носорогов, очковых чистиков и прочих пернатых наших собратьев.



Вблизи удалось увидеть только бакланов, которые сушили свои прекрасные крылья на небольших скальных выступах, и так называемых двоечников. Кто это? Это горемыки, которые сразу запали в душу.

Когда мы шли по тропе, то и дело замечали мёртвых, полуживых чаек, некоторые бодро припускали от нас в кусты. Таких птиц инспекторы называют двоечниками. Чернохвостых чаек, по примерным подсчётам сотрудников заповедника, около 60 тысяч, и природа эту численность регулирует. Александр Куликов пояснил, что в каждом выводке есть птенец, который не может летать, отсюда неумение добывать себе пищу в достаточном количестве. Чайки-двоечники вынуждены быть домашними курицами, обречёнными на верную гибель. Объяснить, почему так происходит, инспектор не смог, сказав только, что иногда так задумано природой. Никто никогда этих птиц не спасал – слишком их много, да и кому это делать? Естественный отбор в действии...Ты понимаешь, насколько он страшен, когда видишь повисшую на траве птицу, умершую от голода...

ДНС
Рассматривая заросли дубов, тисов, пихты, ясеней, рододендрона (гораздо пышнее, крупнее нашего багульника), вишни и других непривычных растений, увидела кирпичную печную трубу, спрятавшуюся в густой зелени. Оказывается, на острове в 1939 году появилась 130-миллиметровая батарея № 250. Тому причина – бои у Хасана в 38-м. Именно эта батарея в августе 45-го приняла участие в боевых действиях. С Фуругельма били по Квантунской армии. Артиллерийские установки батареи сохранились до сих пор, дальность их огня – 25 километров. Железные махины давно стали местом, где то и дело присаживаются отдохнуть пернатые обитатели острова. Батарею расформировали ещё в 60-х. Кроме пушек, о гарнизоне напоминают руины домов. Например, ДНС – дом начальствующего состава, скелет которого торчит из зелени.







По воспоминаниям Валентины Беляевой, жены командира батареи в 50-х, можно понять, что кроме домов на острове была пекарня, баня, землянки. Семья командира Беляева жила как раз в двухэтажном доме. На первом этаже располагались матросы, а во втором подъезде матросская кухня, склады, санчасть.

Женщина вспоминает цунами, которое наделало бед. Рухнуло оно на остров как раз в то время, когда было завезено 180 тонн угля, и 12 тяжеленных снарядов для пушек, каждый в отдельном ящике. Матросы всё с корабля выгрузили с большим трудом в ста метрах от воды только к вечеру. С заходом солнца выставили караул и разошлись. Ночью явилось к этим берегам цунами и слизало уголь, снаряды в море. Снарядов удалось найти только три.



Есть на Фуругельме могила красноармейца Николая Единцова, о котором никому не удалось найти сведений. Ему было всего 22 года от роду, умер он в 39-м. И вовсе не в сражениях, а, скорее всего, во время возведения береговой батареи, которая как раз строилась. Остров для него стал последним пристанищем.



Призрак неверной жены
На острове в тысячный раз удалось убедиться, что инспекторы заповедника те ещё выдумщики, любящие всякие розыгрыши. Не обошлось без шуток и на Фуругельме, да так, что теперь шутка – местная легенда.

Приехали как-то на остров две молодые «биологини». Любопытные до ужаса. Заинтересовали их руины ДНС на склоне над бухтой Западная. Александр Ратников возьми да расскажи им душераздирающую историю о любви офицерской жены и красавца-лейтенанта. Произошла измена. Маленький остров не смог укрыть большую страсть – муж всё узнал и пустил из табельного оружия пулю в неверную жену, а сам повесился. Вскоре батарею вывели с берегов Фуругельма, но забыли забрать призрак изменницы, который ходит теперь в ночной рубашке по второму этажу дома.

«Биологини» с заявлением, что призраков в природе не существует, отправились ночью в дом, чтобы это доказать. В качестве доказательства, что были в доме, пообещали принести кирпич или дверную ручку. Выпив по бокалу вина, ушли без фонаря.

Боевые девчата неслись обратно к кордону, обгоняя скорость света, звука и собственные мысли. На втором этаже они, и правда, увидели двигающийся силуэт.

Пока их успокаивали, к костру присоединился Ратников, спокойно рассуждающий, как же сложно передвигаться без фонаря по второму этажу ДНС.

В продолжение темы любви, точнее – её результатов, наш проводник поведал ещё одну местную легенду. В метрах трехстах от белого пляжного песка бьёт родник с пресной водой, стылой и вкусной. Александр Куликов назвал родник «Родник решения всех женских проблем». Усевшись на бревно, он начал рассуждать: «Известно, что у женщин, в отличие от мужчин, жизнь полна проблем. Две из них значительные: это забеременеть, и другая – не забеременеть. Этот родник решает первую. Женщины беременеют, а вот дети похожи на наших добросовестных инспекторов. И случаи такие были». Выпила воды и наша группа, захватив с собой пару запотевших бутылок. Пока о беременности никто не сообщил.

Остров мечты
Вот такой он – остров Фуругельма, божественный и заповедный. Попасть на него, конечно, можно, но только по путёвке, которая стоит не так уж мало (5300 рублей с человека). Время посещения ограничено до четырёх часов, добираться надо на катере 40 минут по воде, но, чёрт возьми, оно того стоит!



Все материалы рубрики "Темы"

 


Ольга Чеузова
Фото Валерия Малиновского
«Читинское обозрение»
№36 (1468) // 06.09.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

Введите число:*

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).