«Освобождение»

Часть III


Часть I
Часть II

Завершаем рассказ о съёмках самого грандиозного за всю историю мирового «военного» кинематографа фильма-эпопеи советского мастера-кинобаталиста Юрия Озерова «Освобождение», отмечающей 50 лет со дня появления первого фильма.

Боевая техника
Эпопея была совместным производством пяти стран, но львиная доля расходов выпала на страну-победительницу в прошлой войне – СССР. Никаких компьютерных технологий не было и в помине, поэтому все поля сражений предстояло воспроизводить на съёмочных площадках в натуральную величину и в натуральном масштабе.

Учебно-тренировочные самолёты Як-18 приспособили для «ролей» советских истребителей, а чешские учебные Zlin Z-526 неотличимо «загримировали» под немецкие «Мессершмитты».

Что же касается танков, с нашими Т-34 больших проблем не возникло – они ещё состояли на вооружении советской армии. Гораздо хуже оказалось с немецкой бронетехникой: «тиграми», «пантерами», «фердинандами»... Нашлось всего несколько единиц, да и те были не на ходу, а уж о стрельбе говорить не приходилось. Тогда один из кураторов «Освобождения» – маршал СССР Родион Рокоссовский приказом для съёмок выделил дополнительно 150 танков Т-34 и несколько десятков бронетранспортёров. Мастера «Мосфильма» принялись «гримировать» технику жестью, фанерой, красить во «вражеские» цвета и рисовать немецкие кресты. На общем плане тяжёлая техника смотрелась отлично, но на крупном... Бутафория «крупнокалиберно» била по глазам. И тогда на Львовском ремонтно-механическом заводе были построены в металле десять «тигров», восемь «пантер» и пять артиллерийских самоходок «фердинанд». Эти машины могли вести огонь не только холостыми, но и боевыми зарядами и передвигаться со скоростью не менее 10 км/час. После «Освобождения» техника ещё многие годы снималась в десятках картин о войне.

Одежда. Экипировка
Озеров требовал максимальной достоверности. Так, мундир Иосифа Виссарионовича Сталина изготовил портной, который шил мундиры самому Сталину. Советское обмундирование было взято со складов. Немецкие мундиры, за неимением оригинальных, пришлось изготавливать пошивочному цеху «Мосфильма»: заказывали специальное немецкое сукно, красили в нужные цвета, кроили, шили.

Ордена и медали: советские, немецкие, иностранные и прочую фурнитуру (нашивки, пуговицы, эмблемы, погоны и т.д.) – сотнями, а то и тысячами изготавливали на разных предприятиях страны.

Каски
Больше всего хлопот из всех экипировочных «мелочей» было с ними. Металлические, которые использовались до этого во всех «военных» фильмах советского и зарубежного производства, не годились: при таких масштабах и времени съёмок они оказались (в первую очередь – немецкие) слишком тяжёлыми. И тогда вспомнили: снимая «Войну и мир», Сергей Бондарчук заказал пластмассовые кивера для солдат. Опыт пригодился: в «Освобождении» сотни людей снимались в пластмассовых касках солдат вермахта.

Любопытный факт: в съёмках было снято более 3 тысяч советских военнослужащих.

Съёмки. Опасная натура
В середине августа 1967 года начался активный период работы над «Освобождением» – съёмки первых фильмов эпопеи «Огненная дуга» и «Прорыв». Озеров, следуя принципу «снимать точно там, где проходили события и сражения», выехал с группой под Курск, где в июле 1943 года проходило грандиозное танковое сражение. И вдруг непредвиденное – кинематографистам запретили снимать! Оказалось, проводить съёмки в этих местах смертельно опасно – в здешней земле с войны осталось большое количество неразорвавшихся снарядов. Они могли легко детонировать от пиротехнических эффектов или прохождения тяжёлой военной техники. Пришлось перебазироваться в Киевскую область, где в степи на участке в несколько сотен гектар соорудили боевые укрепления нашей и вражеской армий. Здесь снимали и Курскую дугу, и форсирование Днепра, и освобождение Киева.

Режиссёр-генерал
Основной сюжет первой серии «Огненная дуга» был ограничен и подчинён Курской операции – жестокому танковому сражению под Прохоровкой 12 июля 1943 года. Для этого под Киевом, у села Ходасивка, была подготовлена огромная съёмочная площадка. Специальные окопные машины покрыли поле сетью глубоких траншей общей протяжённостью почти в 30 км!

Съёмочный центр представлял собой настоящий командный пункт, где находились режиссёр-постановщик, оператор с ассистентами, военные консультанты и командиры подразделений всех родов войск. Здесь через рации сходились все нити управления боем. И тут же главная ответственность за координацию действий всех родов войск ложилась на плечи «генерала» – режиссёра Озерова.

Как стрелять и чем тушить?
Во время кинобоёв приходилось решать множество технических проблем. К примеру, как быть с современным орудием, «загримированным» под то, что применялось во время войны, но которое после выстрела не давало отката? Эту проблему решил инженер-конструктор трюкового реквизита «Мосфильма» Владимир Смирнов – он просто у орудия предложил слить тормозную жидкость. Была и другая проблема – как зажечь, а потом быстро потушить танк? И с этой кинобоевой задачей Смирнов справился – в танк поставил газовый баллон, выведя горелки на броню, и водитель сам регулировал высоту пламени.

Боеприпасы
За все пять фильмов «Освобождения» было поднято на воздух в общей сложности свыше 20 тонн взрывчатки! Это является до сих непревзойдённым рекордом в мировом «военном» кинематографе.

Для справки: чтобы взорвать машину, достаточно всего 200 г взрывчатого вещества!

Первый «блин» комом?
В мае 1968 года съёмки первого фильма эпопеи были завершены. Смонтированную полуторачасовую картину в конце июня первым увидел генерал С.М. Штеменко. Отозвался неплохо. Следующими картину увидели министр обороны Гречко с Епишевым. Оба сидели недовольные и мрачные. Затем молча встали и уехали. После этого картина... легла на полку и пролежала там до лета 1969 года. В течение этого времени Озерову пришлось переделывать её четырежды. Съёмки второй части эпопеи «Прорыв» велись параллельно вместе с первой.

Первый триумф
В 1969 году «Огненная дуга», прорвав все личные амбиции некоторых представителей советского генералитета, была снята с «полки» и одновременно со второй частью «Прорыв» прорвалась на экраны. Во время премьер в залах кинотеатров не раз раздавались аплодисменты. Вскоре обе ленты отвезли в Париж и Токио, где они прошли с оглушительным успехом. Весь 1969 год Озеров занимался съёмками третьей части эпопеи «Направление главного удара». Рассказывала она об операции 1944 года «Багратион» в Белоруссии и освобождении территории СССР.

Озеров атакует Берлин
Работу над финальными картинами эпопеи «Битва за Берлин» и «Последний удар» Озеров начал весной 1970 года на территории Польши, ГДР, а затем и в Берлине. В апреле 1970-го в столицу ГДР прибыл целый эшелон съёмочной и военной техники. Началась работа по реконструкции одного из центральных районов Берлина – старые строения планировалось снести, а на их месте возвести современные здания. Уже в мае-июне мирный Берлин гремел взрывами, лязгом гусениц, пулемётно-автоматной трескотнёй и криками «ура!»

Поскольку главный символ фашистской Германии – здание Рейхстага – был расположен во «вражеской» части города – в Западном Берлине, что находился под протекторатом США, Великобритании, Франции, то кинематографистам пришлось пойти на хитрость. «Рейхстагом» стал полуразрушенный берлинский собор: фасад и парадная лестница очень на него походили. Штурм снимали на трёх разных объектах: атаку снаружи – в Берлине на входе в старый собор, бои внутри Рейхстага – уже в Москве в павильонах «Мосфильма», сражение наверху, включая крышу, – вновь в столице ГДР (берлинском Доме техники). Чудо монтажа собрало всё воедино, и зритель увидел потрясающе реальный финальный бой.

Высшие чины недовольны
В конце 1971 года финальные картины эпопеи были полностью готовы к выходу на экраны. Вновь первыми оценивать гигантскую работу Озерова начали военные – министр обороны СССР, маршал Гречко и генерал Епишев. И вновь крайнее недовольство и жесточайшая критика. Пять (!) раз Озерову пришлось переделывать третий фильм «Направление главного удара», «Битву за Берлин» – трижды.

Когда режиссёр пожаловался Георгию Жукову, тот ответил: «Ничего я с ними не могу сделать… Генералы в кино хотят выиграть все сражения, которые они прос…али во время войны». В отличие от военных, правительство и политбюро СССР полностью одобрило работу Озерова.

Победа «Освобождения»
К 25-летию Дня Победы в 1972 году финальные картины эпопеи были показаны на всесоюзном кинофестивале в Тбилиси, где получили главный приз. Грандиозные премьеры «Освобождения» прошли в 115 странах. Кинопобеду Юрия Озерова только за один год увидело почти полмиллиарда зрителей планеты!

Всю оставшуюся жизнь режиссёр посвятил съёмкам масштабных военно-исторических лент (циклы: «Солдаты свободы», «Битва за Москву», «Сталинград» и т.д.)

«...Про войну снимать будут всегда. Мужчинам нужны военные игры и военные зрелища», – любил говорить режиссёр. Ныне остаётся добавить: нужна и правда о той великой войне и её героях – великих советских людях великой державы.

Все материалы рубрики "Синескоп"

 


Сергей Балахнин,
режиссёр, киновед

Иллюстрации автора
«Читинское обозрение»
№18 (1502) // 02.05.2018 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

Введите число:*

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).